Новости

26.02.2008 04:30
Рубрика: Власть

Следствие особой важности

Александр Бастрыкин: возбуждено более тысячи дел по фактам коррупции

Всего за месяц руководителю Следственного комитета при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину пришлось отчитываться о работе своего силового ведомства дважды. И каждый раз отчеты были, что называется, резонансными.

Некоторые СМИ поспешили заявить: между Генпрокуратурой и Следственным комитетом растут противоречия. Другие считают, что на Бастрыкина начали атаку некоторые vip-чиновники и ведомства, в работе которых следователи обнаружили серьезные нарушения законов. Что из этих предположений - вымысел, а чему можно верить? Как на такой волне общественного внимания работает Следственный комитет? Об этом в эксклюзивном интервью корреспонденту "Российской газеты" рассказал его руководитель Александр Бастрыкин.

Российская газета: Александр Иванович, вашу деятельность комментируют все кому не лень. И одобрительно, и критично. Нейтральных оценок нет. Но все-таки у вас есть разногласия с руководством Генпрокуратуры?

Александр Бастрыкин: Давайте сразу расставим все акценты в этом вопросе: нет у нас никаких разногласий с руководством Генпрокуратуры. И об этом четко заявил на последнем заседании коллегии Генеральный прокурор Юрий Чайка. Мы вместе решаем общие государственные задачи, и конкуренции между нами нет.

Есть проблемы в отдельных правовых и организационных вопросах, но ведь они постепенно решаются, как говорится, на основе сотрудничества и взаимопонимания. И надо сказать спасибо руководству Генеральной прокуратуры РФ за помощь в непростой период становления Следственного комитета при прокуратуре РФ.

РГ: Как вы оцениваете работу своих подчиненных?

Бастрыкин:  Я не собираюсь дистанцироваться от них, от их проблем. Следственный комитет должен работать как единый сложный механизм. И я стремлюсь собрать единомышленников, профессионалов, а главное - честных сотрудников. И буду продолжать это делать, хотя кое-кому это не нравится. И все оценки работы моих подчиненных (и положительные, и отрицательные) в полной мере отношу и к себе. Плохо сработали наши следователи, значит, были какие-то ошибки и в руководстве процессом расследования, в организации деятельности наших подразделений.

РГ: Есть ли основания для упреков в том, что расследуется мало уголовных дел?

Бастрыкин: Есть статистика. Конечно, цифры - вещь довольно сухая и за ними порой трудно разглядеть труд наших следователей. Но тем не менее с самого начала работы Следственного комитета в производстве наших следователей было свыше 87 тысяч уголовных дел. Среднемесячная нагрузка на следователя в целом по России составила почти три дела. За это время окончено производством свыше 38 тысяч уголовных дел. Из них в суд направлено более 34 тысяч. Привлечено к уголовной ответственности более 38 тысяч человек. В числе оконченных доминируют дела об умышленных убийствах - более шести тысяч, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью - четыре тысячи и две тысячи дел об изнасиловании. Все это говорит о высоком напряжении, с которым трудятся наши сотрудники.

Подозреваемые с особым статусом

РГ: А дела, связанные с коррупцией, в вашей статистике фигурируют?

Бастрыкин: Конечно. В прошлом году было возбуждено свыше тысячи дел по фактам коррупции и в отношении лиц с особым правовым статусом. Треть этих дел - после создания Следственного комитета.

РГ: О ком идет речь, когда вы говорите об особом статусе?

Бастрыкин: Особый правовой статус - у депутатов, судей, прокуроров, адвокатов и высших государственных чиновников.

РГ: Много ли расследований по коррупционерам доходит до суда?

Бастрыкин: 511 дел направлены в суд с обвинительными заключениями, в том числе Следственным комитетом только за последние четыре месяца работы - 202 уголовных дела.

Особенно хорошо поработали в этом направлении в Приволжском федеральном округе, а также в Приморском крае, Астраханской, Новгородской и ряде других областей.

РГ: Примеры можете привести?

Бастрыкин:  Здесь несколько слов хочу сказать о нашем главном следственном управлении, в производстве которого находятся самые сложные уголовные дела. Только за пять месяцев из этого управления ушли в суд 20 уголовных дел в отношении 72 лиц, по четырем делам уже вынесены обвинительные приговоры.

Направлено в суд уголовное дело в отношении руководителей Воронежского филиала "Социальной инициативы", которые заключали инвестиционные договоры с гражданами, похитив мошенническим путем более 120 миллионов рублей.

Завершено расследование по обвинению 6 человек в контрабанде. Путем подкупа должностных лиц правоохранительных органов обвиняемые систематически перемещали воздушным путем через таможенную границу товары народного потребления и обеспечивали реализацию их в торговых комплексах Москвы.

