Новости

20.03.2008 02:35
Рубрика: Общество

Дорога в святую обитель

В 23 года Вера Смолкина поняла, что мирское бытие - не ее путь

Уйдя в монастырь, девушка исполнила свою заветную мечту и желание матери.

Богородице-Табынский женский монастырь - один из самых известных в республике. На земле, где явилась миру икона Табынской Божией Матери - покровительницы всего Урала, нашли обитель около 30 сестер. Большинство живут в Стерлитамаке, на подворье при храме в честь святой мученицы Татианы. Остальные несут послушание в Гафурийском районе. Помогают паломникам, съезжающимся со всей страны помолиться и окунуться в целебные воды местных источников, выращивают картофель и овощи, фрукты и ягоды, работают в швейной мастерской, продают утварь в церковной лавке. Управляет всем этим большим и хлопотным хозяйством настоятельница обители монахиня Иоанна. В миру Вера Смолкина.

Крестик вместо пионерского галстука

С раннего детства Веру учили почитать Бога. Глубоко верующим человеком был ее дед, певший в церковном хоре и едва не поплатившийся за это жизнью. Мама, с малых лет носившая на шее маленький православный крестик, в благочестии воспитала и четверых своих детей.

-  Мы росли с верой, -  вспоминает матушка Иоанна, -  поэтому быть пионерами и комсомольцами не могли. Вместо галстука носили крестики, которые у нас неоднократно срывали прямо с шеи. Одноклассники поначалу подсмеивались над нами, учителя смотрели на нас с удивлением. Мне, моим двум сестрам и брату пришлось пережить очень нелегкий период в жизни: мы были не такие, как все, и потому вызывали непонимание. Однако все ребята из нашей семьи были очень активными. Я, например, пела в хоре, с удовольствием участвовала в спортивных меро-приятиях, была физоргом класса. Так что скоро отношение к нам изменилось.

После школы каждый выбрал свою дорогу к Богу. Старший брат поступил в семинарию, с верой связали свою жизнь и остальные дети. "Все нашли себе место в ограде церковной", -  говорит матушка.

Путь в монастырь

Вера окончила Ульяновский книжный техникум и устроилась на очень завидную по тем временам работу - товароведом на оптово-торговую базу. В пору всеобщего дефицита вчерашняя студентка могла достать практически все и, само собой разумеется, завести необходимые связи. Но ее это совсем не интересовало. Девушка окружала себя лишь интересными ей людьми - верующими. Она очень много ездила по святым местам. В отличие от других девчонок замуж выходить не хотела. Зато все чаще задумывалась о монашестве.

В Советском Союзе не только продукты питания, но и монастыри были в дефиците. Имелись они лишь в некоторых христианских республиках. В Эстонии, например. Там и нашла Вера свою духовную наставницу - игуменью Варвару (Трофимову), настоятельницу Свято-Успенского Пюхтицкого монастыря. Сюда приезжало большое количество людей со всей страны. Многие из них занимали высокие посты, были известными в своих регионах людьми. В тихой обители на окраине Союза, укрывшись от посторонних глаз, они молились, вели разговоры о Боге, отдыхали душой, обретали спокойствие и очень много трудились.

Во время одного из отпусков Вера попросила матушку Варвару взять ее к себе послушницей. Та ответила, что надо подождать, и поставила девушку на очередь. Монастырей было мало, и принять всех желающих они не могли. "Все лето после этой поездки, -  рассказывает матушка Иоанна, -  я находилась в каком-то напряжении. Но время шло, а известий из Эстонии не приходило. Я уже смирилась с тем, что проведу жизнь вне монастырских стен. Но Господь увидел мои намерения - все это время он готовил меня к главному выбору".

Под покров Богородицы

Близкие люди пригласили Веру с родителями на свадьбу. За столом было шумно, весело. "Вдруг вся компания куда-то исчезла, и я осталась одна, - вспоминает матушка Иоанна. - До сих пор не могу понять, куда все тогда подевались? И так мне одиноко, так грустно и обидно стало. Про себя подумала: никому я не нужна, даже маме. Уже потом поняла, что так Господь  подводил меня к решению о монашестве. Расплакалась и пошла домой. А там меня ждала телеграмма от матушки Варвары с двумя словами: "Срочно приезжай".

Собираться надо было быстро, однако администрация базы с увольнением Веры не спешила. Пришлось сказать, что выходит замуж и уезжает из города. Сослуживцы не поверили: "Что же ты за невеста - ни платья, ни фаты, ни туфель?". - "А мне все это жених купил", -  отшучивалась она. Даже в семье, в верующей среде, никто не думал, что Вера решится уйти из мирской жизни - слишком деятельным и жизнелюбивым человеком она была. Только мама, втайне мечтавшая о том, чтобы хоть кто-то из детей посвятил себя монашеской жизни, иногда говорила: "Верочка меня послушается".

