Новости

17.03.2008 02:00
Рубрика: Культура

Как это будет по-русски?

Андрей Макаревич записал еще один диск в студии легендарных The Beatles

Лидер "Машины времени" последнее время очень плодовит. Едва только стихли страсти вокруг лондонского альбома группы Machine Time, как музыкант представил новую премьеру, уже со своим молодежным проектом "Оркестр Креольского танго". О том, как он совмещает столь разные пристрастия, Андрей Макаревич рассказал обозревателю "РГ".

Российская газета : Сейчас вы выпускаете новые альбомы примерно раз в полгода - то с "Машиной времени", теперь вот с "Оркестром Креольского танго". Теперь песни пишутся легче, чем 10-15 лет назад, или просто помогают опыт и профессионализм?

Андрей Макаревич : Да нет, скорость та же абсолютно. Просто у "креольцев" были альбомы, состоящие из русских песен, не моих, а тех, что написали Булат Окуджава и Марк Фрейдкин. А сам я писать песни быстрее не стал. Все так же, как и 30 лет назад: поиск слова, бессонница, сомнения в том, получилось или нет... Но, имея вторую команду с большим количеством разнообразных музыкальных возможностей у меня соответственно возникает и больше музыкальных идей. Чем больше средств для воплощения, тем больше мыслей. Поэтому и диски выходят чаще, чем прежде.

РГ : У вас и раньше были молодые ученики "с идеями" - группа "Папортник". Но она вас как-то быстро разочаровала.

Макаревич : "Папортник" - совсем другая история, шансонная. Достаточно узкая в стилевом плане. Поэтому работали мы очень недолго. Хотя два музыканта из "Папортника" играют теперь со мной в "Оркестре Креольского танго".

РГ : Долгое время считалось, что в "Оркестре" вы играете песни, которые не подошли для репертуара "Машины времени". Но похоже, что с этой точкой зрения вы последнее время категорически не согласны?

Макаревич : Да, сегодня все не так. Когда я начинаю писать песню, то еще не знаю, в "Машину" она пойдет или в "Оркестр". К концу написания - уже знаю. Ведь с "креольцами" у меня более широкая палитра в музыкальном и стилевом смысле. И там гораздо более высокий профессионализм исполнителей.

РГ : Евгений Маргулис и другие участники "Машины времени" не обидятся?

Макаревич : Нет, совершенно не обидятся. Мы никогда и не делали ставку на профессионализм. Для нас он заключается в том, что мы очень драйвово играем вместе. У нас есть общее чувство и многолетний опыт работы. И наше достоинство в том, что мы знаем свои возможности и не прыгаем выше головы. Работаем в рамках своих исполнительских способностей. Некоторые мои песни я даже не предлагаю "Машине времени", потому что они у нас не так бы хорошо получились, как у "Оркестра Креольского танго".

РГ : Вы по-прежнему идете от своих стихов?

Макаревич : Ничего подобного! От чего угодно. Ведь бывает, что Кутиков или Маргулис приносят какую-то мелодию. И я сижу и мучаюсь, размышляя: "Про что эта музыка?"

РГ : Новый альбом "Штандер" вы записывали в той же студии Abbey Road, что и последний релиз "Машины". Как вас встретили английские звукорежиссеры? Удивились, что вы уже с новой группой?

Макаревич : Встретили как старых добрых знакомых. Широких глаз не делали. Ведь когда я уезжал после записи диска "Машины времени", то предупредил их, что еще вернусь, но уже с другой своей командой. Понравился ли в итоге наш диск Machine Time лондонцам? Если честно - не спрашивал, мне это неинтересно. Главное, что мы сделали то, что хотели, и в той студии, о которой мечтали с детства. Кстати, с "машинистами" мы записывались в Abbey Road по одной технологии: барабаны, бас и гитара играли одновременно. А потом использовали "клик", который позволял что-то "подчистить" иди "подвинуть". Ну а с "креольцами" дружно исполнили все "живьем" и без всякого "клика". Я пел одновременно с командой, то есть это было практически концертное исполнение. Даже когда записывали английских музыкантов-духовиков. У нас было всего девять дней на то, чтобы записать, свести и отмастерить альбом. Категорически мало времени. Но что делать - только на этот срок у нас хватило денег. А долго ходить и просить их у спонсоров я очень не люблю.

РГ : Качество "Штандера" от этого не пострадало?

Макаревич : Нет, я ведь и хотел записать этот альбом живьем. Та музыка, которую мы играем с "креольцами" по частям, не записывается. В ней или есть "кач" или нет. В "Штандере" "кач" получился.

РГ : Во время первой вылазки в студию, где записывались The Beatles, вы стремились сделать альбом с постбитловским звучанием, выражая давнюю любовь к этой легендарной группе. А какая была сверхзадача с "Оркестром Креольского танго"?

Макаревич : Прежде всего мы не собирались никому подражать. Просто у студии есть саунд, и глупо было бы им не воспользоваться. Он нам очень дорог. И вообще для меня звук "Битлз" - это тот звук, о котором можно мечтать. Это не значит, что мы косили под "битлов". Но какие-то их приемы мы, естественно, старались использовать.

РГ : Их подсказал продюсер записи Хэмиш Стюарт, который в 90-е играл на гитаре с Полом Маккартни, или это ваши собственные интерпретации?

Макаревич : Мы слушали сами и использовали старый ламповый пульт, на котором записывались "Битлз". Да, мы хотели вытащить из этой студии звук, который вытаскивали "Битлз". И, наверное, частично это удалось.

РГ : Вот и Кутиков играет на басу как-то более вдохновенно.

Макаревич : (улыбается) Ну уж этого я не заметил. Играет как обычно.

РГ : Наверное, лестно и приятно, что теперь у вас есть такой "Оркестр", где вы для молодых коллег и гуру, и царь, и бог?

Макаревич : Я не гуру, не царь и не бог. Но если в "Машине" мы все на равных, то в "Оркестре" я действительно несколько главнее остальных. Но это совершенно не мешает работе. Методика у нас простая: я приношу ребятам песни, а они - в первую очередь пианист Евгений Борец - помогают сделать из них музыкальные произведения.

РГ : Вы играете рок, блюз, хард-рок, были периоды увлечения бардовской музыкой, шансон с ансамблем "Папортник" играли. Только вот к джазу всегда были подчеркнуто равнодушны, даже несмотря на сотрудничество с Евгением Борцом, искушенным джазовым пианистом.

Макаревич : Дело в том, что я никогда не был и не буду джазовым певцом. Хотя на "Штандере", я думаю, джаза более чем достаточно.

РГ : Хорошо известен альбом, где хиты "Машины времени" звучат в диско-стиле. А отдали бы вы свои песни для ремикширования их в модном ныне стиле R N B? "Скворец" или "Флюгер" просто просятся!

Макаревич : Мы никогда в этом стиле не играли. А диск "Ремиксы" записали люди, которые этим занимаются. Мы им это позволили, поскольку ребята проявили интерес и профессионализм. Если кто-то захочет сделать что-то талантливое из моих песен в стиле R N B - пожалуйста. Я никому не запрещаю. Песни для того и пишутся, чтобы их пели.

РГ : Во время одного из недавних туров по России "Машины времени" на репетицию зашел Дмитрий Медведев. Какую песню вы ему сыграли?

Макаревич : Мы как раз отстраивали акустический блок и исполнили песню "Костер". Почему эту - не знаю. Наверное, первая, которая пришла на ум, тем более она хорошо известна, написана еще в 80-е. Потом посидели и поговорили о том, как он ездит и как - мы. Оказалось, что маршруты во многом совпадают. Приятно было пообщаться. Если про политику, то "Машина времени" участвовала в избирательных кампаниях всего один раз - в 1996 году. В той, которая называлась "Голосуй или проиграешь". Уж больно не хотелось, чтобы к власти пришел Геннадий Зюганов. А в этот раз? Да знаете, в этот раз как-то и без нас все получилось хорошо.

РГ : Сейчас модно, чтобы жены артистов тоже пели. Ваша - Наталья Голубь - не высказывает пожеланий?

Макаревич : Слава богу, нет. Она профессионально занимается фотографией, и ее это вполне устраивает. Меня - тоже.

РГ : Сын Иван недавно дебютировал в сериале "Кадеты". Он не просил у вас песню, чтобы спеть ее в кадре или за кадром?

Макаревич : Ну зачем ему петь мою песню! Он и сам парень музыкальный, играет на барабанах, но исполняет совсем другую музыку. Но он учится в театральном вузе и готовится стать профессиональным актером, а не музыкантом.

Культура Музыка
Добавьте RG.RU 
в избранные источники