РГ: Чем завершилась шумная история вокруг чиновников, вольно распоряжавшихся лесами в Подмосковье?

Бастрыкин: Нами возбуждено уголовное дело по факту незаконного перевода земельных участков из категории земель лесного фонда, вследствие чего чиновники причинили бюджету страны имущественный ущерб в размере более 3 миллиардов рублей.

РГ:  А другая беда - рейдерство - стала наказуемой?

Бастрыкин: Недавно в Санкт-Петербурге вынесен приговор по фактам так называемых "рейдерских захватов". Трое виновных уже получили срок в колонии, расследование основного уголовного дела продолжается.

РГ: В ваших обвинениях фигурируют высокие должностные лица?

Бастрыкин: Предъявлены новые обвинения экс-сенатору от Башкирии Игорю Изместьеву по статье "Терроризм", которого следствие подозревает в убийстве и создании банды.

Завершено расследование уголовного дела в отношении начальника УВД Анжеро-Судженска О. Горина. На протяжении нескольких лет он покровительствовал предпринимателю, за что получил от него в общей сложности около двух миллионов рублей. Расследована деятельность начальника милиции общественной безопасности Долинского ГУВД Астраханской области С. Высторопа. Он отдавал заведомо незаконные приказы сотрудникам ГИБДД о пропуске без досмотра транспортных средств во время путины. Таким образом бесконтрольно перевозилась незаконно добытая икра и рыба лососевых пород.

Возбуждены уголовные дела в отношении ряда руководителей Брянского филиала Российского фонда федерального имущества. Они арестованы и обвиняются в хищении конфискованных таможенных товаров на сумму более трех миллионов рублей. Во Владивостоке нами арестован исполняющий обязанности руководителя территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Приморскому краю Игорь Мещеряков. Он незаконно присвоил государственную недвижимость в особо крупных размерах.

Черная партийная касса

РГ: Прошла информация, что Следственный комитет сейчас занимается расследованием серьезных финансовых нарушений во время выборов в Госдуму.

Бастрыкин: В Кемерове у одного из депутатов Госдумы была найдена нелегальная партийная касса, предназначенная для финансирования выборов. Через нее прошло 11,7 миллиона рублей, якобы направленные на оказание материальной помощи местным пенсионерам. Наши следователи установили, что 6,5 миллиона из этой суммы были потрачены на предвыборную агитацию одной из партий. А это квалифицируется как преступление по статье 141.1 УК РФ (Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата).

РГ: В последнее время участились преступления, связанные с разжиганием национальной вражды, в частности, в Интернете. Вы как-то реагируете на это?

Бастрыкин: Только в январе возбуждены и расследуются три уголовных дела по фактам разжигания национальной вражды через Интернет в Липецкой области, в городах Южно-Сахалинске и Красноярске. Учитывая социальную опасность этих преступлений, ход расследования взят на контроль центральным аппаратом Следственного комитета.

РГ: Вы разбираетесь с теми случаями, когда следователи нарушают права человека?

Бастрыкин: Такие факты выявлены в следственных органах республик Дагестан и Саха (Якутия), Ставропольского края, Московской, Курской, Липецкой и Тюменской областей. Там судами были оправданы 16 человек, из них 8 содержались под стражей. Видимо, одной нашей убежденности в виновности этих лиц оказалось недостаточно. Необходимо было тщательно собирать весомые доказательства, чтобы подтвердить наши выводы о виновности в судах.

Мы организуем служебные проверки по всем таким фактам, чтобы устанавливать персональную ответственность каждого работника.

РГ: Результаты есть?

Бастрыкин: Есть. И я бы отметил ответственный и грамотный подход следователей к раскрытию ряда особо тяжких преступлений. В частности, в Самарской области раскрыто убийство пятерых человек, замаскированное под их безвестное исчезновение. В городе Иваново профессионально расследована серия изнасилований. В Ярославской области оперативно выявлен виновник двух особо тяжких преступлений. Им оказался бывший работник правоохранительных органов.

Сто преступлений из прошлого

РГ: Вступая в должность, вы обещали заняться так называемыми "висяками" - не расследованными старыми делами.

Бастрыкин: Раскрытие тяжких и особо тяжких преступлений прошлых лет мы считаем серьезной задачей. Среди них свыше 90 тысяч убийств.

РГ: Вы просто вынимаете папки из архивов?

Бастрыкин: Нет. Выбираются наиболее дерзкие, опасные преступления. Прежде всего серийные убийства и изнасилования. Преступления против детей. Следователи выезжают на места, изучают ход предыдущего расследования. Часто оказывается, что работа по этим делам проводилась формально. В настоящее время наметились определенные сдвиги - за четыре месяца раскрыто более 100 тяжких и особо тяжких преступлений прошлых лет.

Вошли в практику нашей работы выезды в регионы, где мы проводим оперативные совещания, на которых подвергаем тщательному анализу ход расследования наиболее сложных уголовных дел, в том числе и необоснованно ранее приостановленных и прекращенных. При необходимости мы оказываем практическую помощь силами центрального аппарата, включая в состав следственных групп специалистов из Москвы. Мы уже получаем от этого конкретные результаты. Именно после совещания с руководителями следственных органов в Приволжском федеральном округе и реализации всех наших поручений раскрыто убийство двух девочек в Кстовском районе Нижегородской области, совершенное в 2001 году. Также в декабре прошлого года раскрыто заказное убийство двух предпринимателей в Салехарде, совершенное в 2003 году. И совсем свежий пример: меньше двух недель назад я провел оперативное совещание в Северо-Западном федеральном округе, на котором предметом рассмотрения было, в частности, и уголовное дело об убийстве в Ленинградской области школьницы Наташи Рубцовой. Теперь можно смело говорить, что убийство раскрыто. И раскрыто оно в результате кропотливой работы следователей, криминалистов и оперативных сотрудников. Подробнее мы, надеюсь, расскажем по окончании следствия.

РГ: Выступая на совещании в вашем ведомстве, Генеральный прокурор подчеркнул, что прокуроры внесли 23 тысячи постановлений - отменили решения следователей об отказе в возбуждении уголовных дел. И лишь 600 "отказов" были утверждены.

Бастрыкин: Хотел бы уточнить, что по нашим данным более 18 тысяч из них удовлетворены. Руководители следственных органов самостоятельно отменили более 47 тысяч постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Конечно, нас не может не беспокоить столь высокий процент отмен первоначально принятых решений. Это свидетельствует о том, что руководители следственных органов должны больше внимания уделять повседневной работе со следователями.

РГ: Нередки факты, когда незаконно и необоснованно возбуждаются уголовные дела.

Бастрыкин: Мы расцениваем это как прямое нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В прошлом году отменено 289 постановлений следователей о возбуждении уголовного дела, причем половина из них - руководителями следственных органов. Отменено более тысячи незаконных постановлений о прекращении уголовного дела, из них 307 в связи с удовлетворением постановления прокурора.

РГ: Недавно в Санкт-Петербурге прокурор потребовал в виде исключения приговорить убийцу-педофила к смертной казни. Как известно, в России введен мораторий на смертную казнь. На днях в Госдуму внесен законопроект об отмене этого вида наказания. А как вы считаете, нужно ли оставить в России смертную казнь?

Бастрыкин: Смертная казнь - крайняя мера устрашения. Она просуществовала в законодательстве многих стран многие столетия, но не решила проблему совершения многочисленных тяжких преступлений. В этом смысле гораздо эффективнее добиться неотвратимости наказания. Каждое тяжкое преступление, особенно убийство, должно быть раскрыто, и виновные должны предстать перед судом. Раскрыть тяжкое преступление - это главная обязанность следователя.

Спецназ для свидетеля

РГ: Первый заместитель председателя правительства Дмитрий Медведев заявил о необходимости придать борьбе с коррупцией статус национального проекта.

Бастрыкин: Мы поддерживаем эту идею. Хотя слово "коррупция" имеет иностранные корни, но само это явление уже приобрело всероссийские масштабы. Ржавчина взяточничества, разъедающая государственный механизм, убивает веру наших граждан в справедливость государственной власти, в ее способности решать самые насущные проблемы жизни общества в целом и каждого человека в частности.

РГ:  Ваша эффективная деятельность зависит от многих факторов, в том числе и от профессионального уровня следователей, и от их материального обеспечения. А что еще нужно сделать для этого?

Бастрыкин:  В первую очередь необходимо постоянно повышать уровень квалификации следователей, что позволит повысить качество расследования уголовных дел. С этой целью мы воссоздаем в федеральных округах специальные учебные центры. В них будут преподавать как лучшие практики, так и видные ученые-правоведы и наши опытнейшие ветераны.

Рассматриваем вопрос о создании специального учебного заведения для подготовки следственных работников. Особое значение мы придаем научным исследованиям, посвященным тактике и методике ведения следствия, правильному применению норм процессуального и материального права.

РГ: Криминалитет объявил настоящую войну работникам правоохранительных органов. Недавнее убийство прокурора Саратовской области Евгения Григорьева тому подтверждение. Как вы собираетесь защитить своих сотрудников?

Бастрыкин: Мы уже создали и будем развивать подразделения собственной безопасности и физической защиты, но для этого требуется выделение дополнительной штатной численности. Считаем, что такие затраты себя оправдают. И государство идет нам навстречу.