Новости

09.04.2008 07:30
Рубрика: Спорт

Игры с огнем

Эстафета олимпийского огня не дает покоя тем, кто решил смешать спорт с политикой

Такого не случалось никогда с 1936 года, когда в преддверии Олимпийских игр в Берлине и взяла старт первая эстафета. Сейчас, в 2008-м, двадцать тысяч факелоносцев должны пронести самый мирный огонь по 21 стране пяти континентов. Но им отчаянно мешают...

Позади Греция, Турция, Казахстан, Россия, Англия и Франция. Сейчас огонь прибыл в США, в Сан-Франциско. Но только у нас и в Казахстане обошлось без засад и нападений. Здесь факелоносцев встречали как героев, а сотни тысяч людей приветствовали огонь с искренней радостью. И если и существует такое понятие, как олимпийский дух, то Санкт-Петербург приобщился к нему сполна.

Что происходит в других городах и весях? На огонь набрасывались с огнетушителями, крикливые демонстранты стращали грозными лозунгами. Так, в Париже олимпийский этап был значительно сокращен, огонь доставили на стадион "Шарлетти" на автобусе.

И вот уже, как сообщают информационные агентства, в среду Международный олимпийский комитет обсудит вопрос, а не отменить ли последующие этапы олимпийской эстафеты по оставшимся странам. Но в Китае, об этом "РГ" уже рассказывала в своих субботнем и воскресном выпусках, эстафету по миру готовили тщательно и с невероятным размахом. Пробег действительно превращался в священнодействие, в праздник, и совсем не только для организаторов Игр-2008.

Приходилось наблюдать за разбросанной по миру тибетской общиной. Наивно предполагать, будто ее представители, преграждающие путь олимпийскому огню, верят в то, что он не вспыхнет 8 августа в чаше пекинского стадиона. Для них протест против Игр - скорее способ самовыражения, шанс лишний раз оказаться под прицелом телекамер. Скандал, возня, скучные и обреченные попытки остановить ход истории.

Ведь Китай во время самого большого на Земле спортивного праздника еще больше откроется гостям, покажет себя. Не было еще в истории современных Олимпийских игр такого, чтобы все спортивные сооружения и объекты были готовы к приему гостей задолго до старта. Никогда не рвались в волонтеры миллионы молодых людей. Не встречалось, пожалуй, ни в одной стране, принимающей Игры, такого энтузиазма.

Зачем тогда этот призыв к бойкоту Игр? Ведь все это, или приблизительно все, уже было и в период Московской Олимпиады-80, и в Лос-Анджелесе-84. Сплошной и по всем статьям проигрыш тех, кто волею политиков не приехал, бойкотировал, тихо скорбел и громко клял свой короткий спортивный век.

мнение

Всеволод Овчинников,
обозреватель "РГ"

Дивлюсь тому, как наши либеральные радиостанции и газеты смакуют сообщения о том, что "защитники прав человека в Тибете" призывают бойкотировать Пекинскую Олимпиаду.

Меня коробит от утверждений, будто "китайские коммунисты в 1951 году оккупировали Тибет". А восемь лет спустя подавили там народное восстание, вынудили далай-ламу бежать в Индию. И с тех пор стремятся китаизировать этот горный край, проводят там политику геноцида. Не знаю, чего в этих измышлениях больше: невежества, цинизма или корыстной заангажированности.

Прежде всего уместно напомнить, что Тибет стал частью Китая еще в XIII веке, при внуке Чингисхана - Хубилае. Монгольские правители Поднебесной сочли тогда целесообразным сделать своим наместником в Лхаcе главу буддийского духовенства. Так возник институт далай-лам, совмещающих духовную и светскую власть.

Хочу подчеркнуть, что я - единственный в нашей стране журналист, который посетил заоблачную Шамбалу еще в 1955 году. Она являла собой тогда заповедник Средневековья, которым управлял далай-лама. В то время население горного края составляло 1 миллион человек, в том числе - 800 тысяч крепостных рабов, 150 тысяч монахов, 50 тысяч ремесленников и торговцев.

Ныне же население Тибетского автономного района превышает 3 миллиона человек (среди которых лишь 4 процента - китайцы). В некогда поголовно неграмотном краю введено всеобщее начальное образование. Поэтому мальчиков принимают в монастырь только после шестого класса.

