Новости

21.03.2008 03:00
Рубрика: Общество

Избирательная принципиальность

Присуждение ученых степеней становится процессом, произвольно управляемым

К проблемам в этой сфере "Российская газета" в последнее время обращалась не раз. Напомним лишь несколько наших публикаций: "Куплю докторскую. Не колбасу, а диссертацию" (22.03.2002), "Диссертации через кассу не принимаем" (05.04.2002), "Товарищ, вы - большой ученый" (15.05.2002), "Игры втемную вокруг ВАК" (16.02.2005), "За диссертации "под ключ" под арест не посадишь" (14.04.2006), "Возведение в степень" (26.04.2006), "Возведение в степень: полномочия разделили" (03.05.2006), "ВАК вооружился системой "Анти-Плагиат" (11.07.2007), "Шамбалалайка" (21.09.2007).

Все эти годы в разветвленном и многоярусном механизме государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров шла перманентная реорганизация. Менялись положения о диссертационных советах и перечень научных специальностей. Кардинально пересмотрен список рецензируемых журналов ВАК. Как побочное следствие административной реформы 2004 года и результат противоборства минобрнауки и РАН, изменился статус Высшей аттестационной комиссии - она стала, по сути, экспертным органом на общественных началах при Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки.

Вполне закономерно, что некоторое время назад произошла и смена руководства на ключевых позициях председателя и главного ученого секретаря ВАК. Запущен весьма болезненный и конфликтный процесс переутверждения диссертационных советов и перечня рецензируемых журналов, где соискатели ученых степеней должны публиковать перед защитой свои научные откровения.

Если следовать официальным комментариям, все новации и перемены, включая кадровые, нацелены исключительно на укрепление общегосударственной системы аттестации. Чтобы, с одной стороны, сделать требования к соискателям понятными и единообразными для всех, а с другой - поставить надежный экспертный заслон лжеученым, липовым диссертациям и всем прочим, желающим остепениться без должных на то оснований.

Но есть и факты иного рода, о чем свидетельствует редакционная почта. Одно из таких писем стало поводом для журналистского расследования.

Что за комиссия, создатель!

Признаюсь сразу: я не имею специальной подготовки в вопросах проектирования и эксплуатации морских портов. Но само это слово, знаю твердо, произносится с ударением на первом слоге. И наш сегодняшний разговор как раз об этом - об ударных гласных и мягкотелых согласных в системе аттестации научных кадров.

Кандидат наук из Новороссийска Юлий Горгуца со своим аттестационным делом в черную статистику ВАК еще не попал - президиум отклонил его работу на соискание ученой степени доктора технических наук в октябре 2007 года и сейчас разбирается в поданной апелляции.

Как утверждает претендент на докторскую степень, гласность в этой сфере заканчивается на уровне специализированных диссертационных советов. А как только документы поступают в ВАК, "все окутывается мраком неизвестности". Читая это, легко допустить, что в человеке говорит обида. Обычное дело: завернули слабую диссертацию, соискатель не хочет с этим согласиться, вот и ищет виноватых - валит с больной головы на здоровую. Но Юлий Горгуца не походит на обиженного жалобщика. Это во-первых. А во-вторых, я не собираюсь взвешивать его работу с научной точки зрения на собственных весах.

Смешно было бы журналисту полемизировать с экспертами ВАК на их профессиональном поле.

Но сам по себе случай, как мне представляется, не рядовой и дает повод для серьезного разговора внутри экспертного сообщества.

Кандидатскую диссертацию под названием "Обоснование основных параметров рейдовых нефтепричалов" Горгуца защитил еще в 1984 году. Все последующие годы, по его словам, думал над развитием схожих идей. Причем идей не абстрактных, а в тесной увязке с практическими вопросами проектирования и эксплуатации морских портов.

Последние несколько лет, когда диссертация была, что называется, на выходе, определялся с местом предстоящей защиты. Сначала обратился в диссертационный совет при Московской государственной академии водного транспорта. Но оттуда дали понять, что тема его докторской под названием "Теория и практика принятия решений при проектировании и эксплуатации морских портов" не совсем по адресу. В итоге выбор пал на диссертационный совет при Санкт-Петербургском государственном университете водных коммуникаций, а ведущей организацией стало ОАО "ЛенморНИИпроект".

Как и положено, были назначены оппоненты, определен день защиты, обнародован автореферат. И вот тут, по словам соискателя, в его судьбу вмешались силы, перед которыми мы безоружны. В диссертационный совет поступила кляуза. Да непростая, а на официальном бланке Дирекции государственного заказчика программ развития морского транспорта, где в должности заместителя генерального директора трудится Г.И.Литвиненко. Своей подписью он и утвердил "Заключение" на автореферат Горгуцы.

