Новости

23.04.2008 04:54
Рубрика: Власть

Дезертир поневоле

Права ли мать, укравшая сына из казармы
Текст: Нина Рузанова (Инна Губкина, Новосибирская область)

Беспрецедентный для Новосибирской области случай: жительница Бердска выкрала своего сына из казармы, узнав, что над ним издеваются старослужащие.Чувства матери понятны, но насколько в ладах с законом данная ситуация, разбирался корреспондент "РГ".

У рядового Александра Архипова есть пятнадцать дней, чтобы прийти в себя после унижений в Челябинском высшем военном авиационном командном училище штурманов, после тяжелой травмы, побега и лечения в госпитале. Ему предоставили отпуск и прикомандировали к новосибирской военной части.

В день, когда Саша приехал домой из госпиталя, мы встретились с ним и его матерью - 41-летней Валентиной Архиповой. Это она выкрала сына из челябинского госпиталя и увезла домой. "Мать поспешила", - сказали "РГ" в Новосибирском областном военном комиссариате. "Я чуть не опоздала", - считает она сама.

В ноябре прошлого года Александра Архипова отправили из Бердска служить в Приволжско-Уральский военный округ, в город Челябинск, в роту обеспечения ЧВВАКУШ. Вскоре он начал звонить домой и жаловаться на старослужащих, которые "строили" молодой призыв. В марте Валентина Архипова узнала, что сын в госпитале. Выяснилось, что ночью ее сын вылез по связанным простыням из окна казармы на втором этаже, чтобы доставить "дедам" пиво из соседнего ларька. Пытаясь забраться обратно, он рухнул со второго этажа.

Обратная связь

- Почему мать не пришла в военкомат сразу, как только ей стало известно о неуставных отношениях в челябинском училище? - спрашивает заместитель военного комиссара Новосибирской области, полковник Александр Матвеев. - Проблему надо было решать совершенно по-другому.

По мнению военных, уже после первых тревожных звонков мать должна была искать защиты в военкомате, который призвал Сашу на службу. "Мы связались бы с командиром полка, - сказал Александр Матвеев. - Командир полка незамедлительно вызвал бы к себе всех, кто причастен к нарушению дисциплины в части, досконально разобрался бы в ситуации, наказал бы виновных.

Никакого ЧП в этом случае не произошло бы, и никакого побега бы не понадобилось". Эту возможность комиссариата не только экстренно связаться с командиром части другого военного округа, но и заставить его принимать меры, Александр Матвеев сомнению не подвергает: "Он обязан дать нам ответ, и здесь родителям не нужно бояться и стесняться".

Кроме того, по мнению полковника Матвеева, на ситуацию немедленно отреагировали бы и в прокуратуре: "Это надзорный орган, который жестко привлекает к ответственности даже за мелкие нарушения - это их работа".

Совет от прокурора

Увы, Валентина Архипова после первых жалоб сына начала действовать именно так, как говорит Александр Матвеев. Она пришла в бердский военкомат. Правда, никакого командира полка Приволжско-Уральского военного округа здесь искать не стали. А позвонили командиру роты, где служил Саша, - капитану Руслану Сайфудинову.

- Но тот отделался отговоркой, мол, нет у меня в роте никакой дедовщины, надо вам - приезжайте и проверяйте, - рассказывает Валентина Архипова. - "Если через неделю ситуация не улучшится, мы обратимся в прокуратуру", - заявил ему представитель военкомата.

Что касается прокуратуры. Когда Валентина Архипова приехала в Челябинск, в госпиталь к сыну, она первым делом ринулась именно туда. И - не смогла попасть. "Все на обеде", - сказали ей. На прием к прокурору Архипова пробилась только после того, как ее принял уполномоченный по правам человека в Челябинске и позвонил в это ведомство. А уголовного дела по фактам издевательств в части нет до сих пор - второй месяц идет доследственная проверка, и факты все никак не подтверждаются.

- Тебя не должны отправить в ту же роту, - пообещал работник прокуратуры Саше в Челябинске. - А если все-таки случайно вернут - беги оттуда.

Именно после этих слов о "случайностях" Валентина Архипова сына и увезла. Переодела в гражданское и провела в приемные часы мимо охраны. Поезд они ждали, прячась под лестницей выхода на самые дальние пути. В пути их никто не задержал, а вернувшись домой, Александр сразу отметился в военкомате. Именно поэтому его не обвинили в дезертирстве.

- Наша семья не ждала от армии ничего плохого, - говорит Валентина Архипова. - Мой старший сын служил на флоте. Он рассказывал, что никакой дедовщины у них не было, что офицеры за этим следят: их каждый день осматривали, проверяя, нет ли синяков. Здесь же все оказалось наоборот - видимо, все зависит от конкретных офицеров, которых надо привлекать к ответственности за такую "дисциплину".

P.S.

Сейчас ситуация в ЧВВАКУШ на контроле и в Минобороны. По нашей информации, высокие министерские чины намерены по всей строгости спросить с руководства училища, где за последнее время произошло два самоубийства, а один курсант несколько месяцев назад пропал без вести.

Мнения

Александр Матвеев, заместитель военного комиссара Новосибирской области:

- Матери есть матери, они всегда интересуются тем, что происходит с сыновьями в части. И мы стараемся как можно более полно проинформировать их о правах и возможностях. Я считаю, что каждому призывнику и его родителям нужно сообщать телефоны всех структур, куда они могут обратиться: военкомата, командования части, военной прокуратуры того гарнизона, где он служит. К сожалению, иногда эта цепочка рвется, призывник остается один на один с проблемой и сообщает о ней только родителям, которые принимают не всегда адекватные меры. Архиповыми мы занимаемся, этот случай - у нас на контроле.

Валентина Самитова, мать погибшего курсанта Челябинского высшего военного авиационного командного училища штурманов:

- Я по мере сил стараюсь помочь Валентине Архиповой - мой 16-летний сын Никита повесился в этом же училище в прошлом году, и до сих пор мне не удалось добиться привлечения к ответственности командиров. То, что над моим сыном издевались, в Челябинске пытались скрыть. С огромным трудом мне удалось добиться осуждения двух курсантов, офицеры же, допустившие все это, остались безнаказанными.

Справка "РГ"

Дезертиры могут быть оправданы, если они покинули воинскую часть из-за стечения тяжелых обстоятельств. Об этом говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3 от 3 апреля 2008 года. "Судам следует иметь в виду, что согласно примечаниям к статьям 337 и 338 УК РФ военнослужащие, впервые совершившие самовольное оставление части (места службы) или дезертирство, предусмотренное частью 1 статьи 338 УК РФ, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, могут быть освобождены от уголовной ответственности", - говорится в документе. Пленум указал на то, что самовольное оставление части (места службы) вследствие стечения тяжелых обстоятельств может совершаться в состоянии крайней необходимости (статья 39 УК РФ). Например, вследствие применения к военнослужащему насилия со стороны сослуживцев или командиров, когда в конкретной ситуации у него отсутствовала возможность иным способом сохранить жизнь или здоровье. В этом случае суд постановляет оправдательный приговор ввиду отсутствия в деянии состава преступления.

Власть Безопасность Армия Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники