Новости

22.05.2008 03:40
Рубрика: Власть

В бой против коррупции

Госдума создала вчера собственную "службу безопасности", чтобы не выпускать в свет коррупционные законы.

Комиссия по законодательному обеспечению противодействия коррупции, ударный отряд из дюжины депутатов, мобилизованных по квотному принципу, - восемь из "Единой России", двое из КПРФ, по одному из "Справедливой России" и ЛДПР - призвана выявлять коррупционные признаки еще в самом зародыше будущих норм и правил, до первого чтения законопроектов. И предупреждать профильные комитеты нижней палаты о грозящей опасности. Впрочем, подобная комиссия существовала и во всех предыдущих созывах Госдумы, правда, с более общим названием и несколько иными функциями. "Единоросс" Александр Хинштейн, например, убежден, что самой успешной была работа думской комиссии по противодействию коррупции в третьем созыве - благодаря ее усилиям, по словам Хинштейна, "началось громкое дело по "Трем китам", были раскрыты дела Адамова, Аксененко и многих других".

Однако председатель Комитета Госдумы по регламенту и организации работы Госдумы Отари Аршба ("Единая Россия") считает, что функции у комиссии должны быть другими, и новое название как раз более полно и точно отражает круг вопросов, которые относятся к ее ведению. "Мы попытались учесть ошибки комиссий подобного рода и ограничить их функции профессиональной помощью в законодательной сфере, а не бегать по каждому поводу и без повода, превращать эту конкретную текущую работу в публичные выступления по поводу и без повода", - сказал Аршба. Ограничение деятельности думской антикоррупционной комиссии рамками законотворчества огорчило думских коммунистов. "А если нам необходимо будет дать оценку тому или иному распоряжению министерств и ведомств, которые затрагивают исполнение того или иного закона?" - предположил Виктор Илюхин, признавшись, что надежды на парламентское расследование, с помощью которого можно было бы проверить любые факты, связанные с коррупционной деятельностью того или иного чиновника, у него нет. По словам Илюхина, "закон о парламентском расследовании в том виде, в каком его приняла Дума, совершенно нереализуем".

Илюхин также настаивал на том, чтобы новая комиссия Госдумы имела свой аппарат, своих экспертов, своих специалистов, то есть была вполне самостоятельной структурой, чтобы иметь возможность давать беспристрастную оценку законопроектам любого депутата, любого комитета. Независимый аппарат, а не аппарат Комитета по безопасности, по мнению Илюхина, "сделает комиссию действительно объективной и независимой". Но тут возразили либерал-демократы. Руководитель фракции ЛДПР Игорь Лебедев заявил, что комиссия по законодательному обеспечению противодействия коррупции вообще не нужна - разве комитет по безопасности не способен в рамках своей работы выполнять функцию по законодательному обеспечению противодействия коррупции? "Не считаете ли вы, что создание лишнего органа в составе парламента в виде данной комиссии просто является искусственным раздуванием штата, который и так трещит по швам каждый день?" - спросил Лебедев коллег. "А если вы считаете, что Государственная Дума, депутатом которой вы являетесь, не должна реагировать на острейшую проблему в стране - проблему коррупции - даже путем создания комиссии по квотному принципу, то это, наверное, отдельная тема для разговора", - сказал Аршба.

"Что это значит - "штаты трещат по швам"? - решил прокомментировать выступление Игоря Лебедева и спикер Госдумы Борис Грызлов. - Термин не очень понятный, но, наверное, Лебедев имеет в виду, что штаты раздувают?" Не дождавшись уточнения, Грызлов сообщил забывчивым коллегам, что в 2004 году, когда началась административная реформа, Дума сумела сократить аппарат с 1892 штатных единиц до 1546.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума