Новости

18.03.2008 06:00
Рубрика: Власть

Дальневосточный минимум

Камиль Исхаков о развитии региона, ценах на электричество и китайских товарищах

Новая федеральная целевая программа развития Дальнего Востока и Забайкалья вступила в действие с начала этого года. Но деньги на нее минрегион получил только теперь. Задержки усложняют выполнение важной части программы - подготовку к саммиту стран - членов организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества во Владивостоке. К 2012 году в столице Приморья и на острове Русский нужно построить отели, дороги, два моста через море, каких в нашей стране до сих пор не было. И чтобы успеть в срок, работу надо было начать "уже вчера".

Вся программа рассчитана на шесть лет. Ее задача - к 2013 году значительно укрепить инфраструктуру Дальневосточного федерального округа. Пока же утро каждого нового дня Россия встречает своей самой богатой ресурсами, но и самой запущенной, безлюдной частью. Плотность населения на нашей стороне границы в 16 раз ниже, чем на китайской. Только в 2007 году убыль населения составила более 25,7 тысячи человек, несмотря на то, что рождаемость по сравнению с предыдущими годами выросла. Численность работающих в 70 крупнейших компаниях Дальнего Востока за 18 лет уменьшилась в четыре раза, половина этих предприятий прекратила существование.

Такая ситуация складывалась не в один год, хотя в программах "подъема" Дальнего Востока недостатка никогда не было. Чем же новый план лучше прежних? С этого вопроса корреспондент "РГ" начал беседу с ответственным за дальневосточное направление заместителем министра регионального развития Камилем Исхаковым.

Камиль Исхаков : До сих пор "повышенное внимание" к округу оценивалось в 4 процента всех капитальных вложений федерального бюджета. Немного, прямо скажем. А программ действительно было достаточно. В 1930 году, например, ЦК ВКП(б) утвердил программу, и она была выполнена на 130 процентов. Программы 1967 и 1972 годов были реализованы уже на 80 и 65 процентов. "План развития" 1986-2000 годов выполнили вообще на 30 процентов.

Следующую программу развития - с 1996 по 2010 год - мы сами прервали волевым решением. Она предполагала строительство рыбоперерабатывающего завода, птицефабрики и ТЭЦ. И это - на трети территории страны. Название мы сохранили, но насытили документ принципиально новым содержанием.

Будем строить тысячи километров дорог и линий электропередачи, электростанции, газопроводы, больницы, реконструировать воздушные и морские порты. Вся программа стоит 567 миллиардов рублей. Из них 426 миллиардов даст федеральный бюджет, 50,5 миллиарда рублей - региональные бюджеты, 4,7 миллиарда - муниципалитеты, остальное - бизнес.

Российская газета : Такое неравенство в финансировании связано с бедностью дальневосточных регионов?

Исхаков : Конечно. Бюджеты пусты, и нет возможности пополнить их за счет улучшения работы налоговой службы - некому платить.

РГ : Почему вы думаете, что эта программа будет профинансирована полностью, если на предыдущие у государства хронически не хватало денег?

Исхаков : Запланированные бюджетные средства мы получим и до конца года освоим - превратим в основные фонды. У меня в этом нет сомнений - отношение к Дальнему Востоку изменилось после заседания Совета безопасности в декабре 2006 года. Президент утвердил очень серьезные цифры, которые стали основой при разработке всех документов. Например, до 2025 года мы должны в 12 раз увеличить валовой региональный продукт.

Однако Федеральная целевая программа сама по себе такого результата не даст. Она направлена исключительно на развитие инфраструктуры. То есть, по сути дела, на создание условий для бизнеса.

Предприниматели уже заявляют о готовности идти на Дальний Восток на принципах частно-государственного партнерства. Недавно, например, Инвестиционный фонд утвердил проект "Юг Якутии" стоимостью 411 миллиардов рублей, из них частные инвесторы вложат около 300 миллиардов рублей.

Когда инвестиционный процесс наберет силу, экономика округа станет совсем другой. Через шесть лет здесь появится почти 70 тысяч новых рабочих мест. Конечно, на 6,5 миллиона населения округа это не так уж много. И сейчас мы разрабатываем стратегию развития Дальнего Востока и Забайкалья. К 1 июля 2008 года она будет представлена в правительство и, надеемся, утверждена. Мы рассчитываем, что после этого финансирование федеральной целевой программы будет увеличено.

РГ : Что это даст людям? Сегодня даже цена билета на самолет из Приморья до столицы нашей страны так высока, что стала предметом обсуждения на самом высоком уровне. Какие же преимущества нужно создать на Дальнем Востоке, чтобы люди хотели там остаться и, больше того, поехали туда жить и работать из центральной России?

Исхаков : Необходимо повышать качество жизни. Сегодня прожиточный минимум в Дальневосточном федеральном округе почти в два раза выше, чем в среднем по стране. А средняя зарплата - больше всего на четверть. К тому же сегодня всю дальневосточную повышенную зарплату полностью съедают тарифы на электроэнергию. Даже авиабилеты так дороги потому, что горючее приходится транспортировать по железной дороге на электротяге.

Причина высоких электротарифов - неразвитость инфраструктуры, недостаток генерирующих мощностей и линий передачи. Вот почему сегодня наша программа в первую очередь направлена на создание энергетических объектов, а значит, и на снижение тарифов. В конечном итоге мы их сравняем с европейскими.

Однако мы понимаем, что заводы и электростанции принесут пользу жителям Приморья или Камчатки через годы. И нельзя, сложа руки, ждать, когда это произойдет. Так людей на Дальнем Востоке вообще не останется. Поэтому мы уверены: необходимо адресно субсидировать население и даже юридических лиц - товаропроизводителей. За счет бюджета покрывать разницу в затратах на электроэнергию на Дальнем Востоке по сравнению с центром страны.

РГ : А деньги на субсидии есть?

Исхаков : Деньги в государстве, конечно, есть. Однако споры идут вокруг того, что прямые субсидии - не рыночный механизм. Но, я думаю, иного решения у дальневосточной проблемы просто нет.

РГ : Бремя расходов на развитие Дальнего Востока несут налогоплательщики всей страны. Что они получат взамен?

Исхаков : Только за время реализации Федеральной целевой программы прибавка поступлений в бюджеты всех уровней составит 206 миллиардов рублей, в федеральный бюджет из них будет перечислено 136 миллиардов рублей.

Это отлично: вложить 400 миллиардов рублей, получить назад половину за период выполнения программы и потом еще 200 миллиардов за следующие пять лет. Даже в бизнесе масштабные проекты далеко не всегда окупаются за полтора инвестиционных срока.

РГ : Не получится, что наши люди с Дальнего Востока все же уедут, а созданная за счет бюджета инфраструктура достанется китайским товарищам?

Исхаков : Такая опасность есть. Уже сейчас каждый десятый на российском Дальнем Востоке - китаец. Они приезжают по временным визам и работают - кто на рынке, кто на производстве, кто на стройке. Некоторые остаются, начинают приобретать имущество.

РГ : А что нам мешает с выгодой использовать близость к нашим границам энергично растущей китайской экономики?

Исхаков : Наши товары неконкурентоспособны на китайском рынке. Можно было бы продавать продовольствие, сою, например. Но для этого нужно, по сути, заново запустить сельскохозяйственное производство. Можно торговать рыбой, однако прежде придется реконструировать наши порты и навести там порядок. Так что в ближайшее время главными экспортными товарами на Тихом океане станут нефть и газ. В Китае, США, Японии потребности в углеводородном топливе в ближайшие годы серьезно вырастут, а мы как раз дотянем "трубу" до берега.

Есть у нас еще одна возможность - торговать электроэнергией. И хотя Китай готов покупать ее у нас по ценам ниже российских, это для округа все равно выгодно. У нас Зейская и Бурейская электростанции не загружены, поскольку не включены в единую энергосистему. А каждые 100 мегаватт дозагрузки позволят снизить внутренние тарифы на пять процентов.

РГ : Камиль Шамильевич, за то время, что вы были мэром Казани, этот город стал одним из самых комфортных для жизни. Сколько лет потребуется, чтобы Дальний Восток стал таким же привлекательным, как столица Татарии?

Исхаков : Ближе других к этому Хабаровск и, наверное, Благовещенск. Но в общем, чтобы полностью выравнять условия, нужны годы, возможно - десятилетия. Однако, если жизнь на Дальнем Востоке будет по карману, если будет работа и оттуда можно будет хотя бы раз в год слетать в Европейскую Россию, люди будут там жить. И возвращаться из центра страны к Тихому океану.

Справка "РГ"

Дальневосточные недра богаты нефтью и газом, здесь сосредоточены практически все российские запасы олова и алмазов, половина золота, треть вольфрама, четверть серебра и меди, шестая часть угля. Здесь полно леса и 85 процентов российской рыбы.

Однако валовой продукт Дальнего Востока в расчете на единицу площади в 17 раз ниже, чем в остальной России, и в 47 раз - чем в соседнем Китае.

Власть Работа власти Регионы Правительство Минэкономразвития
Добавьте RG.RU 
в избранные источники