Новости

05.06.2008 04:00
Рубрика: Экономика

Урал меняет полярность

Полпред Петр Латышев: о коррупции, малом бизнесе и "Стратегии-2020"

Побывавший на "деловом завтраке" в "РГ" полномочный представитель президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе Петр Латышев проанализировал важнейшие тенденции развития опорного края России, как называют Урал, связав их с наиболее актуальными общефедеральными проблемами.

Российская газета: Президент России объявил войну коррупции. Как дело обстоит с этим явлением в округе? Какие ожидаются действия властей? Вы, как член Совета безопасности России, вероятно, осведомлены об этом в полной мере.

Петр Латышев: Во-первых, в ближайшее время мы должны получить федеральную стратегию по противодействию коррупции. В ней будут определены основные направления деятельности органов госвласти, гражданского общества, со стороны политической системы. Сейчас в России идет очень активная работа по формированию национального плана по борьбе с коррупцией. Глава государства Дмитрий Анатольевич Медведев определил приоритеты в этом общенациональном деле. И я уверен, что такой план появится достаточно быстро. Конечно же, основные усилия должны быть направлены на устранение причин и условий, которые позволяют этому явлению жить. Здесь очень большие задачи стоят перед нашими законодателями. Мы должны получить совершенно конкретные законы, дополнения к целому ряду законов, которые бы максимально способствовали устранению причин и условий коррупции.

РГ: А почему до сегодняшнего дня не принят закон о противодействии коррупции, ведь известно, что он неоднократно вносился в парламент?

Латышев: Ответ на вопрос - в законотворческой сфере. Ведь сейчас нет такого правового понятия, и мы называем коррупцией все что угодно. Фельдшеру уплатил деньги - коррупция. На посту ГИБДД - коррупция. Учителю за внеклассные занятия - коррупция. И в обществе сложилось представление, что коррупция - это все сферы, где люди отдают какие-то деньги. Значит, должно быть определено конкретное правовое понятие. Это первое. А если появляется это понятие, значит, появляется возможность и в системе власти выстраивать определенную совокупность требований, принципов поведения. Тогда можно требовать, чтобы, допустим, сотрудник правоохранительных органов вел себя таким образом, чтобы им не нарушались антикоррупционные и нравственные требования. Как только будет сформулировано понятие "коррупция", появится возможность формулировать, что такое коррупционное поведение.

Много вопросов задают в отношении депутатов и судей. Даже ловят их за руку при получении взятки. Но иногда уходят годы, чтобы привлечь судью или депутата к ответственности. Поэтому должны быть также предусмотрены законодательные механизмы, позволяющие очень быстро лишать их иммунитета, привлекать к ответственности. Далее - есть вопросы, и довольно серьезные, к организации самой работы правоохранительных органов по данной теме. Сейчас, например, нужна защита сотрудников подразделений по борьбе с коррупцией в органах внутренних дел и членов их семей.

И здесь нам надо изучать зарубежный опыт. Это касается, в частности, защиты судей, свидетелей, целого ряда должностных лиц, которые вступают в прямое противоборство с коррупционерами.

Что касается определения размера наказания, здесь тоже должны быть внесены коррективы. И все должны понимать, что если преступление отнесено к коррупции, то наказание будет строже, чем наказание за другие преступление. Государство должно продемонстрировать и свою волю, и свою силу в этом вопросе.

РГ: Но уже сложилась определенная психология в обществе, и люди зачастую несут деньги и тогда, когда их вопрос решаем и был бы решен без этих денег. Слаб человек...

Латышев: Конечно, этот фактор тоже надо учитывать. Ну и соответственно укреплять дисциплину в органах власти.