- Бумагу доставили с нарочным, буквально перед самым заседанием диссертационного совета, когда в Санкт-Петербург уже прибыли иногородние оппоненты, - до сих пор удивляется Горгуца такому "коварству". - Прицепились к тому, что с одним из них у меня были в прошлом совместные публикации. Но я не знал, что это запрещено, а ученый секретарь совета, видимо, недоглядел...

Защиту, разумеется, отложили и назначили нового оппонента. С ним, по уверению Горгуцы, он не был даже знаком. Встретились 17 февраля 2006 года на совете. Защита состоялась, и дюжина докторов наук единогласно ходатайствовала перед ВАК "о присуждении Горгуце Ю.В. ученой степени доктора технических наук".

С этого места начинается самое интересное.

Наперехват решению диссертационного совета поступает второе письмо от Литвиненко, уже на имя руководителя ВАК академика Кирпичникова. И - с новыми обвинениями: "сведения о внедрении результатов не соответствуют действительности", "в настоящее время нами инициируется служебное расследование по представленным в работе актам внедрения..."

Что дало "служебное расследование" и проводилось ли оно вообще, никому не ведомо. Хотя акты внедрения приложены к диссертации. Если кто-то сомневался в их подлинности, достаточно было поднять телефонную трубку. Но этого не сделали. А камень тем не менее был брошен, и круги пошли.

Три "бойца" и 25 соглашателей

Расчет Литвиненко себя оправдал - его письмо, попавшее на волну общей борьбы с соглашательской политикой диссертационных советов, произвело двойной эффект. Диссертацию Горгуцы, уже поступившую в ВАК, отправили на дополнительное экспертное заключение в Государственную морскую академию им. адмирала С.О.Макарова. А самого Литвиненко - не иначе как за проявленную "бдительность" - в том же самом 2006 году ввели в состав экспертного совета ВАК по транспорту, где и предстояло окончательно решать, быть Горгуце доктором наук иль остаться только кандидатом. Получилось так, будто бдительного сторожа определили в пограничники, и теперь на этом участке не то что чужак - мышь не проскочит...

Чтобы не утомлять пересказом последующих перипетий, сообщу промежуточный результат: профильный диссертационный совет ГМА им. Макарова, где состоялась, по сути, повторная защита Горгуцей своей работы, абсолютным большинством голосов ("за" - 13, "против" - 3) признал ее "соответствующей профилю специальности" и отвечающей требованиям докторской диссертации.

- Как подсказывает опыт, в таких случаях ее надо утверждать, - поделился в беседе со мной Владимир Николаевич Неволин, за плечами у которого несколько лет работы главным ученым секретарем ВАК. - У членов экспертного совета, конечно, может быть особое мнение, но и с решением двух, не зависимых друг от друга диссертационных советов - а это два десятка докторов наук по профильной специальности - как можно не считаться?!

Оказывается, можно. И тут одно из двух. Или аттестационное дело Юлия Горгуцы действительно из ряда вон. Или ваковские механизмы экспертных оценок дают системный сбой, а коллегиальная форма принятия решений позволяет собой манипулировать.

Ничем другим нельзя объяснить тот факт, что в экспертном совете по транспорту, получив в ответ на свой запрос дополнительное заключение диссертационного совета ГМА, мнение коллег всерьез даже не восприняли. С упорством, достойным лучшего применения, здесь сформировали свою комиссию из трех человек, чтобы подготовить и вынести на президиум ВАК окончательный вердикт по диссертации Горгуцы.

Было это сделано с подачи г-на Литвиненко или нет - судить не берусь, но сам он в комиссию не вошел. Видимо, сочли достаточным включить туда профессора В.Д. Костюкова из Московской академии водного транспорта, руководителя диссертационного совета, в котором успешно защитил свою докторскую его давний приятель Литвиненко.

Для нашего расследования важно назвать и двух других членов комиссии. Это доктор технических наук П.А. Козлов (диссертация по специальности "эксплуатация железных дорог") и проректор Московского государственного технического университета гражданской авиации А.И. Козлов (диссертация по специальности "радиолокация и радионавигация").

Не пытаясь усомниться в компетенции каждого из этих специалистов в своих областях науки и производства, выражаю недоумение лишь в одном: по каким критериям их мнение оказалось весомее коллективной оценки 12 докторов наук в одном диссертационном совете (по профилю специальности), подкрепленной еще 13 голосами таких же специалистов из другого диссертационного совета?!

Недоумение лишь усиливается, когда читаешь подготовленное "тройкой" заключение, местами почти буквально повторяющее пассажи и умозаключения из писем Литвиненко. Именно в таком виде оно было вынесено для голосования в экспертном совете, и именно оно дало основу для крайне категоричного заключения экспертного совета ВАК по транспорту: "содержание... и основные научные положения диссертации, выносимые на защиту, не соответствуют ни одному из пунктов паспорта специальности...".

