Новости

07.06.2008 03:00
Рубрика: Происшествия

Патроны не того калибра

Освобожденный Квачков раскрыл детали процесса

Опустевшие коридоры и погасшие окна Мособлсуда и толпа людей у дверей лишь одного зала. Полная тишина, которую взрывают возгласы, аплодисменты и яркие вспышки фотоаппаратов. Так выглядел накануне финал громкого процесса о покушении на Анатолия Чубайса, полностью оправдавший подозреваемых.

В любом процессе есть две стороны. И если победу празднует одна, то другая решением недовольна. Потерпевший - Анатолий Чубайс в своем заявлении по итогам суда назвал оправдательный вердикт коллегии присяжных ошибкой. При этом произнес почти философскую фразу, что "такая ошибка - оправдание виновных - лучше, чем наказание невиновных".

Сразу же после освобождения оправданный Владимир Квачков, полковник ГРУ, дал интервью "РГ".

Российская газета: Владимир Васильевич, какие улики вам предъявили?

Владимир Квачков: Самой неопровержимой уликой, как считалось, были поролоновые коврики, на которых лежали покушавшиеся в засаде. Действительно коврик, представленный на экспертизу, полностью соответствовал рулону, найденному на моей даче. Но вышла неувязка. С места преступления было изъято семь ковриков, размеры которых описаны в протоколе. А на экспертизе оказались почему-то шесть ковриков и других размеров. Откуда они взялись и откуда взялся рулон на даче - я не знаю.

В гараже моей дачи нашли ящик с взрывной машинкой и прочими атрибутами взрывотехники. Но увидели ее почему-то лишь во время третьего по счету обыска небольшого гаража. А во время предыдущих обысков никто ее не заметил, а потом она обнаружилась, причем на самом видном месте!

В другом моем гараже около дома в Москве нашли патроны и гранаты. Ни меня, ни жену к осмотру и обыску гаража не допустили. Следствие утверждало, что серии гильз, найденных в гараже и на месте покушения - одни и те же. Это полная ложь. Машину Чубайса обстреливали бронебойно-зажигательными пулями калибра 7,62 мм, гильзы от которых, а также автоматный рожок под этот калибр нашли там, откуда велась стрельба.

А в моем гараже изъяли канистру со спрятанными патронами другого калибра - 5,45 мм. Позже, когда снег стаял, следователи провели повторный осмотр места преступления и, надо же, нашли гильзу калибра 5,45 мм. Но серия у нее была совершенно другой, что и зафиксировали в протоколе. А потом появился другой протокол с другой серией на гильзах. Но и эта маркировка не совпала с той, которая стояла на гильзах, найденных в моем гараже. Все эти разночтения отражены в протоколах суда.

РГ: Как и почему вас арестовали?

Квачков: Боюсь, что кто-то втемную использовал моего сына Александра. Он действительно поехал со мной на дачу и попросил остановить машину около поворота на Жаворонки. Вышел из автомобиля и отсутствовал минут тридцать-сорок. Оказалось, что у него почему-то именно в этом месте и именно в это время была назначена деловая встреча с какими-то партнерами по его мелкому бизнесу.

Первый вопрос оперативников, с которыми я встретился около дома, был: вы останавливались у поворота на Жаворонки? Я ответил: да. И мне сразу сказали: вы арестованы.

РГ: Ваш сын по-прежнему в розыске?

Квачков: Да, но где он, я не знаю. Знаю лишь то, что с изъятого у меня телефона кто-то из оперативников позвонил Александру и некоторое время с ним разговаривал. После этого разговора мой сын исчез. И я серьезно опасаюсь за его жизнь.

Происшествия Правосудие Суд Дело Владимира Квачкова