Нам надо также ввести в систему и принцип распределения уголовных дел в судах между судьями таким образом, чтобы не председатель суда "отписывал" то или иное дело судье Иванову и судье Петрову, а чтобы дела распределялись по методу лотереи. Сейчас же мы сталкиваемся с тем, что определенная категория дел направляется определенным судьям, которые и рассматривают их определенным образом. "Я буду вам такие дела расписывать, а вы будете решать". А если дела будут распределяться между судьями по принципу случайной выборки, то вероятность субъективных решений, несомненно, снизится. Подчеркну, что нельзя утверждать, что все судьи у нас коррумпированы. Наоборот, у нас большая часть судей - добросовестные и честные люди.

РГ: Читатель из Екатеринбурга Олег Пересыпкин задает вопрос о малом бизнесе. Одно местное малое предприятие проверяется управлением по налоговым преступлениям главного управления МВД по Свердловской области. Читатель утверждает, что проверки идут со множеством нарушений и спрашивает, как это согласуется с политикой в области работы малых предприятий, заявленной на высшем уровне?

Латышев: Не согласуется, я полагаю. А вообще, конечно, это проблема. И она в огромной степени связана с другой проблемой, о которой мы только сейчас говорили в предыдущем вопросе. Мы столкнулись в апреле этого года с ситуацией (когда проводили собственные проверки контролирующих органов), что в течение одного года одни и те же малые предприятия проверялись по 60 раз! Я не оговорился. И это несмотря на то, что требования в этой части перед контролирующими органами власти ставят давно. Эта проблема реальна на сегодняшний день. Недавно президент России Дмитрий Анатольевич Медведев подписал указ о поддержке малого бизнеса: по существу, мы получили первый нормативный акт, который очень жестко и конкретно определяет пределы возможного контроля. Законность той или иной проверки будет определять прокурор. Поступило заявление о нарушении - прокурор рассмотрел, санкционировал. Проверки будут базироваться не на каких-то интересах контролирующей организации, на каких-то субъективных основаниях, а будут носить объективный характер.

РГ: Вы будете организовывать "горячую линию", чтобы предприниматели могли сообщить, если считают, что его чрезмерно опекают контролирующие органы?

Латышев: Да, есть такой телефон у полпреда. Мы его включаем по актуальным проблемам. Защита малого бизнеса - это тот самый случай. Кроме того, у нас более 30 общественных приемных, они будут подключены к этой работе. Предусматривается серьезная система мер на уровне регионов и на уровне федерального округа по реализации указа президента.

РГ: Когда предприниматели смогут ощутить позитивные перемены?

Латышев: К реализации указа власти уже приступили. Но я думаю, что должно пройти несколько месяцев, чтобы люди почувствовали результат.

РГ: Вот пожаловался кто-либо на "горячей линии" на местные органы власти, на губернатора. Что полпред в этой ситуации делает?

Латышев: В аппарат полпреда поступает в год порядка 15-16 тысяч обращений. Каждое обращение проверяется. Мы определяем, кто будет проверять. Либо контрольный департамент аппарата полпреда, особенно там, где идет речь о нарушениях со стороны ответственных должностных лиц, органов власти, либо будут поручения по проверке органам прокуратуры, внутренних дел, другим контролирующим организациям. И затем мы либо ставим на контроль этот вопрос, либо поручаем, чтобы по результатам рассмотрения проинформировали того, кто обратился. Если поступает повторное обращение, оно сразу попадает на контроль, и почти по всем таким обращениям мы назначаем свою проверку. Вот такой механизм. И он эффективен.

РГ: Петр Михайлович, проект "Урал Промышленный - Урал Полярный" стал одним из самых заметных событий экономической жизни страны последних лет. В чем его предпосылки, потенциал и обоснование его успеха, ведь к реализации подобных проектов в истории России подступались уже не один раз, но, к сожалению, без достижения ожидавшихся результатов?

Латышев: Начну с того, что сегодня важнейшая ключевая задача полпредства - организация работы по реализации в федеральном округе стратегии развития России на период до 2020 года. Почему это главное? Потому что, к сожалению, в прошедшие годы много было утрачено, особенно в экономике. Мы понесли максимальные потери в региональном планировании, поскольку отсутствовало соответствующее регулирование на федеральном уровне. У нас не было и намека на наличие сбалансированной программы экономического и социального развития страны. И возникло очень много перекосов. Сейчас, после того как Владимир Путин 8 февраля этого года выступил на расширенном заседании Госсовета и сказал о необходимости восстановления и планирования, и баланса в развитии экономики страны в целом, этой проблемой занялись серьезно. И то, что сейчас мы делаем, делается и в других федеральных округах.

Для нас это особенно значимо. Округ имеет огромный экономический потенциал, является крупнейшим экспортером нефти и газа. Сегодня наша нефтяная, газовая промышленность конкурентоспособны, имеют серьезное влияние и серьезную нишу на внешних и внутренних рынках. У нас производится треть всей промышленной продукции России, и ее объем на одного человека в 2,5 раза выше, чем в среднем по стране. Более 40 процентов российского металлургического производства сконцентрированы на территории округа. Жизненно необходимо восстановить и конкурентоспособность ведущей отрасли, которая всегда определяла экономический облик Урала, - машиностроения. Пока в этой отрасли не удалось преодолеть кризисные явления. Машиностроение занимало в структуре промышленности округа в доперестроечные годы 24 процента, сегодня - лишь 10 процентов. И поэтому, когда мы обсуждали наши задачи по "Стратегии-2020" речь прежде всего шла о том, как вернуть к жизни этот сектор экономики. Здесь я должен напомнить, что еще в 2005 году Владимир Путин поручил, чтобы мы внесли предложения о том, как с максимальной эффективностью использовать колоссальный промышленный потенциал, который сосредоточен на Урале. Глубокий анализ показал, что основная причина проблем - сырье. За 200 с лишним лет местное сырье было практически исчерпано, и теперь его приходится привозить, нередко за 2,5 - 4,5 тысячи километров. По этой причине сейчас неконкурентоспособна уральская обрабатывающая промышленность, и, как следствие, - доля инвестиций в машиностроение в общей структуре инвестиций сегодня всего 2,5 процента, хотя в свое время они составляли треть.

Как ответ на этот серьезнейший вызов времени появился инвестпроект "Урал Промышленный - Урал Полярный". Его суть в том, что у нас на территории есть все полезные ископаемые на восточном склоне Уральских гор, на Полярном и Приполярном Урале и в таком объеме, который позволяет сотни лет работать на этом сырье не только индустриальному Уралу, но и промышленности всей России. Вот такой вариант дальнейшего развития, как нашу стержневую задачу по "Стратегии-2020", мы и предложили. Сейчас мы на старте. Появились надежды, открылись новые возможности. По оценкам специалистов, реализация мегапроекта "Урал Промышленный - Урал Полярный" способна обеспечить на очень длительную перспективу динамичное развитие регионов округа.

Замечу, что этим проектом не исчерпываются крупные, системные новшества в экономике федерального округа. Например, у нас реализуется очень серьезный проект, связанный с созданием так называемой "Титановой долины" в Свердловской области. Очень крупный и инновационный проект. Кроме того, мы очень активно работаем над приближением срока начала строительства Южно-Уральской атомной станции. Дефицит электроэнергии - сегодня реальное препятствие для более динамичного развития всей экономики. Чтобы дать возможность Уралу сделать рывок, планируется инвестировать в объекты электроэнергетики более 400 миллиардов рублей.

РГ: Насколько отличаются социальные показатели от среднероссийских?

Латышев: Доходы жителей округа растут более высокими темпами, чем в среднем по Российской Федерации. Выше динамика строительства жилья. Сокращается число бедных. Сегодня ниже черты бедности у нас живет 12,6 процента жителей федерального округа, а еще два года назад - 15 процентов. Четыре субъекта Федерации, входящие в округ, практически вышли на европейские стандарты. Это наши северные территории, Свердловская область, очень приблизилась к ним Челябинская область и уверенно движется Курганская область. Естественно, мощная промышленность дает возможности более быстрыми темпами развиваться и социальной сфере. Уже к сентябрю этого года мы должны завершить корректировки региональных стратегий развития, сформировать стратегию развития Уральского округа, которая войдет составной частью в национальную концепцию социально-экономического развития.

РГ: Вы назвали экономические задачи ключевыми для полпредства. Значит ли это, что этот орган власти все больше становится экономическим центром?

Латышев: Мы, конечно же, помимо экономики занимаемся целым рядом политических задач. И будем заниматься. Тем не менее, если вспомнить решение Совета безопасности России, то в нем отмечалось, что ключевая задача - обеспечить безопасность страны. При этом подчеркивается, что если мы не будем иметь конкурентоспособную современную экономику, то все остальные задачи просто не могут быть решены. Задача преодоления кризиса и возвращения конкурентоспособности нашей промышленности, избавление от статуса сырьевой страны приоритетна. И в своей работе полпред не может этого приоритета не видеть. Например, вернемся к проекту "Урал Промышленный - Урал Полярный". Инвестиции на его первом этапе составят 543 миллиарда рублей. Из них 110 миллиардов рублей в виде заказа перетекут в перерабатывающий сектор. И все полномочия, которые есть у полпреда, будут направлены на то, чтобы реализовывался этот проект, чтобы тем самым были созданы хорошие условия для развития наших перерабатывающих отраслей. Поэтому экономика - это приоритет. Но речь идет не о вмешательстве в дела хозяйствующих субъектов, не о подмене других органов власти. Речь идет об участии полпреда в решении этих задач с использованием всех полномочий. Мы можем реально контролировать исполнение любого государственного решения. Это прежде всего координация, организация взаимодействий разных уровней власти, хозяйствующих субъектов, обеспечение безопасности, борьбы с преступностью на этой территории. Это и сопровождение приоритетных национальных проектов, которые продолжают успешно развиваться.

РГ: Ряд экспертов утверждают, что, занимаясь мегапроектом "Урал промышленный - Урал Полярный", вы рискуете либо что-то знаете такое, чего другие не знают.

Латышев: Такие утверждения относятся к уже прошедшему периоду работы над проектом, когда многие вопросы еще не были принципиально решены.

Нам надо было пройти через две правительственные комиссии по инвестициям, через массу экспертиз, провести серию серьезных переговоров. Ведь никто бы в этот проект не вошел, если бы мы сразу не дали информацию о тех инвесторах и о тех объемах частного финансирования, которое может быть привлечено. Поэтому на тот период времени это были справедливые опасения: к этому проекту пытались неоднократно приступить и раньше, но до реализации дело не доходило. Были основания говорить о рисках. Было действительно сложно. Поэтому нам пришлось очень активно действовать. Еще раз хочу сказать, что, если бы не поддержка главы государства, повседневная, постоянная, было бы крайне трудно. Моя задача заключалась в том, что я должен был убедить руководителей государства в важности этого проекта. Да, в свое время определенный скепсис был и в субъектах Федерации округа. Но сейчас разговор о риске уже неактуален.

РГ: Вы назвали сумму инвестиций первого этапа инвестпроекта. Это гигантские деньги. Однако известно, что бизнес зачастую не готов вкладывать средства в мегапроекты, потому что ему не хватает гарантий.

Латышев: Этот проект реализуется на основе принципа государственно-частного партнерства. 180 миллиардов рублей - это средства федерального и региональных бюджетов, которые будут вложены в создание железнодорожной и энергетической инфраструктуры. Остальное - частные деньги. На сегодняшний день подписаны соглашения с инвесторами по данному проекту на общую сумму 176 миллиардов рублей. Еще несколько соглашений будет заключено до конца 2008 года. Так что к 1 января 2009 года мы планируем привлечь 240 миллиардов рублей частных инвестиций. И тогда останется еще порядка 100 миллиардов.

Отмечу, что для инвесторов очень важен факт активной политической поддержки проекта "Урал Промышленный - Урал Полярный" со стороны главы государства Дмитрия Анатольевича Медведева и премьер-министра Владимира Владимировича Путина. Как вы знаете, этот проект стал и партийным проектом: на шестом съезде "Единой России" было принято решение взять проект под партийную опеку, что также важно для инвесторов.

РГ: То есть инвесторы не задают вам вопросов о гарантиях?

Латышев: Действительно, не задают. Наверное, многое зависит от того, насколько сам инвестор чувствует "запах" денег. Одно дело - кольцевая автодорога, а другое - конкретное месторождение с ценнейшими видами сырья. Скажем, только в течение последних полутора лет мировая цена на железную руду выросла в два раза. Такая же картина и с углем, и с другими полезными ископаемыми. То есть этот проект становится все более и более "бриллиантовым". Поэтому особой тревоги у бизнеса мы не ощущаем.

Главная задача - сделать так, чтобы проект был прозрачным, чтобы в ходе его реализации не было возможностей для совершения каких-то финансовых и налоговых правонарушений. Это очень важно. Мы должны защитить интересы частного инвестора от тех угроз, которые обычно сопровождают мегапроекты. Если проект прозрачный, то место для коррупции не остается. Наш проект отвечает таким государственным требованиям.

РГ: Вам виднее как человеку, проработавшему в системе внутренних дел много лет.

Латышев: Да, и это тоже мне очень помогает.

РГ: Как профессионал, как вы оцениваете состояние правоохранительных органов округа, и, прежде всего, прокуратуры? Ведь это очень важная часть успеха или неудачи в борьбе с коррупцией.

Латышев: В целом я сегодня оцениваю правоохранительную систему Уральского федерального округа как работоспособную и эффективную. Правда, в течение трех последних лет произошли замены всех руководителей во всех правоохранительных органах Уральского федерального округа. Я имею в виду прокуроров субъектов Федерации и руководителей управлений внутренних дел. А в ряде случаях пришлось это сделать дважды. На сегодняшний день мы оцениваем их работу позитивно. Да, есть серьезные проблемы, они остаются, но динамика свидетельствует о том, что деятельность правоохранительной системы улучшается. Если взять статистику прошлого года, то отмечены наибольшие темпы снижения преступности в сравнении со всеми другими федеральными округами и с Российской Федерацией в целом. На четверть больше было раскрыто преступлений в экономической сфере. Хотя уровень преступности еще остается высоким.

РГ: В чем причины снижения преступности?

Латышев: Как я уже сказал, произошло оздоровление ситуации в правоохранительных органах, с одной стороны, а, с другой, у нас активно к решению этих проблем подключились органы власти регионов. В каждом субъекте реализуются серьезные программы по профилактике преступности. В прошлом году цена этих программ составила 8 миллиардов рублей. Вот пример, как помогло внедрение современных информационных технологий; размещение тысяч телекамер в местах массового пребывания людей позволило очень серьезно позитивно повлиять на ситуацию на улицах, в общественных местах. Введение должности школьных инспекторов по делам несовершеннолетних, их размещение в тех школах, которые больше всего беспокоили родителей, позволило радикально изменить здесь ситуацию к лучшему.

Кроме того, мы очень серьезное внимание уделили такому институту, как участковый уполномоченный милиции. В течение двух лет активно занимались тем, чтобы каждый участковый инспектор милиции или уполномоченный милиции на своем административном участке получил служебное место, кабинет со связью. Это дало людям возможность обратиться к участковому, который находится, что называется, в шаговой доступности. Сейчас уже на 70 процентов решена задача, чтобы участковый уполномоченный жил на своем участке.

РГ: Знаменитая уралмашевская группировка еще жива, или вы можете сказать, что уже ее победили?

Латышев: Уралмашевская группировка - это уже прошлое. Я не веду речь о том, что все, кто в нее входил, сидят в тюрьме. Но она разрушена, разрушена ее структура. Большое число преступников прячется за границей, их отлавливают. Сегодня этой группировки в том виде, в котором она была, просто нет. Ведь, например, уралмашевская группировка в свое время вышла в политику, они проводили в депутаты своих лидеров. С этим покончено.

РГ: Наш читатель, преподаватель из Нижнего Тагила Мария Анисина спрашивает, как вы оцениваете предложение Генпрокуратуры о том, чтобы следователи по суду платили компенсацию за возбуждение незаконных уголовных дел?

Латышев: Вообще, цена ошибок правоохранительных, как и врачебных, очень велика. Если невиновный человек год просидит в тюрьме и станет инвалидом, как к этому относиться? Я считаю, что здесь генпрокурор очень правильно ставит вопрос. Есть случаи, когда суды рассматривают по 2 - 3 года одно уголовное дело. Или не рассматривают, и оно может полгода лежать в суде. Я думаю, предоставив огромные права следователям и судьям, мы должны вести речь и об их повышенной ответственности. Но это не должно быть какой-то кампанией. В каждом конкретном случае надо разбираться, но ответственность должна быть.

РГ: Может ли возникнуть ситуация, когда для возмещения ущерба от действий правоохранителя потребуется ввести конфискацию имущества?

Латышев: Конфискация - это дополнительная мера наказания в рамках Уголовного кодекса за совершение тех или иных преступлений. Здесь же может идти речь о возмещении материального ущерба, который понес гражданин, уже в порядке гражданского судопроизводства. Нельзя сказать, что сегодня никто не несет ответственности за нарушения в этой сфере, но, очевидно, надо скорректировать законодательство, чтобы более четко сформулировать основные нормы, чтобы на них могли ориентироваться и следователи, и судьи.

РГ: Согласно местным социологическим опросам, около 70 процентов бюджетников Среднего Урала не могут обзавестись собственной квартирой на условиях ипотеки. Но их устроило бы жилье по социальному найму, пусть и не собственное. Каковы перспективы строительства социального жилья в округе?

Латышев: За короткий промежуток времени, года полтора, мы поднялись по ипотеке с 11 миллиардов до 76 миллиардов рублей в год. Темпы роста заработной платы в Уральском федеральном округе превышают темпы роста инфляции и превышают темпы роста цен на жилье. И соотношение заработной платы к объему жилой площади, который на эту заработную плату падает, у нас улучшается. Если речь вести о социальном жилье, то вопрос о том, кого надо защищать - это прежде всего работники здравоохранения, образования и культуры. Работа в этом направлении организована. Например, сейчас реализуется переход к подушевому финансированию, страховым принципам организации медицины. Чем быстрее регион движется по этому пути, тем выше доходы бюджетников. Я смотрю на эту проблему с двух сторон. Конечно, надо социальное жилье строить. Потому что есть люди, которые не могут приобрести квартиру. Но большей части мы должны дать возможность заработать. И мы должны оптимизировать бюджетную сферу, повысить эффективность бюджетных расходов.

РГ: И в завершении разговора. С каким проектом в истории России вы можете сравнить проект "Урал Промышленный - Урал Полярный", который определит судьбу Уральского федерального округа на многие годы?

Латышев: Есть такие проекты, которые возникают в жизни исходя из реальных потребностей и тут же реализуются. Сегодня уже 800 тысяч тонн хромитов добывается, они поставляются в Челябинск. Этот проект уже работает. Добываются кварц, золото. Такие проекты востребованы сразу, немедленно. Проектов такого масштаба и такой востребованности, как "Урал Промышленный - Урал Полярный" я сейчас пока не вижу. Не то, чтобы я его хвалю: он совершенно живой и совершенно востребован. И даже если мы не будем заниматься этим проектом, он все равно будет идти вперед, хотя, может быть, и не столь активно.

Но главное, что связано с этим проектом, то, что механизм экономического рывка на Урале запущен.

Экономика Макроэкономика Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Регионы Президент Полпреды Президента в федеральных округах Деловой завтрак Лучшие интервью Проект "Урал Промышленный - Урал Полярный"