Новости

14.03.2008 06:00
Рубрика: Экономика

Центробанк гарантирует

Российская финансовая система готова противостоять кризису

Мировой финансовый кризис набирает обороты. Какова вероятность того, что кризис ликвидности на мировых рынках перекинется в Россию? И сможет ли Центробанк противостоять его натиску?

На эти непростые вопросы на "деловом завтраке" в "РГ" ответил первый заместитель председателя Банка России Геннадий Меликьян:

- У меня такое ощущение, что даже "на родине" мировых финансовых проблем - в США, не будет какого-то супермощного кризиса. А все эти разговоры о том, что они повторят 1929-1933 годы, когда в экономике США был период глубокой депрессии, уже прошли. Все эти турбуленции на финансовом рынке шли практически весь прошлый год, а до нас они докатились летом, особенно в августе.

Но, судя по итогам, мы достаточно оперативно отреагировали на недостаток ликвидности в банковской системе, и уже к декабрю ситуация стабилизировалась. У меня есть полная убежденность, что так будет и в случае повторения ситуации. Конечно, если мы сами глупости делать не будем, ведь часто бывают кризисы рукотворные.

Сегодня наша финансовая, банковская система несопоставима с той, что была накануне кризиса 1998 года. Это совершенно разные структуры во всех отношениях: по объему, по мощи, по запасу устойчивости, по механике регулирования. Например, если сравнивать золотовалютные запасы страны - фактический ресурс, который можно использовать для преодоления кризиса, то в 1998 году они составляли всего 11 миллиардов долларов. И мы задыхались от отсутствия денег, у нас не было практически никакого ресурса, бюджет в дефиците, а его покрытие шло через выпуск ГКО и западные кредиты. Сейчас ситуация совсем другая: наши международные резервы уже приближаются к 500 миллиардам долларов и мы не только независимы, но даже сами можем предложить западным странам некоторые услуги в этом плане.

Российская газета: Значит, кризис нашей финансовой системе сегодня не страшен?

Меликьян: Можно сказать и так. Россия сегодня находится в совершенно ином положении даже с точки зрения объема финансового рынка, что очень важно. К примеру, когда денежный рынок в стране был очень мал по объему, то 19-20 миллиардов долларов, которые ушли с начала года, могли бы привести к его обвалу. Но сейчас наш рынок достаточно емкий, и этот отток капитала на него серьезно не повлиял.

РГ: Вы упомянули о том, что все будет нормально, если мы не наделаем глупостей. Что имеется в виду?

Меликьян: Например, если мы решим, что надо бороться только с инфляцией, закрутим все гайки при помощи сверхжесткой денежной политики, не обращая внимания на другие компоненты и экономический рост. Зажмем ликвидность до предела. Тогда я не убежден, что все будет в порядке.

РГ: Кстати, американцы сейчас наплевали на инфляцию и накачивают банки дешевыми деньгами, поддерживая экономический рост.

Меликьян: Ничего нового они не изобрели - это общее правило, когда на определенных сложных этапах все разумные люди говорят: пусть лучше будет инфляция, чем глубокий экономический спад.

РГ: Но мы тем не менее продолжаем бороться с инфляцией.

Меликьян: Дело в том, что у нас сейчас нет такой угрозы в экономике, как у них. К примеру, все основные показатели за прошлый год, которые характеризуют развитие банковской системы, намного выше, чем были в предшествующие годы. И в разы больше показателей Запада. За прошлый год прирост капитала российской банковской системы составил почти 58 процентов. И это при том, что Центральный банк вел довольно жесткую борьбу с искусственной накачкой капиталов банков. Не секрет, что многие банки используют всякие "серые схемы" для отчетности, рисуют капитал и так далее. Не хочу сказать, что мы решили все проблемы, но добились многого в этом деле, и при том получили такие высокие темпы роста.

Взять активы банков - 44,1 процента прироста по прошлому году. Ну кто еще имел такой прирост? Или взять один из самых главных показателей, которые характеризуют влияние банков на развитие экономики - кредитование нефинансовых организаций, то есть насколько банки пополняют ресурсами реальный сектор экономики. Кредиты нефинансовым организациям за прошлый год выросли почти на 52 процента. Это темпы, которые в разы превосходят то, что имеют почти все другие страны. К тому же, у нас нет этих самих злополучных американских ипотечных бумаг, которые подорвали мировую экономику. Хотя, если честно сказать, все это преувеличение, ведь кризис на мировом рынке назревал и без всяких ипотечных кредитов. И рано или поздно финансовый мир должен был в него войти.

РГ: Хотелось бы, чтобы вы сейчас назвали основные риски этого года, и те проблемы, с которыми придется столкнуться и которые вам придется решать. Ведь из заявлений ваших коллег следует, что мы еще не миновали пик проблем?

Меликьян: Я тоже считаю, что мы не миновали пик проблем, но я бы не хотел, чтобы это звучало пессимистично. На самом деле ситуация непростая, но и особого угрожающего положения тоже нет. Думаю, что конец марта и апрель для банковской системы будут труднее, чем сейчас или два месяца назад. Потому что наши банки и предприятия должны будут довольно много платить по заимствованиям за рубежом. Кроме того, это период значительных налоговых платежей. Много надо будет платить по НДС, порядок оплаты которого несколько поменялся. Кроме того, накладывается и еще один фактор - отток капитала, который мы наблюдаем уже два месяца подряд. По прошлому году, кстати, у нас был рекордный чистый приток капитала - 80 миллиардов долларов. А в январе мы имели отток в девять с небольшим миллиардов, и примерно столько же ушло в феврале. Однако сегодня Банк России готов встретить проблемы с ликвидностью во всеоружии: у нас есть не только деньги, но теперь и достаточное количество инструментов, чтобы обеспечить необходимое рефинансирование коммерческих банков.

Полный отчет о "деловом завтраке" читайте в одном из ближайших номеров "РГ".

Тем временем

Вчера Банк России отозвал лицензию на осуществление банковских операций у ОАО Национальный акционерный банк "Крайний Север". Как сообщили в ЦБ, в начале февраля руководство банка, находящееся в Петропавловске-Камчатском, потеряло контроль за деятельностью своего Московского филиала. В итоге в первой половине февраля группой клиентов филиала было переведено около 10 миллиардов рублей зарубежным клиентам по сомнительным сделкам, связанным с ложным импортом товаров.

Банк "Крайний Север" является участником системы обязательного страхования вкладов, и каждый его вкладчик имеет право на получение страхового возмещения, предусмотренного законом в пределах 400 тысяч рублей. По предварительным данным АСВ, на дату отзыва лицензии в банке было открыто до 3000 счетов граждан, остаток на которых составляет около 110 миллионов рублей.

Последние новости