Новости

22.04.2008 03:00
Рубрика: Экономика

За большой вклад!

К 2010 году сумма страхового возмещения депозитов достигнет 20 тысяч евро

Нынешний год в финансовом и банковском сообществе начался непросто. С регулярной периодичностью возникали слухи то о скором банковском кризисе, то о возможной деноминации. Некоторые россияне ухитрились вновь попасть в пресловутые финансовые пирамиды. Но, как показывают последние социологические опросы, банковские вклады остаются лидером инвестиционных предпочтений. И это после сокрушительного дефолта 1998 года и кризиса доверия 2004-го. Государству удалось выправить ситуацию, создав госкорпорации, дискуссия о роли которых сейчас так популярна. Наш корреспондент встретился, пожалуй, с самым компетентным и ответственным человеком в этой сфере - генеральным директором Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александром Турбановым.

- Александр Владимирович, ведь первые госкорпорации были созданы именно для преодоления последствий финансовых катаклизмов...

- Действительно, впервые эта форма была зафиксирована в нашем законодательстве в 1999 году. Она создавалась специально для решения социальных задач, возникших в связи с системным банковским кризисом. Для преодоления его последствий было создано Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). С учетом действовавшего тогда законодательства, а также того, что эта организация должна была осуществлять отдельные банковские операции, она была зарегистрирована в форме открытого акционерного общества со 100-процентным участием государства в капитале и получила банков скую лицензию. Государство выделило ей 10 миллиардов рублей.

На момент создания АРКО в его распоряжении не было необходимого инструментария реструктуризации. Для этого требовалось принятие специального закона, который бы этот инструментарий предоставил. Закон стали разрабатывать, одновременно началась дискуссия о том, какой должна быть организационно-правовая форма этого агентства.

Формы коммерческих организаций не подходили по определению. Для них основная цель деятельности - получение прибыли. Однако реструктуризация проблемного банка является затратной операцией.

История не знает ни одного примера, чтобы какое-либо государство смогло нажиться на преодолении последствий системного банковского кризиса. Но ни одна из существовавших форм некоммерческих организаций также не позволяла учесть специфику работы агентства - социально значимые цели, имущественную обособленность и определенные властные полномочия.

Именно поэтому появилась такая уникальная организационно-правовая форма, как государственная корпорация, обладающая всеми перечисленными чертами.

Почему именно такое название? В проекте закона она называлась публичной корпорацией. В США еще со времен Великой депрессии существует Федеральная корпорация страхования депозитов. Она выполняет функции оздоровления банковской системы. Взяли оттуда термин "корпорация", дополнили термином "публичная", поскольку перед ней ставились действительно общественно значимые задачи. Однако после критики со стороны минюста слово "публичная" было заменено словом "государственная".

Форма госкорпорации не хуже и не лучше других. Она создана точно по такой же схеме, как и все прочие организационно-правовые формы. Но она в определенной мере уникальна, потому что уникальны были стоящие перед ней задачи. И я бы сказал, что это - "штучный продукт". Дело не только в том, что госкорпорация не имеет в качестве основной цели извлечение прибыли. Я бы отметил еще один очень важный признак - госкорпорации используются в тех сегментах рынка, куда не идет частный предприниматель. Не было желающих реструктурировать банки, рассчитываясь с кредиторами. Банковские активы по дешевке приобрести - пожалуйста, но вот рассчитаться с кредиторами никто не вызывался.

Деятельность АРКО показала, что эта организационно-правовая форма была выбрана правильно. В тяжелейших условиях АРКО смогло выполнить те задачи, которые были перед ним поставлены. Социальное напряжение было снято. Напомню только пример с банком СБС-Агро. У него были филиалы в 72 субъектах Федерации. Там были вкладчики, причем не самые богатые, в основном сельские жители. Нужно было снимать социальное напряжение, по существу, на территории всей России. И АРКО в течение нескольких месяцев с этим справилось.

- Какие существуют схемы управления госкорпорациями?

- Какой-то особой схемы управления госкорпорация не потребовала. Я бы сказал, что схема достаточно стандартная. Во главе стоит совет директоров, который формируется из представителей правительства и Центрального банка. Порядок формирования высшего органа определяется законом. В совет директоров АСВ входят семь представителей правительства, пять представителей ЦБ и генеральный директор. Совет директоров принимает основные стратегические решения, касающиеся развития и текущей деятельности госкорпорации. Затем идет исполнительный орган - правление, которое осуществляет оперативное управление. И, наконец, существует единоличный орган управления в лице генерального директора.

Из всего этого следует, что основное управление корпорацией осуществляет государство через участие в совете директоров.

Кроме того, в полной мере используется система государственного финансового контроля. Почему-то во время дискуссий о госкорпорациях звучали заявления, что они выведены из-под налогового и финансового контроля. Ничего подобного. Госкорпорации являются рядовыми налогоплательщиками, и финансовый контроль за их деятельностью осуществляет Счетная палата. За недолгий период деятельности АРКО проверялось дважды, за еще меньший период деятельности АСВ оно также проверялось уже дважды.

И, наконец, еще один механизм контроля - это ежегодная отчетность перед правительством. Кроме того, о своей текущей деятельности агентство постоянно сообщает в СМИ. Информационная прозрачность является одним из принципов деятельности нашей корпорации - это зафиксировано в законе и реализуется на практике.

- Есть ли еще какие-нибудь сферы деятельности, где была бы эффективна такая организационно-правовая форма? Каковы перспективы госкорпораций в России?

- Из приведенных мною примеров видна эффективность госкорпораций в финансовой сфере. Вот еще один пример - в 2007 году Внешэкономбанк был преобразован в государственную корпорацию "Внешэкономбанк - Банк развития", и я думаю, что он также сможет доказать эффективность данной формы. В других отраслях экономики, например в реальном секторе, участие государства может потребоваться для решения таких задач, за которые бизнес не берется в силу их неприбыльности. Тогда государство может использовать эту форму, однако с осторожностью, чтобы не ущемлять интересы других хозяйствующих субъектов. Ведь властные полномочия даны госкорпорациям не для хозяйственной деятельности.

- Есть ли какие-то аналоги госкорпораций на Западе?

- Безусловно. Мировой опыт богат соответствующими примерами. У нас, насколько я мог заметить, критика госкорпораций ведется с точки зрения сторонников либеральной рыночной экономики. Они говорят, что такая форма противоречит духу рынка. Если встать на их позицию, то США давно идут не по рыночному пути. Там более 200 лет уже используется такая форма. Для нас самый яркий пример - Федеральная корпорация страхования депозитов, созданная для преодоления последствий Великой депрессии. Она служила эталоном для многих стран, создававших системы страхования вкладов. В Великобритании успешно действует известная медиакорпорация Би-би-си. В Италии - Национальная нефтегазовая корпорация. В Норвегии - Корпорация индустриального развития. В Индии - Индийская корпорация по страхованию депозитов и гарантированию кредитов. В Корее - Корейская корпорация по управлению активами. В Австралии - Корпорация по развитию сельских территорий. Если наше законодательство предусматривает, что форма госкорпорации применима только к некоммерческим организациям, то в других странах госкорпорации могут создаваться как в виде коммерческих, так и некоммерческих структур. Думаю, что Россия поступила мудрее, отказавшись от использования госкорпораций в коммерческих целях.

- У нас пока имеется только положительный опыт. Насколько эффективно, например, действует АСВ?

- Мы работаем всего пятый год. Однако за это время система страхования вкладов сумела показать свою эффективность. За короткое время существования АСВ нам уже дважды удалось повысить сумму страхового возмещения. Мы начинали со 100 тысяч рублей, а сейчас она составляет 400 тысяч рублей. Сумма возмещения и в дальнейшем будет расти. Предполагается, что к 2010 году она составит 20 тысяч евро, как в ведущих странах Европы.

В результате растет доверие граждан к банковской системе, что сказывается на росте объема средств, размещаемых населением в банках. Ежегодный прирост в последние годы в среднем составлял не менее 35 процентов.

В 2007 году мы увидели возможность снижения ставки взноса банков в фонд страхования. Ее размер составлял 0,15 процента от привлеченных средств граждан в квартал и был снижен до 0,13 процента. Фонд продолжает пополняться хорошими темпами: сейчас он составляет 74 миллиарда рублей и есть перспектива для дальнейшего снижения ставки.

У АСВ есть и еще одно направление деятельности - это ликвидация банков-банкротов. И здесь уже есть осязаемые результаты. В 2007 году степень удовлетворения требований кредиторов ликвидируемых банков достигла 61 процента. Всего в прошлом году мы завершили ликвидационные процедуры в 48 банках, и в половине из них требования кредиторов были удовлетворены полностью.

- Недавно прозвучало предложение увеличить взносы банкам, которые ведут рискованную политику. Насколько это реально?

- Речь идет о введении дифференцированной ставки страховых взносов. Сейчас ставка едина для всех банков независимо от того, насколько рискованную политику они ведут. Но ведь чем больше риски, тем больше можно заработать, но и обанкротиться можно скорее. В результате получается, что другие банки, которые проводят более взвешенную политику, должны оплачивать их риски. Мировая практика предлагает решение этой проблемы - введение дифференцированных взносов, и мы являемся сторонниками этой новации.

Но для того чтобы эту систему запустить, нужна достоверная отчетность банков. Сейчас она вызывает определенные сомнения. Кроме того, должна быть выработана четкая система критериев оценки финансового состояния банков - это приоритет ЦБ. Когда будет ясно, что имеется и то и другое, систему можно будет запускать.

- Какие еще планы есть у АСВ?

- Некоторые участники рынка считают, что снова пора повышать сумму страхового возмещения. Со времени последнего повышения прошло немногим больше года. Это небольшой срок. Сейчас нам нужно взвесить, насколько необходимо скорое повышение суммы возмещения. Ведь максимальная сумма страховки в 400 тысяч рублей выглядит весьма солидно по сравнению со средним вкладом, который у нас составляет 28 тысяч рублей, и это без учета вкладов в Сбербанке, где данный показатель еще меньше. Количество вкладов же свыше 400 тысяч рублей составляет всего 3 процента.

И вкладчиков, и АСВ тревожит другое. У нас существует ступенчатая шкала выплат. Вклад до 100 тысяч рублей возвращается полностью. Сумма же свыше 100 тысяч рублей выплачивается уже на 90 процентов. Остальные 10 процентов - это так называемая франшиза, которая может быть возвращена уже позже в процессе ликвидации или банкротства банка.

Как показывает наш опыт общения с вкладчиками во время выплат, да и звонки на нашу "горячую линию" подтверждают это, люди не вдаются в тонкости расчета страховки и считают, что эти 10 процентов у них отбирает не лопнувший банк, а государство. Вкладчику рекомендуют анализировать финансовое состояние банка, прежде чем нести туда свои деньги. Но это слишком сложная задача для рядового гражданина, он все равно будет думать, что государство его обсчитывает, когда ликвидируют обанкротившийся банк. Вкладчик должен быть уверен в том, что он получит всю сумму вклада полностью и без всяких 10-процентных франшиз.

Думаю, что отмена существующей ступенчатой шкалы выплат помогла бы укрепить доверие вкладчиков к российской банковской системе.

Экономика Страхование Бизнес - Главное
Добавьте RG.RU 
в избранные источники