Новости

05.06.2008 07:00
Рубрика: В мире

Антикоррупция

Президент Медведев предложил программу противодействия коррупции

Три шага до честности

Дмитрий Медведев наметил три направления по противодействию коррупции.

Бороться с одной из главных российских проблем решено не только с помощью суда и следствия, а системно, выбивая опору под ногами продажных чиновников.

Никто не обещает, что добиться этого будет просто. Уровень коррупции в нашей стране очень высок. Для справки: только в 2007 году, по официальной статистике, возбуждено десять с половиной тысяч уголовных дел в этой сфере. Но это лишь вершина айсберга. Как правило, взятка остается тайной для двоих.

Как же сделать, чтобы ни дать, ни взять мзду стало невозможно? Глава государства поручил разработать национальный план по противодействию коррупции, состоящий для начала из трех разделов.

1. Законы проверят на взятку

Необходимо вплотную заняться модернизацией законодатель ства, чтобы закрыть те пробелы и неопределенности, которые существуют в законодательстве в этой сфере, - заявил Дмитрий Медведев.

Сейчас разрабатываются процедуры антикоррупционной экспертизы законопроектов. По замыслу, специалисты должны оценивать - какие лазейки для нечистоплотных чиновников может открыть та или иная новация, кому закон сыграет на руку, а у кого жизнь усложнится, и вообще как все благие пожелания будут работать в жизни. До сих пор подобные вещи законодатели не просчитывали. В результате очень хорошие идеи приводили к печальному результату: гражданам приходилось больше обивать порогов, стоять в очередях и платить взяток.

Кроме того, уже созданы центры мониторинга законов, которые изучают все законы и нормативные акты страны. Эксперты ищут, где законы дублируются, где расплывчаты, а где противоречат друг другу. Потому что расплывчатые формулировки и противоречия в законах - первые друзья коррупции.

2. Чиновника подведут под регламент

По второй составляющей антикоррупционного плана нам, по сути, нужно вести разговор о ликвидации условий для коррупции. Это самое сложное, что на самом деле нам предстоит: добиться прозрачности государственных процедур, связанных с государственными подрядами, тендерами, создание в целом более благоприятной деловой среды,- такую задачу поставил Дмитрий Медведев.

Для чиновников всех ведомств будут введены специальные административные регламенты, расписывающие работу столоначальника до запятой. У бюрократа не должно быть, условно говоря, свободы полета, вроде хочу - поставлю подпись, хочу - нет. Потому что именно в таких условиях и возникает соблазн порадеть родному человечку. Или - щедрому.

К примеру, одним из доходных мест для чиновников являются выдача разрешений и лицензий, оформление согласований. Часто гражданам, особенно бизнесменам, предлагают за нужную бумажку заключить договор на "обслуживание" или "подготовку документов", перечислить "благотворительный взнос", оформить на работу "нужного" человека. А все потому, что порой в полномочиях того или иного начальника записано: "вправе" или "может". Но может - не значит обязан, считают многие чиновники. По замыслу, административные регламенты как раз и позволят исключить возможность произвольных решений. Чиновник должен быть как на ладони, чтобы было понятно, почему этому отказал, а этому разрешил.

Вообще общение гражданина с бюрократом должно сводиться к минимуму, а лучше - заочно. Например, послал письмом заявку, в ответ получил нужную справку. Такие процедуры тоже будут расширяться. Еще разрабатываются типовые схемы оценки эффективности властей. По ним можно будет понять, хорошо или плохо работает то или иное ведомство, администрация, учреждение и так далее. Помогает ли жить людям или создает лишние барьеры.

3. Неподкупность нуждается в пропаганде

Проблема в том, что не только нерадивые чиновники, но и многие граждане не считают коррупцию абсолютным злом. С ней как будто легче жить. Особенно если у человека есть деньги. Поэтому придется что-то изменить не только в законах, но и в головах.

- Мы должны создать антикоррупционный стандарт поведения. Без этого ничего не будет. Ведь в странах с высокой правовой культурой взяток не берут не только потому, что боятся, но и в том числе потому, что это невыгодно: это разрушает карьеру до конца. И это, может быть, самый сильный стимул, - заявил Дмитрий Медведев.

Государство намерено заняться правовым просвещением граждан. Это долгосрочная работа, и ее эффект, скорее всего, будет заметен не сразу. Но самую большую пользу она принесет только в том случае, если (когда) сработают и первые два пункта программы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

опыт

Шведский или сингапурский вариант?

Владимир Богданов: В мире известны две основные модели того, как победить коррупцию.

Можно ли в борьбе с коррупцией использовать опыт зарубежных стран? Своим мнением с корреспондентом "РГ" поделился директор Центра международных исследований института США и Канады РАН профессор Анатолий Уткин.

Российская газета: Анатолий Иванович, сегодня многие убеждены, что наш госаппарат погряз в коррупции. Без взятки не устроишь ребенка в детсад, за деньги откупаются от армии, мздоимство процветает на всех уровнях власти. Так может, объявлена война ветряным мельницам?

Анатолий Уткин: С коррупцией человечество борется со времен Древнего Рима. Еще там создали своего рода полицию, которую через год пришлось заменять "сверхполицией": старая стала насквозь продажной. Борьба с этим возможна, хотя такая гидра со многими головами - не гаишники на дорогах. Союз олигархов с госчиновниками куда опаснее. Прежде всего нужна политическая воля на самом верху. И если Медведев действительно на это решился - он станет народным президентом.

РГ: По заключениям экспертов, объем коррупционного рынка - от 240 до 316 млрд долларов. А средний размер взятки, которую дают чиновникам сегодня, вырос с 10 до 130 тысяч долларов. И сажают, и сроки дают, а дела все хуже. Как же в других странах справляются с "кривой коррупции"?

Уткин: Бороться с коррупцией, лишь ужесточая наказания, бесполезно. Яркий пример - Китай, где есть даже смертная казнь. Повторюсь: это вопрос политической воли, здравомыслия и воспитания общественного мнения. Надо стимулировать честное поведение чиновника и общественное неприятие коррупции.

РГ: Однако известно, что на Западе есть и успешные способы борьбы с коррупцией.

Уткин: Да, существуют так называемые сингапурская и шведская модели. В момент обретения независимости в 1965 году Сингапур был страной с очень высоким уровнем коррупции. Тактика ее снижения шла по вертикали. Регламентировали действия чиновников, упростили процедуры, стали строго следить за соблюдением этических стандартов. Центром борьбы с коррупцией стало автономное Бюро по расследованию случаев коррупции. Туда граждане могут обращаться с жалобами на госслужащих и требовать возмещения убытков.

Одновременно с этим было ужесточено законодательство, укрепили и судебную систему. При этом судьям кроме привилегированного статуса дали и высокие оклады. Были введены и жесткие экономические санкции за взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Предприняли и неординарные акции, вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других госслужб. Сегодня Сингапур занимает лидирующее место в мире по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию.

Швеция до середины XIX века также считалась страной, насквозь пораженной коррупцией. Но там пошли по пути полной модернизации страны. Запустили комплекс мер, которые на корню исключали бы меркантильные соображения у чиновников. Госрегулирование было основано на стимулах - через налоги, льготы и субсидии, а не на запретах и разрешениях. Для граждан был открыт доступ к внутренним государственным документам, а главное - создана независимая и эффективная система правосудия.

Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для чиновников и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала престижной нормой среди бюрократии. Зарплаты чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12-15 раз. Однако со временем эта разница снизилась до двукратной. Сегодня в Швеции один из самых низких уровней коррупции в мире.

РГ: Какой из этих вариантов, на ваш взгляд, предпочтительнее для России?

Уткин: Только чисто российский, возможно, с использованием скандинавского опыта. Там большую роль играют церковь и общественное мнение. У нас, к сожалению, спокойно воспринимают бизнесмена, заработавшего за 5-6 лет 10-15 млрд долларов. На Западе к нему будут относиться с подозрением, потому что там честно заработать такую сумму невозможно. Общественное мнение просто "убьет" такого богача. И пока мы не добьемся в России подобного уровня своего общественного мнения, борьба с коррупцией может продолжаться как в Древнем Риме.

В мире Восточная Азия Китай Власть Работа власти Госуправление Происшествия Преступления Должностные преступления Президент