Новости

16.04.2008 09:00
Рубрика: Общество

Диалектика зависти

Почему недолюбливают успешных и богатых

В Твери посадили кандидата медицинских наук. На пять лет. Преподаватель медакадемии "заказал" убийство коллеги.

За пять тысяч долларов. "Классическим" способом: битой по голове. Однако сорвалось. Теперь вот в тюрьме. Следователь считает, что кровожадный "препод" попросту завидовал. Кстати, именно зависть стала причиной первого в истории убийства. Помните, Авель, Каин...

А вот еще история. "Если ты не завидуешь, считай, что уже умер", - это вывеска на дверях маленькой парикмахерской в бездорожных дебрях Калужской области. Звучит непонятно, но зазывно, почти как "Оставь надежду всяк сюда входящий". Впрочем, философствующий автор шедевра на куске фанеры толкует свою мысль вполне оптимистично: зависть, мол, хоть и грех, но двигатель бизнеса. Смотрит местная "мадам" на соседку с новой прической и идет сдаваться цирюльнику.

Какую роль играет зависть в современном обществе? Может ли это чувство служить успехам в творчестве, политике, бизнесе? На эту тему размышляют эксперты "РГ".

Пафос равенства

Зависть, являясь одним из семи смертных грехов, привлекает мыслящих парадоксами художников. Пытаясь расшифровать эту культурную шараду, они приходят порой к весьма одиозным выводам. К примеру, режиссер Юрий Грымов, автор нашумевших "Му-Му" и "Казуса Кукоцкого", считает зависть главной загадкой русской души.

- Гипертрофированное чувство зависти - вот загадка, - рассуждает Грымов, привыкший выражать свои творческие амбиции выпукло, без обиняков, "клиппово". - Почему в обществе все друг другу завидуют, даже необоснованно? История у нас, конечно, богатейшая, но зависть нам привили коммунисты. И развили ее до неимоверных размеров.

Грымов уверен, что никакого позитива из чувства зависти родиться не может. Мало того, что оно разрушает судьбы и души, но еще и само мельчает, крошится:

- Люди сейчас завидуют не как в эпоху Ренессанса или Золотом XIX веке - таланту, гениальности, а машинам, шмоткам. Почему зависть стала такой мелкой? Потому что такая легко удовлетворима. Вы мечтаете о блузке "Дольче и Габана"? Это вполне реально получить. Предмет зависти, ее уровень стали мельче.

В специфике уравнительного социального строя видит истоки современной отечественной зависти и специалист в области политической психологии, доктор философских наук Акоп Назаретян:

- Все оттенки зависти распределяются между двумя полюсами: зависть, направленная на то, чтобы опередить, обогнать преуспевшего соседа, и другая - порождающая желание, чтобы соседу стало хуже. Причем иногда в ущерб себе же. Обе эти формы зависти существуют в любой культуре. Однако в Советском Союзе в течение многих лет культивировали вторую, доказывая, что это и есть высшая справедливость. На этом строились наши экономическая и идеологическая системы.

Звучит спорно, однако совсем по Бердяеву, который считал, что "пафос равенства есть зависть к чужому бытию".

Завидовал ли Сталин Ленину

С точки зрения доктора исторических наук Александра Шубина, не так все однозначно с нашим недавним прошлым. Он уверен, что популярные в постсоветское время теории о зависти - мотиве отношений в верхушке советского руководства - не более чем миф.

- Все эти версии и мифы о крупных политических фигурах, - считает историк, - ставят целью обывательски принизить уровень серьезной политической борьбы. Ленин делал революцию, потому что завидовал царю? Это, с исторической точки зрения, совершенно абсурдно. Сталин и Ленин были живыми людьми со своими эмоциями. Но руководствовались они далеко не шкурными соображениями. У Ленина в итоге жизнь сложилась гораздо более аскетично, чем могла бы, будь он юристом в Российской империи. Что касается Сталина, то он жил с удобствами, хотя этот комфорт очень далек от комфорта нынешних правителей, я бы сказал, очень пуританский комфорт.

А зависть к популярности? К народной любви? Говорят, что Сталин ревновал и завидовал, к примеру, Кирову.

- Это шестидесятнический миф, - анализирует наши сомнения Шубин. - Что значит "Кирова очень любил народ"? Киров был ленинградским руководителем. Соответственно вся коммунистическая пропаганда работала на то, чтобы в Ленинграде Кирова любили. За пределами Ленинграда любили других руководителей, поскольку на это была настроена пропаганда. А вот когда Кирова убили и возник культ "жертвы врагов революции", вот тогда и наступила так называемая "всенародная любовь". Но Сталину, уж поверьте мне как историку, и самому хватало славы: везде стояли его истуканы, портреты его носили под музыку. Киров был одним из крупных руководителей, частью бюрократической машины, и отношения Сталина и Кирова - это отдельная тема, к зависти не имеющая никакого отношения.

Но ведь завидовать можно не только привилегиям, но и субстанциям более высоким и тонким, скажем, таланту.

- Ленин и Сталин были политики, а не художники, - опять не соглашается историк. - Это же не фифы какие-то сцены: "Ах, он играет лучше меня". Между ними была борьба идей и решений. Завидовать можно только тому, кто обладает правом последнего решения. Но такого рода зависть опять вторична и немелка. Даже в последние советские годы, когда идеи играли не столь большую роль, как во времена Ленина и Сталина, все же устроить открытую ярмарку тщеславия было сложно. Органы могли прийти и поинтересоваться. Известное дело Мерзлого - первого секретаря сочинского горкома андроповских времен. Ему в качестве обвинения выставили метраж дачного участка. Когда же стратегию заменяют количество денег и размер особняка, ярмарка тщеславия в расцвете.

Пушкин о конкуренции

К чувству зависти можно подойти диалектически-либерально. Скажем, писатель Дмитрий Быков готов понять завидующих сограждан:

- Мне кажется, что есть вещи, которые весьма условно можно назвать греховными, порочными или опасными. Опасны не они сами - без них нельзя, и в небольших дозах они совершенно необходимы, - а их последствия. Допустим, без страха невозможен инстинкт самосохранения, без тщеславия - карьерный рост, без похоти - сильная настоящая любовь (я много раз убеждался, что это вещи связанные). Ну и так далее. "Зависть - сестра соревнования, следственно, хорошего роду", - сказано у Пушкина в Table-talk, и тут он прав как всегда. Не знаю, можно ли не испытывать зависти к чужой творческой удаче, - правда, это зависть стимулирующая. А вот зависть к чужим деньгам или карьере, на мой взгляд, расслабляет и мешает, и вообще это прерогатива лузеров. Гениально сказала как-то Марья Васильевна Розанова: "Я никому никогда не завидую, ибо и мысли не допускаю, что кто-то может быть лучше меня". В этом смысле самомнение - хорошая гарантия от зависти. Надо только выбрать, что из них более разрушительно: для творческого человека, безусловно, опасней зависть, для политика - самомнение.

И все же к богатым мы относимся настороженно.

- Если разобраться, - объясняет Назаретян - то протестантская культура ориентирует на зависть активную, догоняющую: достать, опередить, стать лучше всех. Богатство как признак благоволения Господня. В православной культуре, конечно, больше ориентация на бедность как доблесть.

Сейчас в России ситуация меняется в пользу "догоняющей" зависти, в пользу поведения и мотивировок, более характерных для протестантской культуры. Выходит, Россия как бы психологически "протестантизируется".

- Разрушающая зависть, - корректирует себя современный философ, - ни в коем случае не сугубо отечественное явление. Коммунистическая идеология не в России возникла. И что "собственность есть кража", не в России придумали - Прудон с его "Философией нищеты" был чистопородным французом. Кстати, в западноевропейских языках смысл слова "частная собственность" прозрачен: privacy (отсюда "приватизация") имеет тот же корень, что deprive (отнимать, отбирать). То есть моя собственность - это все то, что я присвоил, отнял у других. Но коммунистическая идеология, которая укоренилась в России, всячески с этим работала: главное - чтобы не было богатых, тогда и бедность не в тягость.

компетентно

Александр Илюшин,
переводчик "Божественной комедии" Данте:

- Специального места в Дантовом Аду, где томились бы завистники, нет. Ими населен специальный ярус Чистилища. Если учесть, что Чистилище - это гора и ее вершина ближе всего к Раю, то второй ярус, где обитают завистники, - достаточно серьезный грех. Дальше от Рая в Чистилище только высокомерие. Завистники страдают с зашитыми веками, их наказали за то, что их глаза в земной жизни были "завидущими".

По степени наказания страдания завистников, конечно, несравнимы с теми, кто вечно мучается в Аду. А это по нарастающей мучений - сладострастники, чревоугодники, скупые, гневные и ленивые, обманщики, еретики, убийцы, самоубийцы и так далее. Завистников там нет.

Общество Соцсфера Социология
Добавьте RG.RU 
в избранные источники