Почему не обратил внимание на эти торчащие уши начальник отдела естественных и технических наук в аппарате ВАК Михаил Никитин, через которого шла вся эпистолярная эпопея и который докладывал вопрос на президиуме ВАК, не знаю и спросить не могу - не так давно г-на Никитина с прежней должности уволили. И публично причин не объясняют.

По меньшей мере странно и другое: указав на "недопустимое снижение требований", "непрофессионализм" и беспринципность в адрес одного диссертационного совета, эксперты ВАК и сотрудники его аппарата ни словом не обмолвились в адрес другого совета, который "преступно солидаризовался" с первым. И недвусмысленно констатировал, что работа "выполнена на актуальную тему, является законченным научным исследованием", а сам диссертант "заслуживает присуждения ему ученой степени доктора технических наук".

Юлий Горгуца: Иду на ВАК

Исследовав десятки документов в этом запутанном деле, я решился задать Горгуце прямой вопрос: какие причины были у Литвиненко ставить палки в колеса его диссертации? Запираться мой собеседник не стал и в двух словах признался, что между ними существует "давняя и обоюдная личная неприязнь".

Такого объяснения и бумажной переписки мне показалось мало и я, уже по вредности характера, стал пытать вопросами фигурантов дела. Руководителя диссертационного совета ГМА Владимира Логиновского. Официального оппонента Горгуцы, заведующего кафедрой СПГУВК Павла Гарибина. Доцента МГУ Виктора Матвеева, готовившего отзыв на диссертацию Горгуцы...

А после этого отправился по давно знакомому адресу на Сухаревскую площадь, где в здании Росборнадзора до сих пор ютится ВАК. В должности начальника управления, отвечающего за организацию и контроль в сфере аттестации научных и научно-педагогических кадров, вместо Виктора Выскуба теперь Николай Аристер. Проговорив около часа, мы по многим вопросам обнаружили схожее понимание.

На фоне происходящих и ожидаемых перемен, в том числе грядущего вскоре переезда ВАК в свое собственное здание, резонансная история с диссертацией Юлия Горгуцы отошла для сотрудников аппарата куда-то на второй план. Отошла, но не забылась. Лидия Владимировна Логинова, совмещающая теперь в одном лице прежнюю должность заместителя начальника управления и начальника отдела (вместо уволенного Никитина), рекомендовала мне позвонить профессору Костюкову - ведь он, помимо всего прочего, заместитель председателя экспертного совета по транспорту.

Я выполнил ее просьбу, и наш долгий разговор по телефону стал чем-то вроде заключительного аккорда в предпринятом расследовании. Обо всем случившемся Виктор Дорофеевич говорил как будто с сожалением и даже сочувствовал в чем-то Горгуце. Но еще больше он сокрушался по поводу кадровой ситуации в Московской академии водного транспорта и на руководимой им кафедре "Водных путей и портов".

- Средний возраст докторов наук приближается к 70 годам, а молодого притока нет. Не из кого формировать диссертационный совет! Мне самому уже за семьдесят, а зовут и туда, и сюда...

Закономерный вопрос: а где же ученики? Где доктора и кандидаты, подготовленные кафедрой? Куда подевались и чем зарабатывают на жизнь два доктора и 15 кандидатов, благополучно защитивших свои диссертации под руководством самого профессора Костюкова?

...Финал у этой истории пока остается открытым. Понимаем: сор из избы - это всегда неприятно. Но уж если призвали новые руководители ВАК к большей открытости, надо и самим принимать такое лекарство. В этом смысле Юлий Горгуца - оптимист и все еще надеется, что поданная им официальная апелляция и личное письмо, отправленное на имя председателя ВАК академика Кирпичникова, будут беспристрастно рассмотрены.

Дословно

"Символично, что противником моей работы, направленной, в частности, и против неэффективных административных решений, и против лоббирования и коррупции, стал Литвиненко Г.И., курирующий в Министерстве транспорта РФ программы развития, распределение грантов на научные разработки, экспертизу и проектные работы".

Из письма Ю.В.Горгуцы на имя председателя ВАК

Прямая речь

- Если кто-то из специалистов считает нужным высказаться по чьей-то кандидатуре, он должен сделать это публично, на заседании, в присутствии этого человека и других коллег. А практика заочного сочинения писем по следам уже принятых решений, на мой взгляд, аморальна. И порочна для системы аттестации... Я не знаю, что они там не поделили в совместной производственной деятельности, может быть, деньги, может быть, женщину, может, мужчину. Но убежден, что работа должна оцениваться по другим параметрам, и эта оценка должна быть публичной.

Из выступления доктора технических наук М.Е.Миронова
на заседании диссертационного совета МГА им. Макарова

Общество Наука Реформа РАН