Новости

16.04.2008 04:37
Рубрика: Экономика

Беднягинские батрачата

Новые хозяева разорившегося совхоза использовали детей в качестве дешевой рабсилы
Текст: Галина Симкина (Татьяна Павловская, Краснодарский край)

Беспрецедентная история произошла на хуторе Беднягина, находящемся в 10 километрах от Тимашевска. Местных школьников предприимчивые дельцы использовали в качестве дешевой рабочей силы при разборке конструкций животноводческой фермы. 13-летний Дима Ребров упал с крыши здания и чудом остался жив. Один из очевидцев сообщил об этом в редакцию "РГ". Наши корреспонденты выехали на место происшествия.

Наследство миллионера

Животноводческая ферма, где случилось ЧП, закрылась три года назад из-за банкротства некогда процветавшего сельхозпредприятия "Кубанец". О его печальной участи мы уже писали, когда работники МТФ объявили голодовку ("Беднягины слезы", "РГ" от 27 января 2005 г.): 20 скотников, доярок и водителей на шесть дней без еды заперлись в правлении, требуя выплаты задолженности по зарплате. В конце концов люди получили свои "кровные", но вот само хозяйство спасти уже никто не смог.

Так канул в лету некогда знаменитый совхоз-миллионер "Кубанец", чьим преемником стало ЗАО с одноименным названием. А ведь было время, когда напрямую подчинявшееся минсельхозу хозяйство гремело на всю страну. Здесь выращивали элитные породы свиней и собирали рекордные урожаи зерновых. На хутор часто привозили именитых гостей. Однажды сюда наведался даже Никита Сергеевич Хрущев и лично убедился, какая замечательная кукуруза растет на Кубани.

Увы, былое процветание осталось в прошлом, оставив в память о себе кирпичные дома, двухэтажные коттеджи и трехэтажки, в которых когда-то получили квартиры работники совхоза. Однако за внешним достатком скрывается нынешний невеселый быт селян. Одни ездят теперь на электричке работать в Тимашевск или Краснодар, другие, у кого крестьянская хватка покрепче, занимаются фермерством, личным подсобным хозяйством. Но и их достаток, по нынешним меркам, ниже среднего уровня.

Хуторская детвора хорошо знает, как достается кусок хлеба. Чтобы заработать хоть какую-то копейку, летом ребята убирают картошку на фермерских полях. Деньги тратят не на развлечения или конфеты, а отдают родителям: во многих семьях - порой в буквальном смысле - даже хлеб купить не на что. Вот почему и сейчас взрослые разрешили своим чадам в свободное от учебы время заработать копейку, не подозревая, какому риску подвергает детей работодатель, решивший разобрать по кирпичику корпуса животноводческой фермы.

Бесхозная МТФ - это не только коровники. На большой территории много кирпичных хозяйственных построек. Есть водонапорная башня, подстанция, столовая, точнее, то, что от них осталось. Разруха кругом, как после бомбежки: руины кирпича, кучи затвердевшего навоза, разбросанные обломки шифера.

По рублю - за кирпич

Как выяснилось, недавно объект вместе с находящимся в центре Беднягина стройучастком приобрела в собственность одна фирма из столицы Кубани. По словам ее генерального директора Сергея Русина, в штате предприятия только он да четыре сторожа. Демонтаж фермы ведется под руководством двух жителей райцентра. Сергей и Николай называют себя "партнерами краснодарцев", но признаются, что никакого письменного договора с фирмой не заключали. Один из них исполняет роль бригадира, а другой "дает деньги на оплату рабочего процесса". А сам же Русин развел руками: мол, на ферме нет никакого демонтажа, люди здесь просто убирают территорию и подрезают кусты.

Но через несколько минут корреспонденты "РГ" своими глазами наблюдали, что рабочие на ферме занимаются вовсе не обрезкой кустов. Одни очищали молотками кирпичи от кусков бетона, другие с помощью гвоздодеров срывали шифер и балки с крыш хозяйственных зданий.

Так происходило и в прошлые выходные, когда на объекте трудились дети. При этом их никто не контролировал: подростки были предоставлены сами себе. Работодатели приезжали под вечер, пересчитывали стройматериалы и выдавали деньги. За очищенный кирпич платили по рублю, снятый с крыши лист шифера оценивался в 10 рублей, а семиметровая балка - на пять рублей дороже.

Бригадир Николай Муха никакой тайны из происходящего не делает и откровенно признается:

- Фамилии детей меня не интересовали, записывал только имена. Если они работали группой, не буду же спрашивать, кто сколько сделал. Да и не находился я там постоянно.

Несовершеннолетние в поте лица трудились по выходным с утра до вечера, некоторые приходили на ферму и в будние дни, после уроков. Тех, кто использовал детский труд, нормы трудового законодательства абсолютно не волновали. Оказалось, один из них, юрист по образованию, - сын руководителя важной районной структуры.

Врачебная супертайна

Теперь трудно посчитать, сколько всего детей прошло через этот своеобразный трудовой фронт, но имена 21 из них известны точно. Все они учащиеся разных классов - от третьего по девятый - местной средней школы № 8. Вместе с нами рассказ ребят слушала заместитель директора по воспитательной работе Наталья Богач.

Костя Трофименко и Артем Мороз громко, как на уроке, объясняли:

- Первый день мы очищали и складывали кирпичи. Инструменты, перчатки брали с собой. Потом два дня работали на крыше. Шифер с трещинами или с обломанными краями скидывали на землю, а если попадался целый, спускали вниз. Там стояли мальчики и принимали листы. Еще отдирали балки, на которых лежит шифер. Балку длиной семь метров снимали вдвоем.

- Я вчера один балки снимал, - с гордостью добавил худенький, невысокого роста мальчишка.

- А я видел, как летел на землю Дима Ребров, - перебил его Рома Макухин. - Он вначале провалился на крыше, потому что шифер старый, не удержался и упал вниз. За шифер на четверых мы получили тысячу рублей, а за кирпич нам не заплатили. Там еще взрослые работали, и бригадир сказал, что мы у них очищенный кирпич забрали. Но это не так - мы сами очистили 270 штук. Родители обрадовались, когда мы им деньги принесли, хотели еще поработать, но теперь, говорят, на крышу больше пускать не будут.

С Димой Ребровым встретились в хуторской амбулатории, куда мальчик как раз пришел на перевязку. По словам стоматолога Василия Лысых, который делал перевязки ребенку, мальчишке крупно повезло: если бы ему рассекло шею несколькими сантиметрами ниже, все могло бы закончиться трагически. Что же произошло с Димой?

- Мы сняли шифер и несли его по крыше, - вспоминает он. - Тут я поскользнулся и полетел вниз. Дядя, который раздавал деньги, на машине отвез в амбулаторию, где оказали первую помощь и сказали, что нужно ехать в травмпункт.

Родители ахнули, когда увидели сына. Сергей Ребров, отец Димы, тут же отвез его в райцентр. Швы на лицо ребенка накладывал дежурный травматолог Иван Кшнякин.

В официальном запросе, направленном в Тимашевскую ЦРБ, мы попросили пояснить, что за травму получил 13-летний Дмитрий Ребров и какая помощь ему была оказана. Но заместитель главного врача больницы Ирина Старцева в ответе на целой странице подробно расписала понятие "врачебной тайны" с перечислением случаев, при которых "возможно ее разглашение". Понятно, что в данном случае СМИ в этом послании не фигурировали. Хотя мы интересовались инцидентом вовсе не из праздного любопытства, а в тех же "Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан" говорится, что "при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий", ссылки на врачебную тайну недопустимы. Непонятно также, почему медики не сообщили о случившемся в правоохранительные органы.

В администрации Тимашевского района о хуторском ЧП узнали от журналистов. Ведущий специалист отдела по социальным вопросам Вячеслав Коломоец был поражен услышанным:

- Это нонсенс! Надо немедленно ставить в известность прокуратуру и государственную инспекцию труда.

...Работы же на территории фермы тем временем продолжались. Правда, уже без детей. Причем к взрослым "батракам" отношение такое же. Оказывается, за неделю до падения ребенка с крыши на территории стройучастка свалился в яму 47-летний Вартан Сепаян. Он сломал ногу и сейчас передвигается с помощью костылей, но претензий к работодателям, по его словам, не имеет: "Я просто помогал другу Коле Мухе".

Вот такая "дружная компания" собралась на хуторе Беднягина.

Комментарий

Владимир Москаль, заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Краснодарском крае:

- То, что произошло в хуторе Беднягина, - самое настоящее безобразие, поскольку в соответствии со статьей 63 Трудового кодекса РФ привлекать к работе детей до 14 лет категорически запрещено. А для тех, кто постарше, законом предусмотрены особые требования. В частности, обязателен предварительный медицинский осмотр. На работах, связанных с вредными и опасными условиями труда, задействовать несовершеннолетних вообще нельзя. А тут даже трудовой договор не заключался, что противоречит статье 67 Трудового кодекса РФ. Кроме того, ни продолжительность рабочего дня, ни сам рабочий процесс в данном случае никто не контролировал, что грубо нарушает требования охраны труда и техники безопасности.

Замечу, что в крае имеются случаи использования труда несовершеннолетних с нарушением требований трудового законодательства и по всем зарегистрированным фактам работодатели привлечены к ответственности. Однако такого вопиющего беззакония, как на хуторе Беднягина, в моей практике еще не было. Мы обязательно проведем собственную проверку и примем соответствующие меры, предусмотренные законом. О ее результатах будет сообщено в редакцию "Российской газеты".

Экономика Работа Охрана труда Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники