Новости

11.04.2008 02:50
Рубрика: Происшествия

Судим не по-детски

Саратовские юристы призывают местную власть вводить ювенальные суды

В прошлом году в Саратовской области за различные преступления были осуждены 1 094 несовершеннолетних. Из них 529 получили условное наказание, остальные отправились в места лишения свободы.

Обошлось без приговора

В распоряжение редакции попал документ-исповедь:

"Все началось с того, что я подралась с одной девчонкой. В общем-то, из-за пустяка, как это часто бывает. Короче, я оказалась сильнее, и ее родители подали заявление в милицию.

Сначала я не осознавала всей серьезности случившегося. Только когда на следующий день ко мне пришли из комиссии по делам несовершеннолетних, стало страшно. Прямо дома на меня составили протокол. Потом в школу приехал дознаватель и начал опрашивать свидетелей. Затем меня вызвали в Саратов, допрашивали. Очень страшно было, когда делали снимки, снимали отпечатки пальцев. Я никогда не думала, что такое могло случиться со мной, все эти процедуры я видела только в кино.

Здесь мне объяснили, что если у меня будет судимость, то я поломаю свою жизнь с самого начала, не смогу поступить учиться в нормальное заведение.

Кем я тогда вырасту? Какая у меня будет семья? Сразу возникли в моей голове вопросы, и я расплакалась прямо там. Хотелось вернуть время назад. Потом я много раз туда ездила. Мне предоставляли бесплатного адвоката. А потом пришла повестка, и мы поехали к следователю. Там в присутствии адвоката меня вновь допрашивали. Я подписывала документы, даже подписку о невыезде. Дальше Саратовского района уезжать мне было нельзя.

У следователя мне разъяснили мои права, хотя я не все поняла. Но мне было так страшно, что писала все, что мне говорили, и подписывала, где говорили. Я не могла понять, кого слушать, следователя или адвоката. Потом мне устроили очные ставки со свидетелями и потерпевшей. И все это время я мечтала, чтобы это скорее закончилось!"

Вся эта история длилась четыре месяца и завершилась на суде примирением сторон. Вот так Анастасия, ученица 11 класса из Саратовского района, познакомилась с правоохранительной системой.

Не будем сейчас оценивать поступок Насти, прислушаемся к тому, как она сама по прошествии времени оценивает случившееся. Примерно те же чувства испытывает почти каждый подросток, попавший в подобную ситуацию. Дело Анастасии рассматривалось в общем порядке мировым судьей. Обвинялась девочка по статье 116 часть 1 УК РФ "Нанесение побоев". Не было только наручников, и рядом всегда была мама, как "представитель интересов подростка". В остальном же - все по-взрослому.

Свою историю Настя описала в работе, которую представила на областной конкурс "Права человека глазами ребенка". Когда она оказалась малолетней правонарушительницей, то решила сама разобраться, что с ней произошло и как закон защищает несовершеннолетних, которые нарушают закон. Между тем взрослые саратовцы - юристы и общественники - уже давно думают над тем, как решать судьбу таких подростков: отправлять в колонию или дать им еще один шанс построить свою жизнь. Этой проблеме был посвящен и "круглый стол", который на днях прошел в областном правительстве.

Служба нравственной помощи

Специалисты отмечают, что в детских колониях по-прежнему много тех, кто совершил преступления средней тяжести. А в таких случаях можно было бы и не давать подросткам реальных сроков лишения свободы.

Только в этом году через органы внутренних дел прошли 5 756 несовершеннолетних правонарушителей. И несмотря на то, что тяжких и особо тяжких преступлений подростки совершили меньше, по-прежнему растет число разбоев (больше на 9,5 процента), угонов (на 38,8 процента), преступлений, связанных с наркотиками (на 45,5 процента). В целом же с начала года несовершеннолетние совершили 246 краж, 57 грабежей, 14 фактов мошенничества. В ГУВД говорят, что особое беспокойство вызывает повторная преступность. На учете в органах внутренних дел стоит 336 условно осужденных подростков, 34 из них в прошлом году уже не в первый раз нарушили закон.

