Новости

18.03.2008 06:00
Рубрика: Экономика

До еды и после

Сумеет ли Россия уменьшить зависимость от импортных лекарств и наладить выпуск отечественных аналогов

Ожидается, что уже в марте правительство примет решение о разработке Стратегии развития отечественной фармацевтической промышленности до 2020 года. Она должна быть готова к концу этого года.

От ее содержания будет зависеть, останется ли Россия большим прилавком по продаже импортных лекарств или войдет в пул мировых производителей по их разработке и выпуску, то есть успеет вскочить в уходящий поезд и занять ведущее место в отдельных сегментах мировой фармацевтической индустрии.

Сегодня 80 процентов жизненно важных антибиотиков, инсулинов, кардиологических, онкологических препаратов ввозится в Россию из-за границы. И даже лекарства, произведенные внутри страны, делаются из китайских и индийских субстанций. Ведущие игроки рынка, пользуясь ситуацией, диктуют свои условия государству по закупке тех или иных медикаментов. В итоге стоимость лекарств растет. Тем не менее, как считают в аналитическом агентстве RMBC, говорить о "существенных потерях бюджета на импортных закупках" нельзя. По мнению аналитиков "ассортимент российских лекарств настолько мал, что если бы, например, по программе дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) все возможные иностранные препараты были бы заменены имеющимися на текущий момент российскими аналогами, экономия не превысила бы 10-15 процентов". А потом, готовы ли сегодня российские потребители отказаться, например, от швейцарских таблеток в пользу российских?

Сценарий без режиссера

Рецептами на реанимацию отечественной фармацевтической промышленности на днях обменялись участники "круглого стола", прошедшего в Минпромэнерго России. Были озвучены несколько возможных сценариев поддержки отрасли государством. Некоторые из них предложили члены экспертного клуба по форсайту (научному методу предвидения), в который входят медики, руководители частных и государственных фармацевтических компаний, ученые, экономисты.

Итак, какие же это сценарии? Первый - привлечение зарубежных компаний для производства лекарств на территории России. Это так называемый "автомобильный". С помощью льготного режима промышленной сборки российское правительство два года назад привлекло в страну почти двадцать ведущих автоконцернов мира. Этот сценарий "самый перспективный", считает руководитель Экспертного клуба, заместитель председателя Координационного совета по долгосрочному прогнозированию минпромэнерго Георгий Афанасьев.

Авторы этой версии предлагают активнее приглашать в Россию ведущие иностранные фармацевтические компании-производители, выпускающие инновационные препараты новых поколений. Их, уверяют авторы, российская промышленность сегодня сама не освоит, так как затраты на разработку одного оригинального препарата доходят до 1 миллиарда долларов. Закупать, особенно для госпрограмм, тоже дорого - за пять лет средняя цена таких препаратов выросла более чем в четыре раза.

Второй сценарий - создание в России госкорпорации на основе консолидации госсобственности в фармацевтической промышленности. По третьему - ставка делается на финансирование разработок новых отечественных препаратов, их патентование и продажу зарубежным производителям для внедрения в производство и раскрутку на международных рынках.

Четвертый вариант - "упаковочный", пожалуй, самый инерционный, когда готовые лекарственные формы ввозятся в Россию, доводятся до "ума" и расфасовываются по коробкам.

Из четырех сценариев ни один не набрал "большинства голосов". Крайне прохладно участники "круглого стола" отнеслись к первому, "автомобильному" сценарию. Мотивировали они это тем, что покупка машины является выбором будущего автовладельца, а на фармацевтическом рынке за пациента его делает врач. И этот выбор будет "явно не рыночным", учитывая сильное коммерческое влияние на врачебное сообщество разных производителей лекарств.

80 процентов жизненно важных антибиотиков, инсулинов, кардиологических, онкологических препаратов ввозится в Россию из-за границы

Между тем многие иностранные компании уже сами по себе стремятся обосноваться в России. Кто-то либо покупает уже готовый бизнес, кто-то - строит собственные производственные площадки или переносит производство отдельных препаратов на российские заводы. Но, как уверяют руководители отечественных компаний, иностранные лекарства, произведенные в России, не становятся дешевле и доступнее для россиян. Более того, по их мнению, возрождение отечественного фармацевтического рынка здесь не при чем, так как исключительно все препараты иностранцы выпускают на основе своих лицензий и технологий. "Завтра владельцы этих компаний скажут, нам не нужен пенициллин, мы будет продавать виагру. И что тогда делать?" - волнуются собеседники "РГ". В итоге сошлись на том, что гораздо разумнее строить новые фармацевтические заводы как в России, так и за границей. Но это, по мнению участников дискуссии, также пока большая проблема: инвестиции в создание фармацевтического предприятия начинаются от 50 млн долларов. Тем не менее, по словам директора Департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий Минпромэнерго России Сергея Цыба, государство должно активно способствовать созданию фармацевтических заводов на территории России, в том числе для обеспечения национальной лекарственной безопасности. "Этот вопрос будет активно обсуждаться",- подчеркнул Цыб. А вот идею создания в России фармацевтической госкорпорации представитель минпромэнерго на "круглом столе" постарался подробно не комментировать. На вопрос корреспондента "РГ", как все-таки оценивают перспективы такой корпорации разработчики будущей стратегии, Сергей Цыб сказал: "В первую очередь надо ответить себе на вопрос "зачем"? То есть с какой целью ее нужно создавать и какие у нее будут перспективы на внутреннем и внешних рынках. Потом уже отвечать на вопросы "когда" и "как". Позже в приватной беседе один из чиновников, участников "круглого стола", заметил, что "госкорпорация в фармацевтике - это возможный локомотив развития отрасли, и по такому пути пошли сейчас Бразилия и многие другие развивающиеся рынки". Оппоненты "из бизнеса" отнеслись к возможному появлению на рынке мощного конкурента без энтузиазма, назвав госкорпорацию "братской могилой". Впрочем, короткий "закулисный" спор лишний раз обострил суть проблемы- дискуссии впереди предстоят жесткие.

Третий сценарий, который предусматривает финансирование научных разработок новых оригинальных лекарств, вообще был признан труднореализуемым, по крайне мере в краткосрочной перспективе. По словам экспертов, международные компании не возьмут наши оригинальные препараты даже на клинические испытания, так как все то, что производит российская фармацея, не соответствует мировой системе стандартизации. Кроме того, представители отечественного бизнеса крайне сомневаются в возможности создания "под ключ" новых оригинальных российских препаратов.

"Фармацевтика - самая рискованная отрасль по инвестициям - не всегда их удается "отбить", то есть создать такие лекарства, которые будут востребованы. А рисковать на многомиллиардных проектах не готовы ни бизнес, ни государство",- предупредил глава одной из фармацевтических компаний. Однако у третьего сценария есть более реальный поворот, считают эксперты. К примеру, участников дискуссии весьма впечатлила возможная финансовая помощь государства по приобретению иностранных лицензий, у которых закончился срок давности, для производства лекарств на отечественных заводах. "Это самый короткий и наименее затратный путь. Одна такая лицензия будет стоить уже не миллиарды долларов, а от 5 до 20 миллионов долларов", - считают эксперты. Вот только на каких принципах и кто из участников рынка эти лицензии будет получать, осталось неясным.

Итоги дискуссии подвел Станислав Наумов, директор Департамента экономического анализа и перспективного планирования минпромэнерго. По его словам, в России сегодня научными коммерческими разработками в области фармацевтики занимаются малые и средние предприятия (на их долю приходится до 70 процентов разработок), и крупные академические институты, и частные фармацевтические компании. "Единственное, что пока ясно: любые государственные программы должны идти через интеграцию этих всех компаний, через сокращение разрыва между разработками лекарств и их коммерческим воплощением. Так что государство надеется увидеть в качестве партнеров и корпоративных игроков этого рынка, причем с собственными сценариями", - подчеркнул Наумов.

Мутация таблетки

Между тем сложность вопроса еще и в том, что стратегия должна быть спроецирована на так называемую мировую "дорожную карту" биотехнологии здоровья. И желательно - на 20 лет вперед, заметил Георгий Афанасьев. То есть специалисты обязаны понимать, что будет происходить в мире после 2020 года в области производства фармацевтических средств. Уже через 12 лет, по его данным, упор будет сделан на нелекарственную фармацевтику, то есть от борьбы с болезнями человечество постепенно будет переходить к расширению биологических возможностей организма человека. А новые сенсационные суперразработки в области расшифровки геномов различных вирусов, вируса и генного кода человека могут вообще поменять и диагностику, и методы лечения болезней, что, соответственно, перевернет и фармацевтику. И от производства лекарств в индустриальных массовых масштабах она перейдет к изготовлению "индивидуальных" лекарственных форм с учетом особенностей пациента. "Такие серьезные мировые вызовы нельзя не учитывать. Россия не должна пропустить этап создания новых поколений лекарственных препаратов, - сказал Афанасьев. Тем более, за рубежом сегодня вся инфраструктура, обеспечивающая переход от научных разработок к прототипам лекарств, интенсивно финансируется правительствами иностранных государств".

Решено, что по итогам "круглого стола", в рамках Координационного совета по промышленному энергетическому форсайту минпромэнерго будет создана секция фармацевтической промышленности. Минздравсоцразвития сейчас также на своем сайте организовало площадку для обсуждения концепции здравоохранения и развития фармацевтики в стране. Так что дискуссия продолжается. А вопрос о будущем отечественной фармацевтической промышленности остается открытым.