Новости

27.05.2008 03:00
Рубрика: Общество

В постели с Блэром

Мемуары супруги экс-премьера Британии читаются как бульварный роман

Чери Блэр мечтала стать главой правительства. Но сбыться ее мечте было не суждено, так как кумир ее юности Маргарет Тэтчер пророчески заявила: "Ни одна женщина в мое время не станет премьером". И честолюбивой Чери пришлось довольствоваться скромной участью премьерской супруги.

Но даже в этом качестве британская публика невзлюбила напористую, нескрываемо самоуверенную даму раз и навсегда. Невзлюбила с того первого утра Тониного премьерства, когда его благоверная открыла репортерам дверь резиденции на Даунинг- стрит в мятой ночной рубашке и с нечесаной головой. Первый блин вышел, таким образом, комом. Комом вышел и блин последний. Опубликованные в Британии мемуары миссис Блэр были громко и на редкость единодушно освистаны критикой. Их сочли безвкусными и низкосортными. Самое вежливое из сказанного в адрес мемуаров Чери - что они "весьма диковинные".

И в самом деле. Не всякая леди, тем паче бывшая, можно сказать, первая леди, станет рассказывать всему белому свету, как ее любовь с малознакомым на ту пору Тони расцвела на верхней палубе безлюдного городского автобуса номер 74: " К моменту, когда мы вышли из автобуса, мы знали друг друга лучше, чем когда входили в него. А еще лучше мы узнали друг друга на следующее утро". С учетом, что у нее было уже в ту пору два любовника, вспоминающая о своих похождениях Чери обращается к арифметике и подводит итог: "Таким образом, в моей жизни оказались одновременно три мужчины".

Жгучий интим книжки жены экс-премьера Британии на этом далеко не исчерпывается. Чери саморазоблачается до предела: она признается, что тайком от молодого мужа позировала обнаженной художнику Юану Аглоу. Художник платил стажерке, постигавшей премудрости адвокатуры, три фунта в час. Об этой истории долгое время не знал никто - даже Тони. А когда в конце концов узнал, то ему стало очень неприятно. "Ему до сих пор неприятно", - признается Чери Блэр. Что же касается картины голой жены будущего первого министра Ее Величества, то долгие годы она хранилась у арт-дилера, а потом как в воду канула. Может быть, Тони ее тайком выкупил и теперь грустно созерцает?

О Тони, впрочем, в мемуарах Чери сказано не так уж и много. Не слишком много написано и о детях. А о ком же тогда воспоминания? По большей части о себе, любимой. "Чери Блэр - не самая выдающаяся личность и не хороший писатель. Но от ее нарциссизма дух захватывает", - так отозвался о мемуарах критик лондонской газеты "Ивнинг стандард". Впрочем, кое-кому досталось все же немало внимания. Этот "кто-то" - молодой француз по имени Андре, личный парикмахер Чери. Супруга премьера, невзирая на бурные протесты налогоплательщиков, возит его за собой по всему миру - на саммиты "большой восьмерки", на государственные визиты. Андре создает Чери выигрышный образ, дает ей неоценимые советы, меняет пеленки ее младшему сыну Лио, кормит его из бутылочки молоком "и все остальное..."

Кстати, о малыше Лио. Он был первым за всю историю ребенком, кого "родили" в официальной резиденции премьера. А вот зачат младший сын Тони был, можно сказать, в королевской опочивальне. Чери шокирует читателя и еще одной интимной подробностью: Лио появился на свет благодаря тому пикантному обстоятельству, что, отправляясь на традиционный для премьер-министров уик-энд к королеве в ее загородную резиденцию Балморал, Чери "постеснялась" взять с собой противозачаточные таблетки.

О Ее Величестве и прочих королевичах тоже кое-что было сказано. Не о всех, однако, лестным образом. Но не настолько круто, как проходится супруга Блэра по самому неприятному для нее персонажу - нынешнему премьеру Британии Гордону Брауну, которому ее супруг вынужден был уступить власть. Хуже, чем Брауну, достается от Чери разве что уж самым ненавистным - британской прессе. Покидая Даунинг-стрит после завершения Тониного премьерства, Чери не совладала с собой и с вызовом бросила собравшимся на церемонию прощания журналистам: "Скучать о вас не буду!" Тони разозлился. "Ты не могла сдержаться, да? - процедил он сквозь стиснутые зубы, когда дверь за мной захлопнулась".

Общество Ежедневник Образ жизни В мире Европа Великобритания Мир женщин