Наталья Ананьева, координатор структуры социальных работников при судах, уверена, что у подростка, попавшего за решетку, фактически нет шанса на исправление. После нескольких лет, проведенных в тюрьме, в психике несовершеннолетнего наступают необратимые изменения. И начать после освобождения нормальную жизнь ему почти невозможно. Понимая это, в последнее время все чаще саратовские специалисты говорят о необходимости скорейшего введения ювенальной юстиции - специализированной системы правосудия, когда дела в отношении несовершеннолетних рассматриваются в специальных судах. Все более актуальными оказываются и социальные службы для подростков. Но развивать ювенальные технологии сегодня весьма непросто.

- Нет закона о ювенальной юстиции, - говорит Владимир Чернобровкин, председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве области. - В первом чтении проект такого закона в Госдуме был принят, но пока, насколько мне известно, на этом работа остановилась.

А это означает, что вся ответственность за принимаемые решения пока ложится на плечи регионов. Некоторые из них пошли дальше Саратовской области и приняли местные законы. Ювенальные суды сегодня уже работают в Красноярском крае, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Абакане, Республике Хакасия. Еще в четырех регионах такие суды создаются.

В нашей области (одной из первых в стране) при судьях появились социальные работники. Сегодня 11 таких специалистов работают при судах в Саратове, Энгельсе, Балашове и Балаково. Их задача - изучить семью малолетнего правонарушителя, разобраться в причинах, по которым ребенок пошел на преступление, и понять, как помочь этому ребенку дальше, вне стен исправительного учреждения. Но, несмотря на то, что эта служба существует уже семь лет, сами соцработники сегодня находятся в очень непростом положении.

- Наша служба очень уязвима, - говорит Наталья Ананьева. - Финансирование скудное, законодательной базы нет. Зарплата тоже низкая. У соцработника даже нет своего рабочего места, компьютера, где бы он мог составить необходимый документ. Нет контактного телефона, кроме домашнего и сотового. И проезд (а порой приходится колесить по всему городу) за свой счет. Неудивительно, что более полутора-двух лет люди у нас не задерживаются.

При этом у судьи Ленинского районного суда Саратова Андрея Савельева о социальной подростковой службе впечатления самые благоприятные:

- Благодаря совместной работе с этими специалистами мы стали чаще применять такие меры наказания, которые раньше не использовались, - отмечает он. - Выносим предупреждение, ограничиваем пребывание подростка на улице, передаем под надзор родителей.

Но специалисты уверены, что и условная мера наказания, и другие варианты - это тоже не выход, если нет должного социального обеспечения процесса. А как раз реабилитационные ресурсы в этих учреждениях очень невелики. По словам Натальи Ананьевой, в основном в реабилитационных центрах работают с неблагополучными детьми, которые находятся в группе риска. С осужденными работают мало, а они в этом очень нуждаются.

- Вы посмотрите, сколько нас здесь, за "круглым столом", собралось, - отметила Нина Лукашова, уполномоченный по правам человека в Саратовской области. - Все ведомства и организации, которые мы представляем, отвечают за судьбы детей и подростков, попавших в непростые ситуации. Но они очень часто, увы, не слышат и не видят друг друга.

Мнение

Алексей Малаев, президент Адвокатской палаты Саратовской области:

- Большинство подростков сегодня ничего не знают о своих правах, о том, как себя защитить. И самое печальное, что властям до этого нет никакого дела. Раньше, например, даже был закон, который обязывал нас, адвокатов, читать в школах не меньше трех лекций в месяц. А недавно ко мне подошли коллеги из Волжского района и рассказали о том, что обратились в школу, хотели прочитать детям лекции, но им отказали: не нашлось ни времени, ни места.

Происшествия Правосудие Тюрьмы Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Саратовская область Система ювенальной юстиции