Новости

28.02.2008 02:00
Рубрика: В мире

Диагноз: хочу на Родину

В российском консульстве в Кишиневе всегда аншлаг. Расписаны дни приема, часы для посетителей, а все равно очереди людей у заветных дверей не редеют. В белорусском раз на раз не приходится: то густо, то пусто. Объясняется сей феномен просто: граждан России в Молдавии раз в сто больше, чем граждан Беларуси. Но приходят не только те, у кого есть российские и белорусские паспорта. Понятие "соотечественники" в консульствах обеих стран толкуют расширительно. В российском к ним причисляют всех, кто был гражданином СССР и продолжает относиться к России как к правопреемнице бывшей общей страны.

...Интеллигентная женщина средних лет пришла в белорусское консульство узнать, как получить гражданство. Дети, а их у нее двое - сын и дочь, настаивают на выезде из Молдавии. Валентина сама родом из Могилева. Жизнь для нее сложилась по типичному для белорусов, живущих в Молдавии, сценарию. Закончила вуз в Минске, дали направление в Кишинев. Так она и оказалась в солнечной Молдавии, чье небо стало пасмурным в 90-е годы для всех представителей так называемой не титульной нации. Этнические чистки госаппарата закончились тем, что лозунг "Чемодан-вокзал-Россия" стал актуальным не только для русских, но и для белорусов, украинцев и всех остальных, для кого русский язык был первым или вторым родным. Позже, правда, стали выезжать в массовом порядке и молдаване - на заработки. Большая часть из них - в Россию.

Валентине повезло. Она, что редкость для того времени, удержалась на должности и работает до сих пор. Дети родились в Кишиневе, закончили вузы и тоже работают. Тем не менее готовятся к отъезду. Почему?

- Боюсь за будущее своих детей, - говорит она. - Нет-нет, да и возникает негатив. И он обязательно бьет по некоренному населению. Ощущение дискомфорта, к сожалению, присутствует постоянно. Давление из-за того, что ты говоришь на русском языке, в мелочах проявляется часто и носит, как правило, оскорбительный характер. У меня два года назад на родину уехала сестра, зовет нас. И дети, особенно дочь, настаивают, чтобы мы расстались с Молдавией.

Моя собеседница признается: для нее, прожившей в республике 30 лет, такой шаг очень непрост. Здесь вся жизнь, друзья, старушка мама, которая к переезду из-за возраста не готова. Но, скорей всего, они уедут всей семьей.

- Тенденция на выезд сохраняется, - говорит консул Беларуси в Молдове Александр Суворов, - достаточно привести всего две цифры: на консульский учет за год встало 15 человек, а снялось 50. Одна из главных причин, на мой взгляд, массовая безработица. Приходят к нам даже молдаване, спрашивают, как переехать в Беларусь. Но у нас жесткое миграционное законодательство. Получить гражданство по упрощенной схеме, которая действовала 15 лет, теперь можно только в самой Беларуси. Мы не скрываем своей заинтересованности в том, чтобы белорусы возвращались на родину, особенно если целыми семьями. У нас принята национальная программа демографической безопасности, и она предусматривает помощь тем нашим соотечественникам, которые решили уехать в Беларусь. Есть специальный сайт, с которым знакомы все белорусские общины. На нем конкретные адреса, условия работы, часто с предложением жилья. Людей привлекает стабильность, возможность трудиться и наличие относительно дешевого жилья. Кроме того, дети из семей этнических белорусов уезжают к нам учиться, и я не знаю примера, чтобы они возвращались обратно.

Российский консул Геннадий Бирюков подтверждает мнение своего белорусского коллеги.

- Тенденция отъезда сохраняется и более того - усугубляется. Интересно, что подавляющее большинство из тех, кто настроился на программу переселения в Россию, молдаване или граждане Молдавии.

Но и в реализации этой программы есть свои сложности. Кишинев ответил отказом на просьбу российской стороны открыть в Молдавии отделение Федеральной миграционной службы. Тем не менее, за последние полгода желание воспользоваться представившейся возможностью выразили около трех тысяч человек. Причины, по которым люди собираются в дорогу, изложены в заявлениях. Молдаванин, который намерен обустроиться в Калужской области, написал так: "Люблю Россию, русское самосознание, мне нравятся реформы, проводимые Путиным". Можно как угодно комментировать некоторый пафос в этом заявлении, но факт, что охота к перемене мест овладела достаточно большим числом людей, остается неизменным. А один из бывших граждан Молдавии, русский по национальности, написал коротко: "Хочу на родину". И такой лейтмотив звучит постоянно.

Большая часть российских и белорусских граждан живет в Приднестровье. Поэтому российские и белорусские консульские работники здесь бывают часто. Председатель русской общины Приднестровья Виктор Арестов считает, что самую больную проблему для приднестровцев - получение российского гражданства - удалось сдвинуть с мертвой точки. Желающих его получить было столько, что община, подсчитав, пришла к выводу: понадобится 75 лет, чтобы удовлетворить просьбу всех, кто претендует на красную книжицу. "Люди оказались в ловушке, - говорит В. Арестов. - Приднестровское гражданство не признается, старые советские паспорта вышли из употребления, а молдавское гражданство приднестровцы получать не хотят. Общины подключились к этому вопросу, и он стал решаться быстрее. А с белорусами у нас одна судьба". Но глава русской диаспоры не считает, что нужно поощрять массовый отъезд. Учиться дети могут в российских вузах, но он очень рассчитывает, что молодые специалисты вернутся на свою малую родину.

Теперь главный, пожалуй, вопрос: хорошо или плохо для Молдавии, что в ее многонациональной палитре славянская краска тускнеет?

- Тут два аспекта, - говорит председатель Конгресса русских общин Молдавии Валерий Клименко. - Хорошо, что Россия ввела переселенческую программу, предоставив человеку выбор - остаться или уезжать. Плохо, потому что уезжает наиболее активная часть населения, носители русской культуры и языка. А без них слабеет ареал российского влияния. Но причины отъезда русского населения понятны: пожилые бегут от нищеты, молодые от бесперспективности, отсутствия возможности карьерного роста. Доступ в органы управления, государственную службу для них фактически закрыт. Если еще недавно называлась цифра, что в этих структурах так называемые русскоязычные представлены 5 процентами, то теперь называют число в 0,1 процента.

Председатель Координационного Совета русских общин Михаил Сидоров разделяет эту позицию.

- Процесс отъезда никогда не прекращался, - сказал он. - За 15 лет независимости республики из нее уехало 200 тысяч человек. Это 35 процентов русской диаспоры.Благо или худо это для Молдавии? На фоне экономических проблем, кризиса, который ее поразил, конечно, только негатив. Уезжают высококлассные специалисты, творческая и научная интеллигенция, что благом однозначно быть не может. Но процесс пошел. Люди бегут от социальной, экономической и политической нестабильности. Внешне все благопристойно с межнациональной политикой, на самом деле отрицательные процессы идут. Труднее всего тем, кто остается.

В мире экс-СССР Молдавия Русский язык на постсоветском пространстве