20idei_media20
    29.02.2008 04:00
    Рубрика:

    Валерий Выжутович: В России раздувают националистическую истерию

    Саммит СНГ, проходивший на прошлой неделе в Москве, стал последним саммитом, в котором Владимир Путин участвовал как глава государства. Президент России подвел итоги развития Содружества за восемь лет своего правления, заверил коллег, что СНГ "является очевидным и неизменным российским приоритетом". Но для лидеров стран, принимавших участие в саммите, было важно услышать еще кое-что. "Мы вчера встречались с некоторыми коллегами в двустороннем формате, - сообщил журналистам Владимир Путин, - и практически все ставили вопрос о том, что граждане стран СНГ, в том числе в России, сталкиваются подчас с проявлениями ксенофобии, нетерпимости и даже с преступными посягательствами на их жизнь. Мы сожалеем и сделаем все для того, чтобы преступники были найдены, изобличены и наказаны. Будем бороться с этим неизменно и постоянно".

    До сих пор памятно нападение столичных ксенофобов на министра культуры Кабардино-Балкарии Заура Тутова. И, в частности, выразительный эпизод с приездом на место происшествия майора милиции, дежурного по ОВД "Соколиная Гора". Выйдя из машины, он, по свидетельствам очевидцев, велел погромщикам разойтись по домам. Потом выслушал потерпевшего. Тот сообщил, что нападавшие кричали: "Россия - для русских!" "А что, разве не так?" - пожал плечами страж порядка и отбыл восвояси. Общественная палата предлагает проводить аттестацию милиционеров на знание межэтнических проблем, то есть лечить ксенофобию просветительскими инъекциями. Но сами участники авторитетного "консилиума" едва ли верят в эффективность такого лечения.

    Надо заметить, Владимир Путин верен своей позиции в противостоянии проявлениям ксенофобии в любых местах и в любой форме. Вспомним, в январе 2005 года лидеры стран, пострадавших от нацизма, приехали в Краков отметить 60-ю годовщину со дня освобождения Освенцима советскими войсками. Телекамеры запечатлели и российского президента, возлагающего поминальную свечу к надгробиям жертв Холокоста. Не осталось за кадром и выступление Путина, и, в частности, такой его фрагмент: "Канцлер ФРГ сказал, что ему стыдно за прошлое. Но это прошлое. А сегодня? Многим из нас должно быть стыдно за сегодняшний день. Споры этих болезней, к сожалению, не уничтожены. Даже в нашей стране, в России, которая больше всего сделала для борьбы с фашизмом, для победы над фашизмом, даже в нашей стране сегодня мы, к сожалению, видим проявления этих болезней. И мне тоже стыдно за это. Должен сказать, Россия всегда будет не только осуждать любые проявления подобного рода, но и будет бороться с ними силой закона и общественного мнения".

    Ксенофобией подчас заражены даже представители власти. Например, известен случай, когда местные парламентарии сблизились с радикальными националистами не только идеологически, но и организационно. Это когда саратовская региональная организация "Русского национального единства" была принята в общественный совет при областной Думе. Ранее баркашовцы входили в общественно-консультативный совет при мэре Саратова. Собирались даже пополнить собой общественную палату при губернаторе. Их предводители не скрывали, что цель саратовского РНЕ - войти во все околовластные структуры области, а затем и во власть.

    Проблема - создать такой общественный климат, когда недовольство жизнью не выражалось бы в межэтнических столкновениях

    Поведение уличных ксенофобов нередко вдохновляется поведением статусных политиков. Я помню, как в Госдуме третьего созыва возникла постыдная дискуссия о том, надо ли почтить память жертв Холокоста. Голосовали вставанием. Поднялись только пара десятков депутатов. Это было 19 апреля. А 20-го, в день рождения Гитлера, там же, в сотне метров от Госдумы, бритоголовые блюстители расовой чистоты осуществили "этническую зачистку", всадив нож в молодого чеченца. То есть сначала высказались парламентарии, а на другой день - улица. Мне представляется неслучайным, что эти два "высказывания" оказались сопряженными и во времени, и в пространстве.

    Предложения усилить уголовную ответственность за преступления на национальной почве звучат постоянно. Возникают они всякий раз, когда что-то случается: убийство таджикской девочки в Петербурге, взрыв на Черкизовском рынке... Вспышки агрессивной ксенофобии вызывают желание внести поправки в Уголовный кодекс: дескать, он недостаточно суров к экстремистам. Специалисты-криминологи не верят в действенность карательных мер. "Сколько бы ни усиливали уголовную ответственность за насильственные преступления и, в частности, за убийства на почве национальной вражды, эффект будет минимален, - говорит профессор университета МВД генерал-майор внутренних войск Сергей Вицин. - Этот карательный ресурс по существу исчерпан".

    В самом деле, зачем придумывать новые наказания разжигателям национальной, расовой, религиозной вражды, если даже существующая 282-я статья УК практически не применяется? Кроме того, в делах с как будто бы очевидной национальной подоплекой очень трудно доказать эту самую подоплеку. Как докажешь, имелась ли тут цель, а тем более мотив, если мотивация преступления порой не сознается даже самим преступником? Короче, ужесточение наказания за разжигание национальной вражды не может служить профилактической мерой. Специалисты говорят: оно будет иметь разве что информационный эффект, но не устрашающий. И цитируют Гегеля: "Со времен Каина не удавалось мир ни исправить, ни устрашить наказанием".

    Но что бы там ни выкрикивали участники "Русского марша", националистической истерии как массового психоза в России нет. Ее раздувают. Вожди радикалов - для достижения своих политических целей. Народные витии - для выплескивания недовольства жизнью. Это недовольство трансформируется в лозунги, понятные маргинальной части населения. Отношения накаляются вовсе не между нациями. Они накаляются в обществе, где немало противоречий (например, разрыв между 10 процентами самых бедных и 10 процентами самых обеспеченных - 15-кратный). И проявляются то в форме агрессивной ксенофобии, то в виде религиозного экстремизма. Радикализация протестных настроений таким образом просто приобретает уродливую форму.

    В многонациональной России подружить грузина с русским, таджика с армянином - не проблема. Проблема - создать в стране такой общественный климат, когда недовольство условиями жизни не выражалось бы в межэтнических столкновениях, а новому президенту России не пришлось бы извиняться перед главами других государств за поведение своих соотечественников.

    Поделиться: