Новости

08.04.2008 01:50
Рубрика: Культура

Знакомые все лица

Урал по-прежнему в лидерах современного танца

В минувшие выходные "Золотая маска" представляла основную группу спектаклей-претендентов в разделе "современный танец". Свои работы показали две именитые уральские труппы, лауреаты национальной премии прошлых лет, пермский "Балет Евгения Панфилова" и театр "Провинциальные танцы" из Екатеринбурга, а также питерская танцевальная компания Натальи Каспаровой.

Современный танец на "Золотой маске" сделали особой номинацией на исходе 90-х. Подытожив бурный повсеместный расцвет российских движенческих коллективов, Национальная премия словно придала легитимность абсолютно новому для нашего отечества жанру. В ту пору казалось, что новые труппы будут и впредь плодиться, как грибы после дождя. Однако все последующие годы конкурсная программа "Маски" так или иначе тасовала набор одних и тех же имен. Не получив серьезной государственной поддержки, так и не успев взлететь к вершинам профессионализма, современный танец в России впал в полудепрессивное состояние. На плаву остались самые талантливые. Или самые живучие, что часто одно и то же. И в этом году на фестивале - "знакомые все лица".

Постановкой "Песен Комитаса" лет десять назад труппа "Каннон данс" впервые заявила о себе. В прошлом сезоне Наталья Каспарова и ее танцкомпания вернулись к спектаклю и вместо непритязательной хореографической сюиты с песнями армянского классика замыслили сделать масштабное концептуальное полотно. К музыке Комитаса добавили традиционный армянский фольклор: ритмы ударных и тоскливые напевы дудука. Кроме нескольких танцевальных комбинаций в спектакле появились ритуальные мизансцены: вот люди взбивают "нагайками" шерсть, вот несут на головах огромные подносы с фруктами, вот женщины по очереди кормят грудью и баюкают мужчину-ребенка. Возникли и образы природных стихий: вода, земля-песок, огонь... Попытка совместить возможности современного визуального театра с глубиной и мощью древней культуры выглядела вполне удачной. Сквозь призму личной судьбы композитора угадывалась трагедия целого народа.

Спектакли современного танца очень часто делаются в формате "work in progress", как подвижная, видоизменяемая форма. Поэтому нередко то, что отбирают эксперты, и то, что в итоге показывается на фестивале, отличается существенно. С "Песнями Комитаса" произошла странная история. Нет, спектакль не "разбух" до необъятных размеров, как это нередко случалось ранее с другими, но словно потерял пульс и дыхание. Куда-то исчезли несколько важных смысловых и танцевальных эпизодов. То, что осталось, в цельную композицию не сложилось. С неумолимой периодичностью на сцене гас свет, затем возникала новая картинка, но мысль вперед не двигалась. Паузы становились длиннее и воспринимались как досадные перебои ритма.

В отличие от питерцев пермяки привезли работу с жестко "прописанным" танцевальным текстом. "То, что я никому не сказал" ("Things I Told Nobody") в исполнении труппы "Балет Евгения Панфилова" - это перенос спектакля голландца израильского происхождения Итцика Галили. Создатель собственной труппы "Галили-данс", хореограф с мировым именем, известный своими жесткими, порой провокативными работами, панфиловцам он отдал одну из лучших, во всяком случае - самую гармоничную. Редкий случай - спектакль современного танца не раздражал бесконечными длиннотами, а, наоборот, показался до обидного коротким.

Четырем классическим музыкальным фрагментам соответствует безупречная композиция: мужское соло, дуэт, центральная часть в исполнении десяти танцовщиков и вновь соло, на этот раз - женское (номинированная в частной номинации солистка труппы Мария Тихонова). Спектакль красив и просто завораживает музыкально-пластической цельностью. Но ни пафосом, ни приторностью не грешит: все легко, непринужденно, слегка иронично, как повторяющийся в разных вариантах жест приставленного к виску пальца-пистолета. Свет низких ламп-прожекторов позволяет создавать разную атмосферу и организовывать пространство. В какой-то момент артисты направляют свет в зрительный зал, словно желая подробнее вглядеться в лица тех, кто их, в свою очередь, наблюдает.

Пять с лишним лет труппа "Балет Евгения Панфилова" живет без своего создателя, но, видимо, благодаря государственному статусу, а главное - оставленному хореографом наследию, сохраняет свою жизнеспособность. И впервые после ухода Панфилова труппа получила в распоряжение хореографию, достойную своего Мастера.

Всегда особо ожидаемая на "Золотой маске" Татьяна Баганова своих столичных поклонников не разочаровала, позволив вспомнить себя прежнюю и увидеть нечто иное. Свою последнюю работу - вторую часть диптиха "После вовлеченности" - она сначала сделала со студентами знаменитого ADF в Дареме (читай, на американские деньги), а затем уже перенесла в свой театр "Провинциальные танцы". Постоянно обновляемая труппа всегда сохраняет главное качество: индивидуальность и энергетика каждого артиста для Багановой куда важнее их технической подготовки, собственно хореографической школы. Особенно отличается мужской состав: откуда только берутся такие яркие типажи. Но хореограф не побоялась активно насытить постановку собственно синхронным танцем для пяти пар (ведь постановщики contemporary dance нередко и вовсе обходятся без оного). Женщины в черных платьях и шапочках, мужчины с подтяжками в галифе - в какую неведомую даль на этот раз зовет нас ее фантазия?

Как обычно, сочиненную Багановой причудливую историю в нескольких сценах-картинках каждый волен трактовать и домысливать, как ему заблагорассудится. Шар как универсальный символ спектакля это позволяет. Вот девушку с крылышками за спиной (видимо, ангела?) помещают в огромную прозрачную камеру, надуваемую с помощью пылесоса.

А там внутри - красота! От движения воздуха мельтешат "снежинки", и образ новогодней игрушки-сувенира из детства будоражит воспоминания. Но когда этот шар будет методично "подминать" под себя оставшихся снаружи людей - тут уж место другим ассоциациям. Когда в финале по диагонали сцены возникнет "лунная дорожка", на которой одетых в черное танцовщиц "забелят"-присыплют мукой, а их развевающиеся волосы будут играть в лучах света, вспомнятся и другие багановские сказки. Кто-то скажет: повторы-длинноты-непонятности, а для тех, кто постиг премудрости ее языка: стиль, атмосфера и редкая художническая откровенность.

Самое интересное, что лидер "Провинциалов" Татьяна Баганова вместе с Аллой Сигаловой - две дамы от "современщиков" - будут бороться за звание лучшего хореографа с представителями сильного пола и академического балета.

Культура Театр Фестиваль "Золотая маска"