- Про себя тогда задумала, -  говорит матушка Иоанна, - что на праздник Покрова я должна быть в Эстонии. Так и случилось. Именно в этот день я приехала в монастырь, где прожила пятнадцать лет в послушании. Очень нелегко приходилось: серпами скашивали огромные поля, потом молотили зерно, с корня пилили лес, рубили дрова. Все вручную. Нас постоянно перебрасывали с одного послушания на другое. Там же, в Эстонии, я научилась вручную шить золотом, пела в церковном хоре. Как бы трудно ни приходилось, знала: ангел-хранитель записывает каждый шаг. И все потом зачтется: и хорошее, и плохое.

Неспокойная монашеская жизнь

В 1993 году послушница Вера Смолкина приняла постриг с именем Иоанна. С тех пор жизнь забрасывала ее в разные уголки страны. Около четырех лет восстанавливала с сестрами Пюхтицкое подворье на Рождественке в Москве, по благословению игуменьи Варвары   организовывала подворье в Когалыме, была настоятельницей Свято-Покровского монастыря в селе Кизельское Челябинской области. Наконец по приглашению архиепископа Уфимского и Стерлитамакского Никона оказалась в нашей республике.

Подворье с нуля

-  Когда я приехала сюда, в Гафурийский район, в полуразвалившихся дощатых монастырских постройках не было ни воды, ни газа, -  рассказывает матушка Иоанна.- Вокруг стояла ограда из штакетника, сквозь которую на нас с удивлением смотрели отдыхающие из расположенного рядом санатория "Красноусольск". Сама я три года мерзла в келье, куда почему-то никак не доходило тепло.

Сейчас здесь есть все удобства. А в теплой трапезной найдется и рыба, и фрукты, овощи, каша, чай, сладости. Пищу принимают дважды в день. Однако при необходимости  желающие могут слегка перекусить на кухне и в другое время. День начинается в семь часов утра, а заканчивается в десять вечера. Все время сестры проводят в трудах неустанных. Одни из них выполняют должностные обязанности, - например, казначея, ризничей, регента, а другие несут так называемые общие послушания. По словам матушки Иоанны, сестер у нее не хватает - надо бы еще человек пять.

Не привыкшая жаловаться и говорить о проблемах, очень ровная и спокойная матушка только однажды во время разговора разволновалась. Когда речь зашла об отдыхающих, которые приезжают со всей республики искупаться в святых источниках. Раздеваться в жаркую погоду многие начинают прямо от автомобильной стоянки и небольшой путь к купальням, который идет мимо монастырских стен, церковной лавки, проделывают практически в чем мать родила. Не стесняются строгих, неодобрительных взоров верующих людей, не обращают внимания на храм, стоящий на горе. В таком виде подходят и спокойно покупают церковную утварь: свечи, книги, иконы. А ведь даже в курортных городах ходить в купальниках разрешается только на пляже.

"Возрождать утерянное чувство стыда - вот что необходимо сегодня", -  говорит матушка.

Прямая речь

Архимандрит Николай, помощник архиепископа Уфимского и Стерлитамакского Никона, настоятель Богородско-Уфимского храма

- Разные, непохожие судьбы приводят людей в монастырские стены. Среди них есть те, кто идет с Богом по жизни,  с малых лет воспитывается в верующей семье. Немало и других, для кого обретение Господа становится неожиданным прозрением. Возраст у послушниц и монахинь - тоже самый разный. От бабушек, давно перешагнувших пенсионный возраст, до совсем молодых девушек.

В последние годы желающих уйти из мирской жизни стало значительно больше. Как среди мужчин, так и среди женщин. Довольно часто девочки-школьницы, студентки - слишком эмоциональные, неопытные, начитавшись книжек, бросают привычный уклад жизни и спешат укрыться за монастырскими стенами. Об истинном монашестве они имеют не совсем верное представление: как правило, романтизируют, идеализируют его. Столкнувшись же с реальностью, понимают, что такая ноша им не по плечу.

Монашество - прежде всего нелегкий труд. Ежеминутный, каждодневный. Жизнь в монастыре состоит из двух главных занятий - работы, порой грязной, физически тяжелой, и молитв. Поэтому преодолеть период послушания, а затем сделать главный выбор - стать монахиней могут только очень терпеливые и трудолюбивые люди.

Кроме того, решившись на монашество, девушке необходимо помнить, что дальнейшая жизнь будет строиться в соответствии с тремя главными обетами: послушания, целомудрия и нестяжания.

Общество Религия Общество Ежедневник Образ жизни ПФО Башкортостан