Новости

29.02.2008 02:58
Рубрика: Общество

Компактно выживающие

Каждый десятый курд, поселившийся в Красногвардейском районе, не имеет гражданства
Текст: Василий Сальников (Дмитрий Шевченко, Республика Адыгея )

Комиссия по делам несовершеннолетних рассмотрела недавно 30 дел по поводу хронического непосещения школы детьми курдов, компактно проживающих в Красногвардейском районе Адыгеи. Оказалось, некоторые родители просто запрещали им учиться. Корреспонденты "РГ" увидели на месте, что проблема посещаемости занятий - далеко не самая болезненная.

Село с тарелками

Еленовское - село своеобразное: где еще увидишь населенный пункт, состоящий всего из двух протянувшихся на 20 километров параллельных улиц? Три с половиной тысячи жителей - как и пару десятилетий назад. Почти все (среди них и несколько курдских семей) работали в колхозе имени XXII съезда КПСС. Хозяйство ненамного пережило саму партию, и большинство тружеников отправились в города в поисках лучшей доли. А вот курды, наоборот, стали приезжать - из Нагорного Карабаха. Вторая волна иммиграции захлестнула Красногвардейку после развала Союза. Сюда потянулись их соплеменники из Грузии, Азербайджана и Средней Азии.

Теперь каждый шестой житель Еленовского - курд. А соседние села Белое и Садовое, по сути, стали полностью курдскими: в округе компактно проживает больше четырех тысяч переселенцев.

Распознать их дома легко. Почти на каждом - спутниковая антенна, а кое-где и не одна. (Российские каналы тут почти не смотрят, все больше курдские и иракские.) Хотя есть в селе Белом дом, не похожий на другие: рядом обустроена мини-стоянка, висит табличка: "Общественная организация "Агры". Здесь для курдской общины под одной крышей и "парламент", и общественный суд, и клуб по интересам.

Обычно собрания проводятся по выходным, но сегодня в "Агры" многолюдно: у курдов всего мира негласный день скорби - девять лет назад турецкие спецслужбы арестовали лидера Курдской рабочей партии Абдуллу Оджалана. На мужчинах - траурные повязки, на женщинах - платки. Те и другие скорбят в раздельных помещениях - такова традиция.

- Поймите правильно, мы - нация без своего государства. Наша родина там, где мы живем, - говорит председатель "Агры" Ходеда Кялашов. - Мы просим лишь одного: дайте нам сохранить свою национальную принадлежность. Почему в Турции запрещают наш язык и культуру? А вот в России мы чувствуем себя свободными.

Кялашов рассказывает о жизни общины. Уровень жизни примерно одинаков - большинство балансирует на грани выживания. Причины две: безработица и многодетность. Иметь в семье меньше трех детей считается зазорным.

Спасает земля: у каждого - подсобное хозяйство с коровами, курами, индюками. Почти все молоко и мясо идет на продажу. Летом выручает огород. Об овощеводческих способностях курдов в районе уже складывают легенды. Во всяком случае, в пору уборки картофеля, кабачков и томатов в Еленовском и Белом выстраиваются очереди из грузовиков: перекупщики на корню скупают урожай. А кто не хочет сбывать его за копейки, сам возит в Краснодар, Белореченк и Усть-Лабинск.

- Только тем и живем, других доходов у нас нет, - утверждает Ходеда Кялашов.

Граждане из прошлого

Коренные еленчане вспоминают, что поначалу на соседей смотрели как на ходячую экзотику: в школу курды отправляли детей в национальной одежде, а многие не знали ни слова по-русски.

- Жили поначалу замкнуто, почти ни с кем из местных не общались, - рассказывает замглавы Еленовского сельского поселения Любовь Лукьянова. - Из-за языкового барьера постоянно возникали проблемы. Переселенцы почти сразу же обзавелись коровами, а где пасти? Объяснить, что у нас нет ничейной земли, было трудно.

"Бесхозная" скотина - еще полбеды. Главная беда заключалась в том, что некоторые беженцы не были гражданами и тех стран, откуда уехали с советскими паспортами в кармане. Теперь многие не могут оформить даже вид на жительство.

Районные чиновники приводят цифры: из-за того, что приходится лечить сотни людей без гражданства, местная поликлиника за последние два года недосчиталась полутора миллионов рублей только по линии Фонда обязательного медицинского страхования.

- По закону мы не обязаны предоставлять бесплатную медицинскую помощь лицам, не имеющим паспортов и страхового полиса, если речь не идет о спасении жизни, - говорит заместитель главного врача районной поликлиники Людмила Кулаева. - Но приходят беременные женщины - не отправишь же их обратно. Определяем в роддом. Они рожают и вскоре исчезают - ни адреса, ни имени. С кого взыскивать затраты? Только в прошлом году прямые затраты на их лечение в ЦРБ составили 231 тысячу рублей.

Если раньше о такой специфической проблеме, как нежелание родителей отпускать в школу девочек-подростков, здесь и слыхом не слыхивали, то последние десять лет районная комиссия по делам несовершеннолетних устала получать жалобы от учителей. В прошлом году составлено 35 протоколов по фактам злостного непосещения детьми учебных заведений. Фигурантками тридцати из них оказались старшеклассницы-курдянки. Ни одно из них не дошло до суда, хотя, по словам первого заместителя главы района Алексея Кардовского, вопрос мог быть поставлен вплоть до лишения родительских прав.

Дети нового века

Средний возраст коренного населения Еленовского перевалил за пятьдесят. Молодежь бежит отсюда. И совсем не потому, что неохота жить в курдском "анклаве".

- Перспектив никаких, - сетует коренной еленчанин Владимир Дюнин.

Сам он больше тридцати лет проработал в колхозе, а теперь перебивается случайными заработками, кормится за счет подсобного хозяйства.

Удивительное дело, но курдская молодежь тоже по возможности уезжает, как правило, недалеко - в Краснодар или Сочи. Заработают немного на стройке или на рынке - и домой, везут деньги родителям. У курдов, как рассказали в "Агры", не принято надолго бросать старших, а младшему сыну и вовсе запрещается перебираться куда-нибудь даже на временное место жительства.

В школах та же картина: национальное меньшинство уже стало большинством. В Белом есть классы, на 80 - 90 процентов укомплектованные из детей курдов.

По словам учительницы Екатерины Шипцовой, в первый класс приводят детей, совершенно не знающих русского языка. С каждым приходиться разучивать не то что алфавит, а элементарные, бытовые слова и выражения.

- Ко второму-третьему классу, - говорит она, - ребята уже ничем не отличаются от своих сверстников. Родителей предупреждаем: в школе железное правило - даже между собой говорить только по-русски.

Некоторые ученики-курды становятся гордостью школы. Например, девятиклассница Фатима Гасанова занимает призовые места на республиканских олимпиадах по географии. И в отличие от многих соплеменниц, бросать учебу не планирует. Напротив, хочет поступать в МГИМО.

Хотя еще пять-десять лет назад было неслыханным делом, чтобы девочка-курдянка вообще доучивалась до 11-го класса. А пару лет назад даже приезжала комиссия из Майкопа: в республиканскую прокуратуру поступали жалобы на то, что девочек выдают замуж в 14-15 лет.

- В районе был прецедент, когда замуж чуть не выдали 13летнюю девочку, - рассказывает старший участковый Еленовского сельского поселения Шамиль Тхитлянов. - Но к вопросу подошли деликатно - национальная специфика, как-никак. Беседовали с родителями, предупреждали об уголовных последствиях, подняли вопрос в их общественной организации. Убедили.

После этого вопрос о малолетних невестах больше не поднимался. Еще и потому, что выросло другое поколение. С каждым годом все труднее внушать девочкам, мол, главная их роль - рожать детей, а мальчикам - оставаться возле родителей и заниматься сельским хозяйством.

Невыездные

Что же особенно беспокоит местные власти в курдском вопросе?

- Проблема в том, что у нас не работает механизм депортации, - сетует глава Красногвардейского района Вячеслав Тхитлянов. - Чуть не каждый день проводим рейды в местах компактного проживая курдов, нелегалы в основном учтены, их личности установлены, но миграционная служба вопрос их юридического статуса никак не решает. Ситуация усугубляется тем, что у многих курдов на руках только советские паспорта. По сути, депортировать их некуда. А сами поехать на родину и оформить гражданство тоже не могут: без загранпаспорта их не выпускают из страны. А как им его получить? Выходит замкнутый круг.

Но выход из положения, убежден Тхитлянов, все же должен быть. По его мнению, миграционной службе и МВД республики нужно работать индивидуально с каждым лицом без гражданства. Выяснять, кто такой, откуда приехал, какие имеются на руках документы, делать запросы по прежнему месту жительства. При необходимости - обращаться в суды соответствующих республик с требованием признать гражданство. Тогда появилось бы законное основание либо депортировать негражданина, либо предоставить ему вид на жительство в РФ.

...Пока суд да дело, по району пошли слухи, что еще несколько курдских семей из Средней Азии собираются переехать в Красногвардейский район. Районные чиновники уже всерьез подумывают, не ввести ли в администрации новую должность - специалиста по работе с мигрантами.

Комментарии

Александр Ивашин, начальник отдела Федеральной миграционной службы по Республике Адыгея:

- Проблема эта и сложная, и щепетильная одновременно. Сейчас, по данным нашей службы, на территории Красногвардейского района живут 3624 лица курдской национальности. При этом 143 взрослых человека и 172 ребенка в возрасте до 14 лет не имеют регистрации. Больше того, 195 из них, в том числе и дети, не являются гражданами России. Однако, начиная с 1999 года, 340 лиц курдской национальности приобрели гражданство нашей страны в упрощенном порядке.

По миграционному законодательству нашей страны, люди, которые не имеют документальной принадлежности к гражданству какого-либо государства, не могут быть административно выдворены за пределы Российской Федерации. Этого нельзя сделать из-за неопределенности гражданства и невозможности установления государства, на территорию которого нужно выдворить указанных лиц. Именно эта неразрешимая проблема возникает и в отношении группы лиц курдской национальности.

Юрий Удычак, председатель комитета по образованию, науке и делам молодежи Госсовета Республики Адыгея:

- Надо прямо сказать, что мигранты влияют на этнический состав населения нашей небольшой республики. Потенциально они могут внести известный дисбаланс в сложившиеся межнациональные отношения, а потому решение их проблем становится в ряд приоритетных и актуальных. Между тем процесс социально-культурной адаптации мигрантов сложный и противоречивый: с одной стороны, они должны приспособиться к новой этнокультурной среде, а с другой - сохранить язык, традиции национальной культуры.

Особенно сложно этот процесс проходит у курдов, компактно поселившихся в Красногвардейском районе. Мы проводили выездные заседания нашего парламентского комитета, беседовали с представителями всех народов, проживающих на этой территории, и призывали к терпимости и толерантности. Со временем у органов власти накопился определенный опыт работы с мигрантами: создаются условия для изучения национальных языков и культур, открываются воскресные школы, создаются национальные общества. Однако курдский вопрос по-прежнему остается в республике острым.

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Адыгея
Добавьте RG.RU 
в избранные источники