Новости

24.04.2008 07:00
Рубрика: В мире

Грузии объяснили, что такое плохо

Глава МИД России рассказал, зачем он встречался с госсекретарем США

В среду Совет Безопасности ООН в экстренном порядке без какой-либо спешки выяснял, где можно летать самолетам-разведчикам ВВС Грузии.

А накануне этого события после встречи в Кувейте с госсекретарем США Кондолизой Райс глава МИД России Сергей Лавров рассказал корреспонденту "РГ", что в Нью-Йорке перед российскими дипломатами была поставлена задача объяснить и коллегам по Совбезу, и грузинским представителям, что такое плохо.

Столь плотного графика личных встреч у глав внешнеполитических ведомств России и США Сергея Лаврова и Кондолизы Райс еще не было. 4 апреля они общались в Бухаресте в рамках саммита Россия-НАТО. 6 апреля Райс и Лавров вновь увиделись уже в Сочи во время переговоров президентов России и США Владимира Путина и Джорджа Буша. Третья их встреча состоялась 22 апреля в столице Кувейта.

По сути, с общения с госсекретарем США начался вторник российского министра иностранных дел. В 8.30 утра они уединились в одном из залов для переговоров гостиницы "Шератон".

Вышли через сорок минут и отправились на открытие международной конференции по Ираку.

О чем же говорили министр с госсекретарем? Очевидно, в первую очередь не об Ираке. С ситуацией в этой стране все более-менее понятно. Американские войска в Ираке, сколько бы их там ни было, не смогут навести порядок до тех пор, пока не закончится, по сути, гражданская война. "Без солидной поддержки соседей Ирака и других основных государств очень трудно будет продвигать реальный процесс национального примирения. Но на практике мы не видим пока больших сдвигов на этом фронте", - заметил в беседе с журналистами в Эль-Кувейте Сергей Лавров.

Нетрудно было догадаться, что Кондолизу Райс, общаясь с главой российского МИД, сейчас куда больше интересовала позиция Москвы по ситуации в Абхазии и Южной Осетии. Тем более что через сутки после их встречи Совбез ООН обсуждал по инициативе официального Тбилиси ту же самую тему.

Никаких выходов к прессе после встречи Лаврова с Райс не предусматривалось. И все же по дороге из Эль-Кувейта в Москву корреспондент "РГ" узнал, о чем говорили главы внешнеполитических ведомств России и США.

Российская газета: Сергей Викторович, обсуждали ли вы на встрече с Кондолизой Райс ситуацию в Абхазии?

Сергей Лавров: Кондолиза Райс спрашивала о том, как мы расцениваем происходящее. Мы дали ей исчерпывающие пояснения в духе той позиции, которая была очень подробно изложена президентом Владимиром Путиным в разговоре с президентом Грузии Михаилом Саакашвили 22 апреля.

РГ: Чего вы ждете от заседания Совбеза ООН по ситуации в Абхазии?

Лавров: Мы ждем, что эта встреча предметно рассмотрит то, что происходит в этом регионе, почему уже не первый раз летают беспилотные аппараты там, где никто не должен летать, - над зоной конфликта, которая определена в московских соглашениях, одобренных Совбезом ООН. Причем СБ ООН буквально несколько дней назад призвал все стороны эти соглашения строго соблюдать. Хотим с этим разобраться. Потому что нарушения, которые стали уже нормой, накаляют обстановку. Это плохо.

РГ: Польская сторона объявила о том, что не согласна с инспекциями российских офицеров на объект американской ПРО, который, возможно, будет размещен на польской территории. Вы затронули эту проблему на переговорах с Райс?

Лавров: Я подчеркнул необходимость объективно излагать те договоренности, которые были достигнуты в Сочи. Потому что некоторые американские представители, общаясь со своими партнерами по НАТО, проводят мысль о том, что теперь с Россией все проблемы сняты. Я очень четко объяснил Кондолизе Райс, что все это совсем не так.

В Сочи мы договорились о том, что будем обсуждать предложенные американцами меры транспарентности. Эти меры подлежат согласованию. Причем у нас могут быть и свои дополнения к тем мерам, которые были предложены. И только в том случае, если мы договоримся о таких мерах, наши озабоченности могут быть смягчены. Как в Сочи, собственно, и было записано. Поэтому я просил госсекретаря, чтобы те представители госдепартамента, которые дают оценки происходящим процессам, все-таки представляли объективную картину.

Теперь по сути вопроса. Да, мы продолжаем контакты с польской и чешской сторонами. Пока то, что мы слышим, не позволяет говорить о готовности этих государств соглашаться на те меры, которые были нам предложены американцами. Прежде всего в той части, которая касается постоянного присутствия российских офицеров на этих объектах. Офицеры могут быть аккредитованы при посольствах России. Но главным для нас является возможность постоянно иметь своих представителей на этих объектах, чтобы хоть как-то смягчать появившиеся у нас абсолютно обоснованные озабоченности. Диалог будет продолжен, но исходя из изложенных мною моментов.

В мире экс-СССР Абхазия Власть Работа власти Внешняя политика В мире экс-СССР Грузия Правительство МИД Отношения России и Грузии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники