Новости

22.04.2008 00:00
Рубрика: Общество

Страсти по патронату

Принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации закон еще может быть доработан

В первый день Страстной недели вновь разгорелась дискуссия вокруг принятого 11 апреля депутатами в третьем чтении Закона "Об опеке и попечительстве".

Напомним, что в ноябре 2007 года законопроект, подготовленный четырьмя депутатами, среди которых были Екатерина Лахова и Павел Крашенинников, был принят Госдумой в первом чтении и вызвал яростный протест общественности и многих экспертов-профессионалов. Ко второму и третьему чтениям законопроект претерпел серьезные изменения: в него были добавлены некоторые принципиальные позиции из другого документа, подготовленного в минобрнауки, о патронатных семьях, был исключен запрет заниматься проблемами сирот негосударственным организациям. Также там говорится о необходимости принять семь постановлений правительства в развитие некоторых его положений.

Результат не удовлетворил ни практиков, ни общественность, ни даже многих депутатов. Закон получился аморфным, во многих своих позициях противоречивым и не гарантирующим поставленной цели: создать продуманную и эффективную систему профилактики социального сиротства и надежной защиты детей, лишенных родительского попечения.

И вчера обсуждение этого вопроса велось на выездном заседании Научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации РФ, которое проходило в знаменитом 19-м детском доме - "Центре патронатного воспитания департамента семейной и молодежной политики города Москвы", который стал пионером патроната в России.

Вел заседание Сергей Миронов, который до его начала познакомился с самим детским домом и долго беседовал с его сотрудниками, и с патронатными семьями, и с детьми. Открывая дискуссию, спикер Совфеда сказал, что из этой беседы "многое ему стало понятнее, яснее", и предложил сосредоточиться именно на вопросах патроната и на том, что требуется изменить в законе об опеке и попечительстве.

Как говорили выступавшие, из принятого закона ушли очень важные предлагавшиеся нормы и понятия. Такое, например, как "ребенок, нуждающийся в помощи государства", из закона выпали социальный патронат и службы сопровождения семьи, уже сейчас созданные и действующие во многих российских регионах и нуждающиеся в легитимизации. Как следствие, сказала директор 19-го детдома Мария Терновская, "все функции, связанные с профилактикой сиротства, социальным патронатом, устройством детей-сирот в семьи и комплексным сопровождением будут фактически утрачены. Это означает, что мы никак не будем профессионально помогать ни детям, ни семьям". Она считает, что принятый закон разрушает создаваемую в России систему профессиональных организаций, занимающихся устройством детей в семьи. Появившиеся инновационные технологии и наработанные организационные механизмы будут утрачены. "Если в нашем дет доме с детьми работают непрерывно, в несколько этапов, начиная от полной диагностики ребенка и семьи, готовой его принять, до сопровождения его жизни в патронатной семье, то в нынешней системе органы опеки действуют только в чисто административном алгоритме. Это сначала изъятие ребенка из семьи, а потом передача его в учреждение", - подчеркнула Терновская.

Мониторинг в тех регионах, где есть патронат, показал: происходит стопроцентная нормализация детей в семьях, получающих профессиональное сопровождение.

Очевиден, как показала жизнь, не только социальный, но и экономический эффект патроната. Как подсчитали коллеги Марии Терновской в Пермском крае, у них экономия бюджетных средств за счет определения детей-сирот из учреждений в патронатные семьи до 30 процентов. По другим подсчетам получилось 37 процентов - это усредненная величина, просчитанная по 22 регионам, где действует патронат.

Важная часть патроната - социальный патронат. То есть когда профессионалы сопровождают неблагополучные семьи, помогают им, в результате чего удается сохранить и семью, а детям родителей. Сейчас таких специальных служб у России нет. Есть разные службы, куда граждане могут обращаться за помощью, - если захотят и если будут знать, куда обратиться. Этого, считает Терновская, мало: "У нас и у таких же, как наш, центров по патронату есть и служба социального сопровождения семей, и возможность разместить в семью ребенка, находящегося в любой кризисной ситуации, и своя служба реабилитации... Все это не сможет легитимно существовать, если не откорректировать принятый закон. Семьи с приемными детьми нуждаются в профессиональной помощи, в сопровождении. Так будет ли это законодательно обоснованное сопровождение, или такая помощь семье будет оставаться на прежнем волонтерском уровне? В принятом законе ничего этого нет".

Терновская пообещала, сославшись на результаты проведенного специалистами математического моделирования развития патроната как системы, что через десять лет можно будет достигнуть того результата, о котором говорил президент Путин в своем Послании: абсолютное большинство детей-сирот из казенных учреждений будут устроены в семьи.

А в конце своего выступления Мария Терновская показала слайд с фотографией маленькой девочки. "Это, - сказала она, - Катя из Дзержинска Нижегородской области, ей 1 год и 7 месяцев. Девочка отказная. У нее врожденный порок легких, уже были операции, удалены две доли легкого. По заключению специалистов Научного центра здоровья детей РАМН Кате могут помочь только в Москве. К нам обратились коллеги из Дзержинска, просили помочь. Мы оперативно смогли подобрать для Катюши патронатную семью москвичей. 4 апреля девочку приняли в эту семью. А уже 11 апреля - в день, когда Госдума приняла закон в третьем чтении, нам немедленно поступило распоряжение из органа опеки и попечительства Басманного района Москвы: ребенка из семьи изъять и поместить в специальный дом ребенка для иногородних детей-сирот. Так что судьба Кати теперь зависит от того, удастся ли внести в уже принятый закон разумные поправки".

И, пожалуй, этот эпизод в заседании совета стал посильнее всех приводимых доводов в пользу патронатных семей. Что прозвучало и в заключительном и очень эмоциональном слове Сергея Миронова:

- Если госпожа Лахова на ранних стадиях законопроекта утверждала, что патроната не будет, - оставим это на совести госпожи Лаховой, - сказал спикер Совета Федерации. - А избранный президент Дмитрий Медведев выразился на этот счет очень четко и конкретно: чтобы патронат был. Это - первое. Второе - нынешний закон, мягко говоря, не очень качественный. И, одобряя его, Совет Федерации принял постановление, в котором говорится о необходимости внесения поправок в данный документ. Поэтому сейчас наша задача: быстро внести четкие грамотные и разумные поправки в тот документ, что уже принят. Чтобы патронат в законе был не только сохранен, а чтобы он мог развиваться в России и чтобы то, о чем здесь сегодня говорили практики, стало нормой.

В этой связи даю установку: девочку, о которой рассказала Мария Терновская, не отдавать ни в какой детдом. И других детей из патронатных семей - не отдавать. Никого никуда не отдавать. Будут требовать - пускай внимательно читают окончательную редакцию закона. А если что - ссылайтесь на меня. Скажите: Миронов запретил отдавать.

А в это время

Вчера председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников заявил журналистам, что основные споры в ходе обсуждения законопроекта возникли вокруг так называемой "расщепленной опеки" (разделение ответственности между детским домом и патронатом).

- Мы считаем: либо опека есть, либо нет, - говорит Крашенинников. - Делить ее невозможно. Если патронатные воспитатели взяли на себя ответственность, то они должны отвечать и перед государством, и перед деть ми.

Он также отметил, что с точки зрения федерального законодательства нет больших отличий между понятиями "патронат" и "приемная семья", поэтому субъекты Федерации сами вправе устанавливать эти различия.

Наталья Лебедева

Общество Семья и дети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники