Новости

29.04.2008 05:30
Рубрика: Экономика

Цены отморожены

Рынок молока: все больше денег, все меньше продукта

1 мая, как ожидается, прекратит действие мораторий цен на социально значимые товары. Судя по последним событиям, мы не можем быть уверены, что это случится именно 1 мая, однако официально эту судьбоносную дату никто не отменял. Опыт, накопленный участниками рынка, живших внутри "заморозки", заставил нас собрать "круглый стол" и поговорить об этом.

Поговорить есть о чем. Была ли заморозка - не на уровне деклараций, а на самом деле? Мы не знаем. Был некий политический ход, предпринятый представителями органов власти, последствия которого население России ощутило очень опосредованно, зато производители - сполна. Было грубое, очень грубое, даже не на уровне хирургии, а на уровне костоправства, вмешательство в экономику.

В итоге выясняется, что цены на товары не понизились. Торговцы нашли способы обойти им же подписанное соглашение, и их можно понять: исполнять его значило смерть. Обязательства по соглашению они спустили вниз, к переработчикам. А переработчики вынуждены были диктовать теперь уже производителям новые условия, исходя из новых реалий, и те вынуждены были подчиняться. Производители, последние в этой цепочке, оказались самыми уязвимыми.

Характерный штрих. Редакция "Российской бизнес-газеты" в течение месяца приглашала представителей минсельхоза и мин экономразвития, то есть ведомств, которые курировали процесс, прийти к нам в гости и "отчитаться" о результатах. Надо отдать должное минсельхозу - он отказался с ходу. Нечем хвастать? Минэкономразвития тянул до последнего и тоже не рискнул. Что навевает грустные мысли. Решения, принимаемые регулятором, не согласуются с бизнесом, причем регулятор не считает должным обсуждать эти решения - даже постфактум - с общественностью.

Но эта схема работает до поры. У рынка есть своя логика. Какова она - видно из того, что наговорили наши гости. Мне хотелось бы обратить внимание на без преувеличения программную статью исполнительного директора Молочного союза России Владимира Лабинова и на свежайшее исследование розничного рынка, впервые презентованное мировым лидером маркетологии компанией Nielsen. Нельзя сбросить со счетов честную позицию представителя ФАС, а также откровенный разговор с заместителем министра сельского хозяйства Нижегородской области Владимиром Макарычевым, который "присутствовал" в редакции с помощью Интернета - по видеомосту.

Выводы делайте сами.

комментарии

Статистика или приписки?

Эксперты о причинах роста цен на продовольствие

Ирина Епифанова,

зам. начальника управления ФАС:

- Со стороны производителей поступают жалобы на снижение закупочных цен на сырое молоко, причем этот процесс не сопровождается адекватным снижением отпускных цен у переработчиков. Получается, что когда растет отпускная цена, тем самым объясняется и рост цен на молоко. А когда она снижается, то адекватного снижения цен не происходит. Может быть, это какая-то инерционность, но мы надеемся, что рынок все-таки войдет в норму, потому что эти перекосы влияют на спрос со стороны потребителей.

В ходе прошлогодних расследований, ФАС не возбуждал никаких дел. Исключение - "Юнимилк". Но там ситуация касалась не роста цен, а соглашений компании с дистрибьюторами. Мы пришли к выводу, что рост цен напрямую не был связан с нарушениями антимонопольного законодательства со стороны переработчиков, а произошел в цепочке торговли. К сожалению, торговля не подлежит антимонопольному регулированию.

Несколько слов об излишних административных нагрузках на рынок. Мы уже несколько дел возбудили в отношении Россельхознадзора. Роспотребнадзор - это вообще отдельная история. Скажем, по Россельхознадзору была жалоба, что, когда куриное яйцо везут из Удмуртии в Нижегородскую область, в каждой области требовали ветеринарный сертификат. Это поднимало цену на треть. К сожалению, суды разных инстанций принимают разные решения.

Владимир Макарычев,

заместитель министра сельского хозяйства Нижегородской области:

- То, что сказал г-н Лабинов, соответствует истине. Нижегородская область входит в те негативные регионы, в которых отношение производства в июне и в ноябре составляет где-то не меньше полутора. Цены у нас по сырому молоку за 2 месяца упали с 13 до 8 рублей, сейчас они составляют 8,4-11,2 рубля за килограмм. Больше всего нас поддерживают крупные компании, которые помогают держать цену в приемлемом коридоре, что позволяет спасти 60 хозяйств, которые взяли кредиты в рамках национального проекта "Развитие АПК". Но если и дальше будет опускаться цена на сырое молоко, например, до 7-6 рублей, то появляеться очень серьезное опасение возникновению кризиса.

Да, в рамках нацпроекта налицо увеличение продуктивности, валового производства, но при общем уменьшении количества коров. К сожалению, этот спад мы сдержать не смогли.

В рамках нацпроекта было представлено 37 заявок на дешевые кредиты на этот год, но пока кредитные ресурсы получили только 6 предприятий. Причина - недостаток инвестиционных средств в банках. Окупаемость проектов ценой выше 120 тысяч рублей за скотоместо под большим вопросом.

Владимир Чеверов,

группа компании "Доминан", руководитель молочного департамента:

- Продукты, производство которых более всего упало - те самые, что попали под список заморозки цен. Производить их нерентабельно и даже убыточно.

Да, после отмены "заморозки" ничего на рынке не произойдет. Но - теперь о грустном. Обзор ожидаемых цен на май. Польша: закупочные цены на молоко - 0,29-0,31 цента за кило, Бавария - 0,33- 0,35, Ирландия - 0,25-0,28. Прогноз на декабрь: Польша - 0,29-0,31, на март-июнь 2009 года - то же. То есть Европа, увеличив на 2 процента квоту, "успокоилась": и во Франции, где молоко дорожало на 40 процентов, его достаточно, а на последнем заседании Еврокомиссии поднят вопрос о возвращении экспортных субсидий.

В России при таких условиях экономика хозяйств будет минусовая. Коров будут вырезать, причем очень активно. Никто новые хозяйства строить не будет. Мы получим довольно значительное снижение поголовья разорившихся мелких переработчиков.

Василий Ходов,

заместитель генерального директора компании "Русское молоко":

- Год назад, когда начали расти цены на молоко, кто-то из журналистов меня спрашивал: а кто от этого выиграет? Производитель? Конечно, нет. Но как они радовались этому! Выигрывали они месяц-два. Успели долги закрыть, не более того. Проиграли все в результате.

Владимир Холин,

директор по развитию ТК "Лесная сказка":

- Летом мы ожидаем возврат к тем показателям, которые были у нас в прошлом году. Наши цены не изменятся. В декабре мы брали сухое молоко по 132-135 рублей, сегодня - по 96-100 рублей, а есть цены и по 88. Мы покупаем качественное молоко, если этого не учитывать, можно взять и за 85.

Виктор Акуленин,

генеральный директор Русбелагро:

- Мы проехали несколько районов, в которых якобы возросло производство молока. Где это молоко? Нет. А как же оно возросло? Причуды статистики: берем количество хозяйств, умножаем на среднюю продуктивность одной коровы, и цифра готова! Я не берусь говорить, что статистика неправильная. Но у меня есть подозрения, потому что там, где мы видели ситуацию сами, физически молока нет. Эта серьезнейшая ситуация, с которой нужно разбираться.

А что с теми, кто работает? Мы за газ задолжали 70 тысяч рублей при наличии сырья на миллион. Газ отключили. Причина - мы кое-что не поделили с мэрией. Чиновники что хотят, то и делают. Собирают совещание и требуют снизить цену до такого-то уровня. И неважно, что мы - частное хозяйство, не подчинимся - будет с тем же газом еще хуже.

Павел Исаев,

директор по корпоративным коммуникациям "Юнимилк":

- Есть очень большой соблазн включить регуляторный механизм на уровне конечных цен и регулировать именно потребительское звено. Закон о торговле как раз говорит о том, что должно быть регулирование торговых надбавок. Но я бы к этому подходил очень и очень осторожно. Потому что существует такая вещь, как цена транзакции. Скажем, хлеб - объемный и дешевый товар. Мы готовы к тому, что его на прилавках не будет вообще? Регуляторная функция сводится к балансу потребления и предложения. Причем эти тенденции проще отслеживаются, они менее дорогие по транзакциям. Составление списка социальных продуктов, разных от региона к региону - и у нас, и в других компаниях значили две недели аврала. Смысл? Все можно делать проще.

