Новости

24.04.2008 02:45
Рубрика: Общество

Беспризорные взрослые

Республике нужен специализированный центр адаптации людей с утраченным социальным статусом

Выкинутые из нормальной жизни, они существуют как могут и умеют. Имя им - лица без определенного места жительства и занятий, или по-народному - бомжи.

Замкнутый круг

Социальная забота о лицах без определенного места жительства как людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, соответствующим федеральным законом отнесена к полномочиям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Но действенной системы спасения таких людей в регионе до сих пор нет. В Уфе для них имеется единственный республиканский комплексный социальный центр, здесь ведется многоплановая работа, в том числе по восстановлению и выдаче документов. Но ведь положение сложнее: людям в экстремальной ситуации нужна реабилитация, меры социальной адаптации для вхождения в нормальную жизнь. Кстати,  далеко не все хотят этого.

Между тем,  и социальные работники, и сотрудники правоохранительных органов отмечают, что в действующем законодательстве отсутствуют механизмы принятия принудительных мер по отношению к таким лицам в случае их отказа от добровольного участия в процессе реабилитации.

С другой стороны, существующие организационные и юридические проблемы делают попытки реабилитации бомжей на практике  трудно осуществимыми. Например, отсутствует четкий межведомственный регламент при восстановлении документов этих людей. Так, отделениям Федеральной миграционной службы необходимо два месяца на проверку документов, собранных для оформления удостоверения личности. Если утерян паспорт старого образца, то необходимо подтвердить гражданство, то есть в судебном порядке, с наличием свидетелей установить, что 6 февраля 1992 года человек находился на территории Российской Федерации. Кроме того, при сборе документов на восстановление паспорта граждан других регионов ответы из ЖЭУ на запросы ФМС идут также до двух месяцев. Люди не могут оформить статус безработного без ИНН, а он выдается налоговыми службами только по месту жительства, а не временной регистрации. В результате без статуса безработного органы занятости не оказывают содействие в трудоустройстве. Замкнутый круг.

В конце концов, при общении с этим типом людей приходишь к выводу: помогать им надо в самом начале падения. Попасть на дно легко, выбраться - невероятно сложно.

Им нравится так жить?

Корреспондент "РГ" решил провести эксперимент - помочь устроиться на работу одному из бомжей.

…Они сидели как неприкаянные на лавочке автобусной остановки: сравнительно молодой и почти старик.

"Молодым" оказался сорокалетний Радик Нурдавлетов из Ишимбайского района. Два года назад он вышел из Салаватской колонии строгого режима. Хотел было трудоустроиться в родной колхоз, но там его не приняли. Жена успела выйти замуж. Поехал в Нефтекамск к женщине, с которой переписывался из мест заключения. Но и она больше двух дней жизни с Радиком не выдержала. Последнее время подрабатывает на овощебазе: подметает, грузит-разгружает.

- На хлеб-чай хватает, да и подкармливают, - рассказывает про себя Нурдавлатов. - Ночую, где попало, обычно в подвалах. Правда, часто выгоняют. От уличной молодежи тоже, бывает, достается. На костре есть готовлю. Обычно по два-три человека живем, так легче. Пробовал официально устроиться на работу. Куда там! Без местной прописки не берут. А у меня руки золотые  -  20 лет жестянщиком был.

Седобородый Ринат Шакиров менее разговорчив. Ему под шестьдесят. Уроженец села Аксаит Татышлинского района. Три года назад бежал из Узбекистана. Родного дома и близких, говорит, уже нет. В свое время был классным электросварщиком.

На предложение устроиться на нормальную работу они отреагировали  будто бы с энтузиазмом. Познакомились с хозяином одного из крупных предприятий. К моему удивлению, он оказался отзывчивым. Договорились. На другой день  приходят в нормальной одежде (а такая у бомжей, оказывается, есть - хранят как зеницу ока, не пачкают) и чистые. Одного бизнесмен согласился взять жестянщиком, другого - вахтером. Для начала зарплата была обещана вполне приличная.

На следующее утро на работу явился лишь Радик. Подстриженный, чистый, опрятный. Но… в сильном подпитии. Конечно, ни о каком трудоустройстве речь уже не шла. Шакиров и вовсе не пришел.

- Думаете, они хотят работать? - прокомментировал конфуз директор фирмы. - Бомжуют как раз бездельники - те, кто не хочет нормально жить и работать. У них это уже в крови, просто так "не выветрится".

Но есть и другие примеры. Барый Хабиров работал бурильщиком на Севере десять лет. Перед отъездом домой вечером в Сургуте злоумышленники отобрали у него деньги и документы. Начал бомжевать. Случайная работа грузчиком, выпивки, болезнь... В больнице взвесили - 45 килограммов. За год похудел на 30.

Добрые люди направили в Красный Крест. Там дали справку, удостоверяющую личность, и деньги на билет домой. Барый их пропил и опять оказался на улице. А дальше случилось чудо. К Барыю на вокзале подошла старая женщина.

- Ты не похож на бомжа, у тебя глаза не падшего человека, - сказала она и дала денег на дорогу, но взяла с него клятву: если вернется к нормальной жизни - будет помогать другим.

Хабиров вернулся домой - к жене и четверым детям. Но супруга, привыкшая к "длинному" рублю из Сибири, прогнала его, больного и немощного.

Поехал в Дюртюлинской район к сестре. Три года проработал в колхозе сторожем, за это время восстановил все документы. В 2001-м перебрался в Нефтекамск. Сейчас работает слесарем-сантехником, живет в общежитии. И чем может, помогает бомжам: подкормит, даст одежонку, немного денег.

- Тяжело было, не дай бог. Но я выкарабкался! Вот купил старенький дом в Краснокамском районе. Поставил баню… - говорит Барый. - Жизнь потихоньку налаживается.

Общество Соцсфера Соцзащита ПФО Башкортостан