Новости

26.02.2008 03:00
Рубрика: Экономика

Операция "Вишневый сад"

В России с 1 марта начинается приватизация памятников культуры

С 1 марта формально у предпринимателей появляется возможность приобретать в собственность памятники культуры федерального значения.

Немного истории

Закон 2002 года "Об охране культурного наследия" наложил мораторий на приватизацию федеральных памятников (местные памятники можно было покупать еще с 90-х годов) до момента разграничения собственности между центром и субъектами. Закон о разграничении (N 258-ФЗ) был принят только в декабре 2006-го. Он говорит, что регионы составляют перечни разграничиваемых объектов, до 1 октября 2007 года их утверждает правительство России, и можно начинать приватизацию. "Акта, отменяющего мораторий, нет и не будет, утверждение перечня в правительстве и есть момент фактической отмены моратория",- поясняет начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия Россвязьохранкультуры Александр Работкевич.

Но чиновники в срок не уложились. 18 октября 2007 года приняли новый закон (N 230-ФЗ), который уже вступил в силу и требует от правительства согласовать перечни до 1 марта. Две распространенные ошибки: приватизация не началась 1 января; она может не начаться и 1 марта, если не поступит добро от правительства. Но переписывать закон не будут, если не успеют к 1 марта - все равно останется считать дни, максимум - месяцы. Как предполагает г-н Работкевич, по крупным регионам правительство примет отдельные решения, остальные - блоками. Еще раз подчеркнем: именно факт согласования перечня объектов интересующего вас региона и есть для вас час Х, а вовсе не 1 марта.

Как всегда, чиновников "слишком много" - (теруправления Россвязьохранкультуры, местные службы охраны, теруправления Росимущества) - к кому идти?

"Вероятнее всего, полномочия по принятию решений об условиях приватизации... будут делегированы территориальным органам Росимущества... Контроль над их деятельностью осуществляет Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом", - сообщили "Российской бизнес-газете" в Росимуществе. Там же сообщили, что ведомству спустят и план приватизации: "Решения об условиях приватизации... будут приниматься Росимуществом на основании Прогнозного плана (программы) приватизации... утверждаемого правительством РФ".

Итак, "вероятнее всего".

Но Россвязьохранкультуры с лета прошлого года создала 78 теруправлений. Пока в ведомстве говорят лишь о желании "помочь в поиске инвестора для конкретного объекта". От бизнеса (по крайней мере в центральном аппарате ведомства) открещиваются. "Нам совершенно неважно, кому и за сколько будет продан объект, - говорит г-н Работкевич. - Главное, чтобы памятник не разрушался".

Об амбициях областных служб охраны судить еще сложнее. Во всяком случае в Москомнаследии уже выступают с заявлениями (со ссылкой на столичное правительство), что нормативная база, дескать, не готова и продавать пока ничего не будем. Кто говорит "нет", тот скажет и "да". Не исключено, что реальную политику будут проводить именно эти, подчиненные мэрам и губернаторам органы.

Вероятнее всего, поиск объекта следует начинать с территориального управления Россвязьохранкультуры - у них ведь будет вся база. А вот оформлять документы - это уже к теруправлению Росимущества.

Что нельзя купить

Церкви, монастыри и прочие культовые постройки могут передаваться в собственность только представителям религиозных общин. Интереснее исключения, не связанные со статусом здания как собственно памятника (они следуют из ГК и десятка других законов). Главное препятствие: если в доме сидит государственная организация. Так, Большой театр нельзя купить вовсе не потому, что он ценен, а потому, почему нельзя купить и районный музей, - там квартирует государственное учреждение. Штука, однако, в том, что, если музею построят новое здание и он туда переедет, продавать такой дом можно. Большой театр переезжать не собирается. Юристы говорят, что в законах можно найти запреты на приватизацию фортификационных сооружений, памятников археологии и т.д., - список открыт.

Что же касается объектов мирового наследия, то стоит развеять распространенный миф, будто они не продаются. ЮНЕСКО охраняет не сами дома, а историческую среду, допустим центр Санкт-Петербурга, в котором могут быть и частные сооружения, не говоря о квартирах, ограничений на приватизацию которых вообще нет никаких. Так что если брать центр Великого Новгорода, то Святую Софию могут теоретически продать церковной общине, кремль не продадут как фортификационное сооружение, а вот остальное - вполне.

Условия сделки

Инвестор сразу сталкивается с двумя наборами бумаг: документация на реставрацию и охранные обязательства.

Документы на реставрацию составляются в теруправлении Россвязьохранкультуры. Наверняка вам "навяжут" и сам план, и особую бригаду рабочих. Правда, обещают "не свирепствовать". "Конечно, если внутренние интерьеры погибли в 30-е годы, - говорит г-н Работкевич, - то мы не будем настаивать на их восстановлении. Другое дело, если этого захочет сам инвестор, пожалуйста, заказывайте полную научную реставрацию. В остальном возможна даже полная перепланировка".

Охранные обязательства - вещь более серьезная. Надстраивать здание, возводить дополнительные элементы не разрешат и обяжут, если сильно не повезет, допускать публику внутрь. Правда, последний пункт будет согласован с будущим собственником. "Мы понимаем, что у разных предприятий разные режимы. Мы будем вместе с инвестором планировать график допуска людей с улицы: в такие-то часы, не далее такой-то комнаты, по предварительной записи и так далее", - говорит г-н Работкевич.

Следить за соблюдением обязательств будут теруправление Россвязьохранкультуры и региональные органы по охране. График проверок божатся сделать единым и прозрачным, а главное, избежать толчеи контролеров. Несоблюдение условий сделки влечет за собой предписание к устранению нарушений, штраф (по КОАП - до 30 тысяч рублей, но норму намерены ужесточить) и отъем имущества. В Росимуществе подчеркивают, что пока отнять собственность может только суд.

Льготы и скидки

Реставрация - очень дорогое удовольствие, и инвестор хотел бы понимать, ради чего он идет на такие жертвы. Пока порадовать его особо нечем.

В Россвязьохранкультуре не исключают, что появятся механизмы, при которых затраты инвестора будут возмещены. Субъекты уже имеют опыт: например, в Петербурге арендатор, вкладывающий средства в реставрацию, получает вычет из арендной платы. "Возможно, будет найден механизм приватизации, при котором вложенные средства исключат из цены продажи. И если затраты инвестора многократно перекрывают стоимость имущества, формально оно ему достанется за рубль", - говорит г-н Работкевич.

В Росимуществе не мечтают. Сами восстановительные работы по 149-й статье НК освобождены от обложения, говорят там, но только если у реставратора есть лицензия. Так что льгота достанется посторонней инвестору бригаде. В остальном же "иных видов льгот в отношении приобретателей (собственников)... законодательством не установлено",- пояснили в ведомстве нашей газете.

Кому это надо?

Найдутся ли покупатели? Исследований спроса никто не проводил, мнения противоположные.

В Россвязьохранкультуре считают, что ажиотажа не будет: отпугнут затраты и обязательства. Скажем, если в усадьбе делать гостиницу, то без надстроек, которые запрещены, это - максимум 20 номеров. Окупаемость - лет 10, на что мало кто готов. По факту усадьбы годятся только для размещения представительских "домов приемов", если не считать романтичных наследников "родовых гнезд", но таковых - с деньгами - единицы. В ведомстве любят вспоминать, что за 15 лет приватизации памятников местного значения едва нашлась тысяча желающих.

Зато оптимизмом брызжут в Росимуществе. Это понятно, если ведомству в самом деле "спустят" план приватизации. "Исходя из количества обращений в адрес Росимущества о возможности приобретения объектов культурного наследия, заключения в отношении них договоров доверительного управления, концессии, аренды, можно сделать вывод о том, они очень привлекательны в инвестиционном плане", - говорят там.

Есть, наконец, и еще одна сторона вопроса: а кинется ли государство все это продавать? Позиция Москвы о "неготовности законодательства" становится понятной, если сопоставить ее со словами г-на Работкевича: "Органам власти давно понятно, что сдача имущества в аренду многократно выгоднее разовой продажи. Так, я очень сомневаюсь, что Гостиный Двор в Петербурге будут продавать. Продажа имеет смысл только ради пополнения бюджета, но острая необходимость в этом прошла". Иными словами, инвесторам предложат развалюхи, которые не удается отреставрировать за счет государственных денег.

Покупать ли в такой ситуации "часть наследия"? По отзывам экспертов, на Западе затея удалась, во-первых, из-за наличия мощного слоя старых собственников, во-вторых, там запрета на приватизацию не было никогда.

Экономика Бизнес Культура Арт Архитектура Бизнес - Главное