Новости

21.05.2008 07:00
Рубрика: Общество

Последний Герой

В Эстонии начался процесс над ветераном войны Арнольдом Мери

"Я практически слеп и глух. Давление выше 200. Это уже достаточно красноречиво говорит о состоянии моего здоровья", - так охарактеризовал свое самочувствие в интервью "Российской газете" бывший первый секретарь ЦК комсомола Эстонии, Герой Советского Союза Арнольд Мери.

Он дал интервью в прошлом году, сразу после того, как прокуратура республики обвинила 88-летнего ветерана в геноциде эстонского народа.

С тех пор, как говорят врачи, здоровье Мери ухудшилось. Однако власти с завидным упорством пытаются отправить участника Великой Отечественной войны за решетку.

Во вторник в Эстонии открылся процесс по делу о геноциде, в котором обвиняют Мери. Он, кстати, приходится двоюродным братом экс-главе республики Леннарта Мери. И остается единственным оставшимся в живых эстонцем - Героем Советского Союза. Это звание Мери получил за оборону штаба корпуса у города Дно Псковской области 18 июля 1941 года. В тот день немцы прорвали советскую оборону и подошли вплотную к зданию, где размещалось командование. Началась паника, но Мери сумел ее погасить. В ходе боя он был четырежды ранен.

Но эти события - в прошлом. А вот новый бой, в судебных инстанциях Эстонии, Мери еще предстоит. И он потребует от ветерана не меньше чести, достоинства и сил, чем тогда, в 41-м. Для эстонских властей этот несгибаемый человек стал олицетворением советского прошлого.

Обвинив бывшего первого секретаря ЦК комсомола Эстонии в геноциде, официальный Таллин рассчитывает вновь вернуться к вопросу о "советской оккупации". Только вот до сих пор осудить ветерана при всей предвзятости эстонского правосудия не получалось - слишком зыбкими выглядели доказательства.

Преступление, в котором обвиняют Мери, было совершено в 1949 году. Полиция безопасности Эстонии утверждает, что тот, будучи секретарем ЦК комсомола республики, участвовал в массовых депортациях с острова Хийумаа. Тогда 266 человек были обвинены в связях с нацистами и отправлены в ссылку под Новосибирск. Первоначально Мери проходил по этому делу свидетелем. Но сегодня его пытаются выставить едва ли не организатором переселений, которые официальный Таллин квалифицировал как геноцид.

Сам Мери неоднократно давал объяснения по поводу своих действий на острове. По его словам, он был послан на Хийумаа весной 1949 года для контроля над процессом депортации.

В его задачу входила проверка списков репрессированных. Как писал Мери, "я должен был наблюдать за тем, чтобы все высылаемые получили достаточное время для сборов и для них были созданы нормальные условия". Конечно, упоминание о создании нормальных условий для депортируемых людей звучит кощунственно. Но в то время даже такие мелочи со стороны власти были крайне важны для тех, кого насильно отправляли в Сибирь.

Из-за противодействия спецслужб списки высылаемых людей Мери получить не удалось. В итоге его миссия провалилась. За конфликты с органами госбезопасности он был исключен из партии и лишен Звезды Героя. В том же году Мери попал в списки людей, обвиняемых в создании антисоветской организации террористической направленности и призывах к выводу Эстонии из состава Советского Союза. Он чудом избежал репрессий, уехав Горно-Алтайск, откуда вернулся на родину только в 1960 году. И вскоре стал заместителем министра образования Эстонской ССР.

Но у следствия своя, чисто формальная логика относительно тех событий. Например, как вспоминал Мери, когда для отправки на материк высылаемых с острова жителей было прислано глубоко сидящее судно, которое не могло вплотную подойти к берегу, депортируемых хотели переправить на корабль в "дышащих на ладан лодках".

Тогда Мери обратился к командующему Балтийским флотом и потребовал прислать менее глубоко сидящее судно. Теперь обвинение квалифицирует действия бывшего секретаря ЦК комсомола Эстонии как "подключение к операции по депортации оккупационных войск".

Еще один пункт, который ставят в вину Герою Советского Союза, заключается в том, что тот, "получив сведения о предстоящей высылке, не распространил их широко, чтобы вызвать массовые протесты". И это в стране, где любые волнения подавлялись исключительно силой. Мери не раз объяснял: подобное информирование привело бы к страшному кровопролитию.

Но такой взгляд на историю не устраивает следствие, которое оценивает действия ветерана войны только в одном контексте - "советской оккупации". И Мери, не согласный с этим ставшим в Эстонии государственным тезисом, остается для официального Таллина идеологическим "врагом номер один".

Общество История В мире Европа Эстония