Новости

02.06.2008 06:00
Рубрика: Власть

Нечистые мундиры

Сергей Фридинский - за честную оценку преступности в армии

Российская газета: Сергей Николаевич, говорят, что вы как главный военный прокурор объявили войну взяточникам и коррупционерам в погонах, взяв к тому же в союзники Общественную палату РФ. Значит ли это, что коррупция стала реальной угрозой для безопасности страны и армии?

Сергей Фридинский: Подорвать обороноспособность армии даже у всех преступников, вместе взятых, кишка тонка. Но вред они наносят. Ведь каждый украденный рубль уже не пойдет на обустройство казармы, питание солдат, вооружение. За один только прошлый год к уголовной ответственности привлечены 224 офицера, в том числе 180 полковников и 16 генералов. Они совершили почти 4 тысячи преступлений. В основном это корысть - взятки, мошенничество, присвоение имущества. Например, сотрудник военкомата в Татарстане, офицер, незаконно выдал шести человекам военные билеты с отметкой о прохождении военной службы. За каждый брал от 30 до 50 тысяч рублей.

РГ: Генералы, полковники - это элита армии. И вдруг среди них такие люди, падкие на наживу, без оглядки на офицерскую честь и совесть. Почему?

Фридинский: Можно говорить о морали, но есть и вполне прозаическая причина. Положение военнослужащих не соответствует условиям жизни людей такого же уровня, находящихся на гражданской службе или в иных сферах. Человек в погонах лишен возможности работать на себя, чтобы больше зарабатывать и лучше обеспечить семью. Он служит Отечеству, и это не просто громкие слова. Но он же видит, какая жизнь вокруг, и эта психология понемногу проникает в душу. Появляются сначала соблазны, потом правонарушения, за ними большие деньги и - преступление.

РГ: Вывод напрашивается сам собой: государство должно платить военным по заслугам?

Фридинский: Как минимум нужно обеспечить людям в погонах достойное существование, иначе трудно уповать только на прокуроров. Не мной сказано: жить в обществе и быть свободным от его влияния нельзя.

РГ: Вы создали отдел по противодействию коррупции в центре и аналогичные группы в военных округах и на флотах. Но ведь воруют и в дивизиях, полках, батальонах. Прокурорский глаз сумеет уследить за всеми?

Фридинский: Во-первых, в эти подразделения назначены люди, наиболее подготовленные для работы в сфере тех преступлений, которые связаны с хищением денег в особо крупных размерах.

С другой стороны, мы опираемся на аналитический анализ ситуации в войсках, на военную общественность, сотрудничаем со спецслужбами. Так что картина для нас - не сплошной туман.

РГ: Не менее острая проблема - гибель людей. В сводках ее смягчают, называя "небоевыми потерями". Однако для матери такая "потеря" - трагедия всей жизни...

Фридинский: Мы никогда не забываем, что за каждым таким случаем - оборванная жизнь человека. Общее количество погибших, к счастью, снижается. В нынешнем году эта печальная цифра уменьшилась на 12 процентов в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Но при этом никак не уменьшается число самоубийств. За первый квартал года погиб 91 человек, половина пришлась на суициды. Буквально только что мы провели координационное совещание по этой проблеме с детальным анализом причин несчастий, наметили, как своими средствами помочь избежать трагических происшествий.

РГ: По вашим оценкам, основная причина здесь - психические расстройства, действительно жестокие побои в казарме или нечто иное?

Фридинский: Каждое такое уголовное дело высвечивает очень разные детали. Есть и насилие, неприязнь в личных отношениях, бытовая неустроенность, семейные или, как принято говорить, сердечные дела, финансовые трудности. Среди самоубийц не только солдаты, но и прапорщики, офицеры, которых, уж точно, никто не избивает. Люди разные, одному все как с гуся вода, а другому бывает достаточно мелкой обиды, чтобы совершить роковой шаг.

РГ: Были опасения, что нынешний призыв, когда сходятся сразу три призывных возраста, породит полный беспредел в казарме. Страхи подтверждаются?

Фридинский: Пока нет даже всплесков каких-либо аномальных явлений. Ситуация в войсках под полным контролем.

РГ: В январе-феврале звучали бодрые рапорты: преступность сократилась где на 30, а где и на 40 процентов. А в последние месяцы - такой же рост. Это что, "весеннее обострение"?

Фридинский: Я тогда же, зимой, сразу сказал, что высокие цифры не отражают действительного положения дел - нет предпосылок к такому сокращению преступности, потому что нет таких социальных сдвигов. Просто тогда следственные органы переживали очень непростой период самоопределения, и значительный пласт правонарушений оказался нетронутым. Ведь прежде у нас любой следователь, образно говоря, был каждый день с нянькой. Начиная от помощника гарнизонного прокурора и до центрального аппарата - все работали на следствие. И когда мы с помощью органов дознания подняли этот самый пласт, вот и получился скачок на те самые 30-40 процентов. Он не означает, что преступность начала расти. Напротив, она сокращается, но примерно на 6-7 процентов.

РГ: В июле исполнится два года, как вы возглавили Главную военную прокуратуру. Армия для вас - знакомая среда?

Фридинский: С нею связана фактически вся жизнь. Окончил Военный институт в Москве, 13 лет прослужил в военной прокуратуре Сибирского округа, еще 5 лет - в Забайкалье и был назначен прокурором Северо-Кавказского военного округа. Потом был шестилетний перерыв - работал заместителем Генерального прокурора.

РГ: Не жалеете, что ушли из замов на такую хлопотную должность?

Фридинский: Нет. Что касается службы, я вообще никогда ни о чем не жалел и никогда в жизни не думал, кем я буду, где буду. Всегда старался добросовестно делать свою работу, и по жизни так получалось, что мне руководители говорили, где я нужен, куда нужно идти. Я туда и шел.

РГ: Свободное время от службы остается?

Фридинский: В начале карьеры работал практически круглые сутки. А теперь опыт позволяет организовать работу более рационально, так что порой хватает времени и на что-то другое.

РГ: И на что тратите свободные часы?

Фридинский: На самом деле их не так и много. Но два-три раза в год выбираюсь на охоту и рыбалку. Выходные дни проводим вместе с внуком - со старшим, ему 3 года, и он сейчас с нами. А две недели назад дочка подарила нам еще одного внука. Она живет в Ростове - там осталась оканчивать университет и теперь работает помощником районного прокурора.

От редакции: сегодня, 2 июня, у Сергея Фридинского - юбилей. Ему исполняется 50 лет. Поздравляем!

Власть Безопасность Правоохранительная система Власть Безопасность Армия Происшествия Преступления Должностные преступления Правительство Генпрокуратура Главная военная прокуратура