Как же можно перед лицом всех этих фактов говорить о геноциде, о том, будто Тибет вымирает или "китаизируется"?

Главное же - после антипекинского мятежа 1959 года в Тибете отменено феодальное рабство. Земледельцы стали хозяевами своих пашен, скотоводы - своих пастбищ. Монастырям, которые лишились крепостных, пришлось перейти на самофинансирование: издавать священные книги, производить предметы религиозного культа. К тому же, окрестные жители поддерживают монахов своими пожертвованиями.

Земледельцы и скотоводы уже полвека полностью освобождены от налогов. Производство зерна и поголовье скота выросло в три раза, а средняя продолжительность жизни тибетцев увеличилась вдвое. Как же можно перед лицом всех этих фактов говорить о геноциде, о том, будто Тибет вымирает или "китаизируется"?

В 1955 году премьер Чжоу Эньлай пригласил меня, а также корреспондентов нескольких коммунистических газет - "Юманите", "Унита", "Морнинг стар" - совершить поездку в Тибет по только что проложенной туда автомобильной дороге. Цель - рассказать мировой общественности о том, что власти КНР строго соблюдают соглашение Мао Цзэдуна и далай-ламы о мирном освобождении Тибета.

По этому соглашению вопросы обороны и внешних сношений были объявлены прерогативой Пекина. При этом центральные власти обязались не менять сложившуюся в Тибете политическую систему, полномочия далай-ламы, с уважением относиться к религиозным обычаям тибетского народа, не вносить изменения в доходы монастырей.

Во всем этом мне довелось воочию убедиться. А 14 сентября 1955 года нас, журналистов, принял далай-лама четырнадцатый, причем текст ответов нынешнего изгнанника записан у меня на пленку.

- Хотел бы воспользоваться вашим приездом, - заявил далай-лама, - чтобы передать зарубежной общественности: мы, тибетцы, любим нашу родину, где уважается и охраняется свобода религии. Связи тибетского и китайского народов имеют почти тысячелетнюю давность. Но политика императоров Цинской династии и их гоминьдановских наследников породила национальную рознь. Ее вдобавок старательно разжигали внешние силы. Но сейчас заблуждения рассеиваются, сплоченность крепнет....

Прослушивая вновь эти слова, я утверждаюсь во мнении, что лично далай-лама не был инициатором мятежа 1959 года. Но это не снимает с него ответственности за бесчеловечный режим феодального рабства, который он возглавлял. За два месяца, проведенных в Тибете, мы четыре раза видели на дорогах людей, превращенных в "трехглавого дракона". Так в то время наказывали беглых рабов: их сковывали вместе ярмом из цельного бревна. И чтобы напиться, им надо было на коленях подползать к ручью и лакать воду. И что еще хуже - по нескольку дней таскать на себе труп одного из скованных вместе осужденных, ибо раскрыть ярмо из двух половинок бревна мог только представитель далай-ламы.

Словом, средневековый режим держался в Тибете не только на религиозном фанатизме, но и на поистине варварских методах подавления. Так что изображать бывшего рабовладельца далай-ламу радетелем прав человека - для меня полный абсурд, верх цинизма.

Кроме желания бросить тень на Поднебесную в канун Пекинской Олимпиады, беспорядки в Лхасе 14 марта имели еще одну цель: повлиять на президентские выборы на Тайване 22 марта. Компартия Китая, как ни парадоксально, на сей раз была заинтересована в победе ее исторического противника: Гоминьдана.

Дело в том, что наследники Чан Кайши кое в чем схожи с белогвардейским генералом Деникиным и его лозунгом - "За единую и неделимую Россию". Они категорически против сепаратизма как тибетского, так и тайваньского, выступают за прямое морское и воздушное сообщение через пролив. Они против разговоров о "независимости Тайваня", которые последние восемь лет вел прежний глава мятежной провинции Чэнь. Так что беспорядки в Лхасе должны были повредить кандидату от Гоминьдана господину Ма, который выступает за активизацию связей между берегами Тайванького пролива. Однако это не помешало его победе. Как не удастся, судя по всему, и спровоцировать бойкот Пекинской Олимпиады.

Спорт Олимпийские игры