Михаил Мищенко,

главный редактор агентства DairyNews:

- Сегодня рынку нужны не популистские решения, вытекающие в ценовую диктатуру, а меры, направленные в первую очередь на стимулирование потребления и сбыта молочной продукции. Я считаю, что для решения этой проблемы можно объединить усилия государства и частного бизнеса. Кроме того, в рамках проекта "Развития АПК" хотелось бы, чтобы государство содействовало российским молочным производителям в обновлении молочного оборудования и обучении профессиональных кадров. Молочным производителям необходимо объединиться для лоббирования своих интересов. Почему бы не сделать это на базе Молочного союза России, который имеет и ресурсы, и соответствующий опыт?

Цены отморожены

Формальное снятие моратория после 1 мая абсолютно никаким образом не скажется на развитии рынка. Судьбу рынка будут определять совершенно другие факторы.

Смею напомнить, что по официальной легенде мораторий был заключен по инициативе торговых сетей, которая была активно поддержана основными производителями. К этой легенде можно по-разному относиться, но она, что называется, уже начертана на скрижалях.

Между тем возникновение этого соглашения было продиктовано резким ростом цены на сырое молоко и, как следствие, ростом цены готовой продукции. Мы понимаем, что это происходило в канун выборов, и совершенно очевидно, что сутью соглашения была попытка власти предотвратить возможные социальные потрясения. Изначально эта мера ни в коей мере не рассматривалась как мера экономически-регуляторная: это был политический шаг.

Участниками процесса стал, конечно, не весь бизнес - соглашение коснулось крупных сетевых компаний и перерабатывающих предприятий. Поэтому, несмотря на действие соглашения о моратории, цена на фиксируемые товарные позиции продолжала расти.

В 2007 году ценовая конъюнктура для развития молочного животноводства была благоприятной. Она повсеместно обеспечивала более чем 100-процентную рентабельность производителям. Как же они использовали этот шанс? Производство молока в пяти ведущих регионах европейской территории РФ было ниже, чем годом ранее. Исключение составляют Белгородская, Вологодская и Владимирская области. Я прекрасно знаю, что даже для такой инерционной отрасли, какой является молочное животноводство, 8 месяцев - более чем достаточное время, чтобы среагировать на конъюнктуру. На самом деле достаточно 4-5 дней, максимум месяца. Но реакции не было.

Таким образом, развитие событий продемонстрировало, что не цена на сырое молоко является главным фактором, обеспечивающим устойчивое развитие отрасли. В нашем случае главное - это низкая эффективность менеджмента в целом в отрасли, в основе которой лежит неконсолидированная собственность, в т.ч. на главное средство производства - землю, до сих пор не являющуюся объектом свободной купли-продажи.

Тем временем на мировом рынке цена на сырое молоко стабилизировалась (в ЕС - на уровне 0,38 евро за килограмм, в США и Новой Зеландии - 0,28 евро). Перед нами ценовой коридор, который в пересчете на рубли с коррекцией на качественные показатели дает нам ориентировочную "вилку" в 9-12 рублей за килограмм. Уложившись в него, мы имеем возможность выпускать конкурентную по цене продукцию. Если выходим за пределы, создаем условия для притока импорта. Но средняя цена молока по России за март 2008 года - 12,4 рубля, это на 25-30 процентов выше среднемировой, а если взять Центральный регион, то и на 40 процентов.

Я абсолютно убежден, что главная проблема молочного животноводства состоит в неэффективном менеджменте. Есть успешные хозяйства, их немало, но в целом тенденция негативная.

Возьмем другую сторону вопроса. На 10 апреля цена сухого молока на мировых рынках колеблется в пределах 2,6-3,1 доллара за килограмм. Белорусская товарная биржа предлагает сухое молоко по цене 3,1 доллара, хотя фактические цены, минуя биржу, гораздо ниже. В России цена на сухое молоко - 74-76 рублей за один килограмм. Понятно, что основным поставщиком сливочного масла, сыров и сухого молока на российский рынок является Белоруссия. Почему Белоруссия? Во-первых, в силу сложившегося еще в СССР разделения труда. Во-вторых, Белоруссия, используя бюджетные деньги, модернизировала свои предприятия до уровня ЕС. В-третьих, между нашими странами нет таможенных барьеров. Ввиду политической ситуации надеяться, что по отношению к Белоруссии будут приняты меры таможенно-тарифного регулирования, не приходится. Более того, существует соглашение между Минсельхозом Белоруссии и Минсельхозом России, где объемы поставок молочной продукции со стороны Белоруссии прописаны по годам.

И наконец, данные Росстата, которые говорят, что ситуация очень плоха. Объем производства цельномолочной продукции с 2000 года рос и вдруг сократился. Пусть на 0,1 процента, но это явно не ошибка счета, а очевидное отражение негативной тенденции - спада потребительского спроса.

Итак, "заморозка" цен не оказала влияния на рынок, ее отмена - также. Что влияет на самом деле? Во-первых, сниженный потребительский спрос. Во-вторых, выход за коридор мировых цен. В течение зимы 2007/08 года ситуация была не столь критична только потому, что сезонное предложение сырого молока было низким. Пока сырого молока в январе-марте было недостаточно много, даже в условиях высокой цены этот объем перерабатывался, продавался и потреблялся. В условиях, когда мы вступаем в полосу сезонного роста предложения сырого молока, прибавляющееся молоко не находит сбыта, и из этого молока можно готовить только продукты длительного хранения: сухое молоко, сыр, сливочное масло, стерилизованное молоко. Но вырабатывать их можно при условии, что их ценовая составляющая будет вписываться в уровень среднемировых цен. Отсюда понятно, что все невостребованное молоко может покупаться по цене не выше, чем 7 рублей. И сегодня объем такого молока в Центральном округе оценивается до 1 тысячи тонн в сутки. Это очень пагубно для развития молочного животноводства. Мы призвали руководителей компаний не допустить, по крайней мере в Московском регионе, снижения цены на сырое молоко ниже, чем 9 рублей за килограмм. Хотя понятно, что эта цена не принесет сегодня рентабельности, лишь позволит пережить пик сезонности. Но сезонность создается не одним предприятием, а массой. И очевидно, что те, кто наладил молочный бизнес в животноводстве хорошо, страдают от тех, кто работает по старинке.

В условиях, когда государство не будет делать ничего, ситуация будет развиваться следующим образом. На восстановление потребительского спроса до объемов, которые сложились на лето 2007 года, потребуется по крайней мере 5-6 месяцев.

В России нет ни одного социально-ориентированного проекта, который был бы направлен на повышение потребительского спроса, как например, программа "Школьное молоко". Я сегодня прочитал, что любимое блюдо у господина Лукашенко - молочные продукты. Припомните что-нибудь похожее в России?

Еще возможно формирование социального пакета: если мы - страна богатая, почему бы нам не сформировать гарантированный пакет питания, в том числе с молоком, для малоимущих, как делает это не сильно любимая нами Америка?

Цены отморожены

Отражаются ли глобальные тенденции мирового продовольственного рынка на российском рынке? Скорее да, чем нет. Каковы же эти тенденции?

На первый план у потребителей, в том числе потребителей продуктов питания, в мире выходит забота о здоровье. Это не случайно, потому что в наши дни быть здоровым и хорошо выглядеть - залог успеха и благополучия. Поэтому на рынке растут продажи прежде всего тех продуктов питания, которые несут в себе четкий "месседж", направленный на заботу о здоровье: это питьевые йогурты, свежие супы, свежие травы и другие свежие продукты.

Еще один фактор, который оказывает влияние на выбор покупателем продуктов питания, - удобство потребления (например, в порционной упаковке, в асептической упаковке, которая позволяет дольше сохранить свежесть продукта, и так далее). В итоге такого продукта, как "просто молоко", практически нет. Есть молоко в определенной упаковке, с определенным содержанием жира, с витаминами и так далее. Мы видим, что производители, которые смело внедряют инновации, нацеленные на конкретного потребителя, а не на потребителя вообще, выигрывают.

Вялому молочному рынку добавляют динамики быстрорастущие категории, такие, как молочные напитки с добавлением сока 26 процентов в стоимостном выражении) и питьевые йогурты (продажи которых выросли на 24 процента по стоимости). Однако самую крупную долю в корзине потребителей по-прежнему занимают

традиционные молочные продукты: молоко (17 процентов в стоимостном выражении). Также отмечу, что самый большой объем продаж молочных продуктов в России - 27 процентов - приходится на дискаунтеры - магазины, которые предлагают не самый широкий ассортимент, но доступные цены. В то же время стоит отметить, что для молочного рынка растет значимость супер- и гипермаркетов, которые все увереннее отнимают потребителя у мини-маркетов и открытых рынков.

Как показывают наши исследования, лояльность потребителя к брендам или маркам молочных продуктов не самая высокая: 67 процентов опрошенных потребителей сообщили, что не задумываясь, купят другую марку молока. Для сравнения, когда речь идет о кофе, где один из самых высоких показателей "верности марке", лишь 38 процентов сообщили, что готовы купить другую марку кофе, если любимой не окажется на полке. Почему я говорю о лояльности покупателя бренду? Дело в том, что в категориях с низкой лояльностью успешнее других продаются товары под частными марками сетей. И, как мы видим из результатов исследований, на молочном рынке в России частные марки розничных сетей занимают самую большую долю среди всех продовольственных категорий. Таковы основные тенденции в развитии российского молочного рынка в России. Однако начиная с августа-сентября 2007 года развитие рынка приобрело новый характер. Рост розничных цен на продукты питания оказал серьезное влияние на поведение российских покупателей и объемы потребления.

Если сравнивать динамику цен за год на начало 2008 года, то большинство категорий продовольственных товаров росли в целом вровень с инфляцией или чуть быстрее. Это касается, например, чая, соков, шоколадных и кондитерских изделий. А вот молоко подорожало на 30 процентов. В результате, объем потребления упакованных молочных продуктов в городской России снизился на 11 процентов.

Тем не менее, несмотря на существенное снижение продаж в натуральном выражении, более высокие цены позволили магазинам даже при меньших объемах продаж зарабатывать больше. Этому способствует и то, что пастеризованное и стерилизованное молоко явно относится к тем базовым продуктам, которые потребитель, сжав зубы, все же будет покупать почти при любой цене в тех же объемах. Он может выбирать более дешевые варианты, но вряд ли откажется от его потребления. Конечно, мы можем предположить, что рано или поздно повышение цены заставит потребителя снижать закупки, но пока ситуация именно такова. Зато потребитель уже отказывается от традиционного кефира - в начале первого квартала 2008 года его продажи по сравнению с августом-сентябрем 2007 года, когда начался рост цен, снизились на 14 процентов в объемах. Снизилось потребление питьевых йогуртов - на 7,5 процента, сметаны - на 10 процентов. Что касается масла, при том что цена повышалась на 26 процентов за несколько месяцев, потребление не падает, хотя здесь потребитель вынужден покупать более дешевые продукты. Интересно, что при росте цены потребитель не обязательно отказывается от продукта, зачастую он переходит к покупке более мелких упаковок.

Наиболее чувствительными к цене оказались покупатели мини-маркетов: существенная доля этих торговых точек работает в формате дискаунтера. При росте цены на 22 процента в канале объем продаж в натуральном выражении снизился почти на 12 процентов. Покупатели гипер- и супермаркетов остались верны своим привычкам потребления, несмотря на 20 процентов роста цен и самые высокие цены на молочные продукты среди всех розничных каналов.

В августе - сентябре 2007 года средняя цена за единицу молочной продукции в канале супер- и гипермаркетов в среднем составляла 43 рубля, а в первом квартале 2007 года - уже 52 рубля. Для сравнения в среднем по России это 36 рублей и 44 рубля соответственно.

Экономика Товары и цены Цены на продукты
Добавьте RG.RU 
в избранные источники