Новости

19.03.2008 04:59
Рубрика: Власть

Мартовские коды

Кондолиза Райс призналась "РГ", что договориться с Москвой Вашингтону до сих пор мешали трудности перевода

Во вторник в Москве глава МИД России Сергей Лавров предложил госсекретарю США Кондолизе Райс и шефу Пентагона Роберту Гейтсу не поминать старое. Иначе "глаз вон", продолжил российский министр свою мысль. Приводить после этих слов в повышенную боеготовность армию США Гейтс не стал.

Внимательно выслушав перевод слов Лаврова, шеф Пентагона лишь сдержанно улыбнулся. Однако было очевидно, что он до конца так и не понял нюансы русской пословицы - ведь до сих пор никто явно "не покушался" на его глаза.

Значительно раньше и куда более широкой улыбкой отреагировала на процитированную министром иностранных дел России пословицу глава внешнеполитического ведомства США. Уж она-то за сотни встреч с Лавровым в разных форматах и странах давно убедилась: российский министр ни один орган собеседника "выставлять вон" не собирается.

Говоря о планах Белого дома развернуть третий позиционный район ПРО США в Чехии и Польше, Лавров был предельно откровенным. Он сообщил американским гостям в энный раз: по мнению Москвы, лучше бы этого района вообще не было.

В сущности, именно для того, чтобы попытаться убедить российскую сторону в том, что ракеты-перехватчики в Польше и радар в Чехии не будут угрожать безопасности России, в Москву и прилетели Гейтс и Райс. Первая встреча в российской столице в формате "два плюс два" состоялась еще в октябре прошлого года. На ней за Сергеем Лавровым, очевидно, была закреплена задача дипломатической поддержки, в то время как министр обороны России Анатолий Сердюков прикрывал тылы.

Много чего пообещав в устной форме в октябре, Райс и Гейтс уехали из Москвы, договорившись с Лавровым и Сердюковым вновь встретиться в том же формате, но уже на американской земле. Источник в российском МИДе тогда сообщил, что США готовы предпринять реальные шаги для предоставления гарантий, что элементы ПРО США в Восточной Европе не нанесут ущерба безопасности России.

Спустя несколько недель, однако, выяснилось, что присланные в письменной форме предложения Вашингтона серьезно отличаются от октябрьских устных обещаний двух американских министров, фактически тем самым сведя на нет итоги переговоров в Москве. Этот факт, правда, тогда никто не прокомментировал. На этот раз Райс не удалось уйти от ответа. Отвечая на вопрос корреспондента "Российской газеты", госсекретарю США пришлось признаться. В чем именно - чуть позже.

В начале марта стало известно, что и место второй встречи в формате "два плюс два" американцев тоже не устраивает. Они опять были готовы прилететь в Москву. Приехали в понедельник. Встретились сначала с главой России Владимиром Путиным и избранным президентом Дмитрием Медведевым. А затем во вторник четыре министра более чем на семь часов уединились в особняке российского МИДа.

Около ста аккредитованных журналистов и 25 телекамер ждали итоговой пресс-конференции более трех часов. Министры вышли и сообщили, что по ПРО и Косово позиции сторон остались практически диаметрально противоположными. И все же встречу явно нельзя было назвать провальной как минимум по двум причинам. Во-первых, стороны сообщили, что намерены создать документ с юридической рамочной системой. "Мы говорим об этом уже на протяжении нескольких лет. Речь идет не об официальном договоре. Но это будет документ, признающий весь спектр российско-американских отношений, которые являются очень обширными. Многое уже было достигнуто нашими президентами", - пояснила Райс.

Во-вторых, Лавров объявил, что в Москву американцы привезли модифицированную версию своих октябрьских предложений по ПРО. Более того, он уточнил, что на этот раз письменного варианта не придется ждать неделями. При этом Гейтс обещал, что в бумажной форме российская сторона получит предложения Вашингтона уже во вторник вечером. "Министр иностранных дел России положительно охарактеризовал эти идеи, и сейчас нужно изложить их на бумаге. Мы надеемся, что сможем услышать российскую реакцию в довольно скором времени", - заметил глава Пентагона. Глядя на него, правда, все равно складывалось впечатление, что лично для себя он продолжает не совсем ясно понимать, почему американцы должны согласовывать свои планы с другим государством. Название которого Гейтс, кстати, точно не знает. В одном из ответов на вопрос он назвал Российскую Федерацию Российской республикой.

"Наши озабоченности американской стороной, насколько мы понимаем, услышаны. По крайней мере, в ответ на наши озабоченности, хотя США и намерены завершить работу по третьему позиционному району, нам были представлены достаточно важные, полезные предложения, которые мы рассмотрим, - заметил Лавров. И добавил: - Рассчитываю, что после их получения в письменном виде мы сможем подтвердить такую оценку".

Это уточнение прозвучало не случайно. Так в чем же призналась Райс "Российской газете"? На вопрос, правда ли, что устные договоренности в октябре сильно отличались от поступивших позже письменных предложений, она заявила: "Я должна признаться, что, вероятно, была некоторая неясность в том, что было сказано и что было указано в письменной форме. Иногда, когда переходишь с концептуального уровня на детализацию, что-то теряется в переводе".

"Рассчитываю, что на этот раз не будет проблем с переводом. Это позволит нам конструктивно работать с прицелом на результат, - заметил, улыбаясь, Лавров, - то, что было в октябре, - давно все обсудили. Сегодня на дворе март, месяц более оптимистичный. И вообще кто старое помянет, тому глаз вон".

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Россия и США