Новости

04.04.2008 04:59
Рубрика: Общество

Льготы без регалий

Награды и грамоты - теперь не главное при получении звания "Ветеран труда"

На Южном Урале с нового года работает уникальный в масштабах страны областной Закон о ветеранах труда, предоставляющий южноуральцам невиданные ранее льготы.

У нового закона два принципиальных отличия. Во-первых, в зачет южноуральцам идут годы работы на всей территории (!) бывшего СССР. Тогда как в аналогичных законах других субъектов федерации засчитывается стаж работы лишь в регионе, где проживает человек. Во-вторых, из закона, дающего право на существенные льготы, удалено все, что касается наград, званий и регалий. С особенностей социальной защиты на Южном Урале мы и начали разговор с министром социальной защиты Надеждой Гартман.

Удар по бедности

Российская газета: Надежда Аркадьевна, не было ли опасения у разработчиков закона, руководства области, что такое решение может сильно ударить по бюджету?

Надежда Гартман: Бюджету, конечно, пришлось потратиться. Но выбор, на мой взгляд, был сделан абсолютно правильно. Ведь это несправедливо, если человек, который по воле единого тогда государства много лет работал, к примеру, в Казахстане, потом вернулся домой, на Южный Урал и не попал под действие Закона о ветеранах. А этот документ предусматривает достаточно серьезные льготы на оплату и жилья, и телефонной связи. Человек же без компенсаций запросто может оказаться за чертой бедности. Этого разработчики закона и пытались избежать. Такой подход нашел понимание у губернатора и в Заксобрании области.

РГ: В некоторых регионах подобные законы ставят получение льгот в зависимость от наличия наград. В Челябинской области этот пункт был исключен разработчиками нового закона. Почему?

Гартман: Еще до принятия новой редакции Закона о ветеранах ко мне на прием пришла женщина, почти 40 лет отработавшая на заводе имени Колющенко. Сотрудница отдела кадров, она годами готовила документы на грамоты и другие поощрения. А о себе попросить у директора постеснялась. В итоге - не попала под действие старого закона о ветеранах, где награды имели значение. И вот, оказавшись на финансовой мели, она чуть не разрыдалась прямо в моем кабинете. Но тогда я ей ничем помочь не смогла. Похожие ситуации возникали и у многих других граждан, добросовестно трудившихся на предприятиях много лет. Не секрет, что при раздаче наград большую роль играл субъективный фактор: кому-то они присваивались по формальному признаку, про кого-то вообще забыли. Поэтому в новом законе решено было убрать этот пункт. Главным критерием для получения льгот стал трудовой стаж: для женщин - 35 лет, для мужчин - 40. Считаю, это более демократичный и объективный показатель. Кстати, теперь та женщина, которая приходила ко мне на прием, стала ветераном труда на законных основаниях.

РГ: В конце года говорилось, что под действие закона могут попасть 270 тысяч южноуральцев. А сколько человек сегодня уже пользуются льготами?

Гартман: Подтвердили свое право на звание "Ветеран труда" 112 тысяч человек. Да, действительно, по данным Пенсионного фонда РФ, теоретически льготами по этому закону могут воспользоваться 270 тысяч человек. Но, как оказалось, часть из них уже являются льготниками по другим основаниям. Поэтому реальное число граждан, которые смогут попасть под Закон о ветеранах, по нашим подсчетам, - 150 тысяч человек. Но и это немалая цифра. Считаю, что наш закон о ветеранах стал значительным ударом по бедности. Возникает вопрос: почему его нельзя было принять раньше? Состояние экономики не позволялоЕ

РГ: Однако есть категории граждан, у которых не хватает стажа и они не попадают под действие Закона о ветеранах, - те же металлурги, к примеру, представители других "горячих" профессий...

Гартман: Один закон, к сожалению, не в состоянии удовлетворить всех. Но он не является догмой, открыт для изменений и дополнений. Не исключено, что в будущем под его действие попадут новые категории граждан. Во многом это будет зависеть от наполняемости регионального бюджета, нашего общего с вами благосостояния.

РГ: Пенсионерка Елена Семенова из Еманжелинска спрашивает, до какой даты граждане, которые по каким-то причинам не успели оформить документы, могут стать ветеранами труда?

Гартман: По закону крайний срок подачи документов на это звание - 1 ноября 2008 года. Причем для тех граждан, которые успеют стать ветеранами к этому времени, будет сделан перерасчет льгот с 1 января. Те, кто накопит стаж, скажем, к апрелю, естественно смогут воспользоваться льготами начиная с этого месяца.

РГ: Читательница "РГ" Нина Суслова из Магнитогорска интересуется: куда и с какими документами должны обращаться граждане для получения звания "Ветеран труда"?

Гартман: Обращаться надо в управления социальной защиты по месту жительства. С собой иметь паспорт, документы, подтверждающие стаж, и фотографию три на четыре сантиметра. В управлениях соцзащиты есть списки граждан, имеющих право на звание "Ветеран труда". Со своей стороны, мы тоже не ждем у моря погоды - постепенно приглашаем прийти тех из них, кто еще не оформил документы. Это делается разными способами - по телефону, письменно, при необходимости разыскиваем людей через КТОСы. Наша задача - сделать так, чтобы южноуральцы смогли максимально воспользоваться льготами, которые им предоставляет закон.

Патриоты социальной службы

РГ: Сменим тему. В начале недели социальные работники областного центра заявили, что готовы к пикетам и митингам. Причина - низкая зарплата. Мэрия Челябинска, по сути, поддержала их требования. Как вы бы прокомментировали сложившуюся ситуацию?

Гартман: Зарплата социальных работников везде устанавливается единой тарифной сеткой. К ней добавляется уральский коэффициент. Можно говорить о надбавках. Понимаю стремление мэрии Челябинска добиться того, чтобы социальные работники областного центра получали больше, чем их коллеги, скажем, в Агаповском районе. Но почему их зарплата должна быть разной? Ведь на селе условия труда социальных работников не легче, чем в Челябинске. Могу сказать, что все субвенции из областного бюджета на зарплату выплачиваются в полном объеме. Поэтому претензии, дескать, мы что-то недодаем Челябинску, необоснованны. В Интернете уже были сообщения о том, что социальные работники Челябинска получают 2100 рублей. Но эти сведения нельзя принимать всерьез. С сентября их минимальная зарплата не может быть меньше 2300 рублей.

РГ: Но, согласитесь, и такая сумма унизительна...

Гартман: Действительно, зарплата социальных работников очень низкая, как говорится, хуже некуда. Зачастую, если не подрабатывать по совместительству, доход окажется ниже прожиточного минимума.

РГ: Что делает ваше министерство для повышения зарплаты соцработников?

Гартман: Сейчас пытаемся разобраться по зарплате в каждом конкретном учреждении, встречаемся с руководителями, бухгалтерами. Однако проблема низкой зарплаты соцработников носит более глобальный характер и во многом зависит от решения Москвы. Потому как единую тарифную сетку, которая устанавливает оплату труда в соответствии с разрядами, утверждает федеральное правительство. На этом уровне и решается вопрос о разработке отраслевой системы оплаты труда. Суть ее в том, что базовая зарплата будет единой для всех бюджетников, а стимулирующие надбавки разные, в зависимости от специфики труда. В нашем министерстве создана рабочая группа, у которой есть соответствующие предложения. Но первый шаг в этом важном вопросе - за федеральным центром.

РГ: Как при такой низкой зарплате удается сохранять кадры?

Гартман: Есть несколько моментов, которые привлекают к нам людей. Прежде всего это свободный график работы. Это очень удобно для женщин, которые, к примеру, воспитывают в одиночку детей. Кроме того, есть категория людей, склонных к такой работе. Им нравится общение, у них есть внутренняя потребность помогать пожилым гражданам, инвалидам. Это патриоты нашей службы. Они никогда не будут бастовать, поскольку понимают, что нельзя бросить на произвол судьбы своих подопечных. Это, впрочем, не означает, что надо бесконечно долго испытывать их терпение.

Удочку в руки

РГ: Надежда Аркадьевна, какие категории граждан, на ваш взгляд, наиболее уязвимы в социальном плане?

Гартман: Прежде всего это семьи с двумя и более детьми. Несмотря на все меры господдержки, такие семьи нередко за чертой бедности или близко к ней. Если говорить о семьях, то, видимо, надо продумывать какие-то дополнительные меры по их социальной защите на государственном уровне. Хотя, с другой стороны, если мы говорим о трудоспособных, здоровых гражданах, то государство не должно поощрять иждивенческие настроения. Мы свою задачу видим в том, чтобы, образно говоря, дать таким людям не рыбу, а удочку, чтоб они могли ее ловить сами. Сельским жителям мы привозим семена, овощи и мешок картошки для посадки, а они требуют с нас продуктовые наборы. Это неконструктивный подход. Но постепенно люди начинают понимать, что без их собственных усилий жизнь в лучшую сторону сильно не изменить.

Вторая категория, которая нуждается в помощи, - это пожилые люди с маленькой пенсией. Для них в области действует льготный тариф на подключение к газу. В прошлом году они имели право на получение единовременного пособия в размере 15 тысяч, с 2008 года эта сумма увеличена до 20 тысяч. Как известно, граждане получают право на жилищную субсидию, если плата за квартиру и коммунальные услуги превышает 22 процента дохода семьи. Для одиноких пенсионеров и пожилых пар этот показатель снижен в два раза - до 11 процентов.

РГ: Оправдала ли себя практика мобильной социальной помощи?

Гартман: Полностью. Еще в 2005 году по решению губернатора нам было выделено 32 "Газели" для выездов в отдаленные сельские районы. В состав бригад включаются не только социальные работники, но и специалисты земельных комитетов, нотариусы, регистраторы, работники аптек - одним словом, все кто был необходим для наших граждан. Что это дает? Тем, кто живет в глубинке и нуждается в социальной помощи (а часто это пожилые и не совсем здоровые люди), не нужно ездить в районный центр, тратить время, силы на обход различных контор. Специалисты сами приезжают к ним на дом, берут с собой ноутбук и портативный ксерокс для оформления документов. Заявки на такие выезды формируют главы сельских поселений или участковые социальные работники. Кому-то нужно оформить наследство, садовый участок в собственность, привезти лекарства на выписанные рецепты...

Это на Западе не принято предлагать людям помощь со стороны государства: считается, что это может обидеть граждан. А мы, что называется, сами идем в народ, часто проводим подворовые обходы, чтобы выяснить потребности, и это не вызывает отторжения у населения. Наоборот, люди только приветствуют подобную форму работы. По этому же принципу мы начали работу с мамочками по получению федерального пособия на детей до полутора лет. Ведь им тоже тяжело выбираться в районный центр, надо платить за транспорт, думать, где оставить младенца. На наш взгляд, опыт мобильной социальной помощи оказался удачным. И в конце 2007 года для этой службы на деньги областного бюджета было приобретено еще 50 новых автомобилей. Таким образом, теперь в каждой территории области имеется свой транспорт для оказания мобильной социальной помощи.

Помощь без очередей

РГ: Пенсионер Семен Ветров из Челябинска спрашивает, что нужно сделать для ликвидации очередей в органах социальной защиты?

Гартман: Административная реформа предполагает достаточно жестко регламентировать всю процедуру оказания социальной помощи. Уже разработано 39 таких регламентов. Есть и конкретные временные ограничения на выполнение той или иной работы. Все это, безусловно, упорядочит деятельность социальных работников, будет способствовать снижению очередей. Важной мы считаем и разъяснительную работу. Ведь нередко причина очередей - в слабой информированности граждан. Как правило, раз в месяц я выезжаю в города области на встречи с населением. Потом в течение часа отвечаю на вопросы. Далее в дело вступают специалисты, которых я обязательно беру с собой. Они не уезжают домой, пока не ответят на все вопросы. В головном офисе, в Челябинске, по улице Воровского, 30, специалист министерства ежедневно без предварительной записи ведет прием граждан с 9 до 17 часов, кроме субботы и воскресенья. По телефону (351) 232-39-28 можно записаться на личный прием ко мне и моим заместителям.

РГ: Что больше всего волнует граждан?

Гартман: Много вопросов по газификации на селе, по реализации областного Закона о ветеранах. Часто граждане пытаются разобраться с нашим законодательством, которое в последние годы стремительно меняется. В нем зачастую и специалистам непросто разобраться. Поэтому, когда происходили какие-то существенные изменения (так было, к примеру, в конце прошлого года во время принятия Закона о ветеранах), мы включили телефоны "горячих линий", когда специалисты разъясняли положения нового закона гражданам. Руководители министерства регулярно выступали по телевидению, радио, в газетах. Конечно, ситуация в декабре - январе в органах социальной защиты была напряженной, но каких-то гигантских очередей благодаря активной разъяснительной работе удалось избежать.

Общество Соцсфера Соцзащита Экономика Пенсии и пособия Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники