Новости

10.06.2008 05:20
Рубрика: Власть

Шпион второго сорта

ФСБ России готовит предложения по изменению закона об охране государственной тайны

Громкие процессы последних лет по "шпионским" статьям показали, что шпион шпиону рознь. В прессе все чаще стали звучать мнения о том, что статьи Уголовного кодекса, предусматривающие наказания для шпионов и ученых, торгующих секретами, нуждаются в доработке.

Общественный совет при ФСБ начал готовить свои предложения. Какие именно? Об этом корреспонденту "РГ" рассказали заслуженный юрист, доктор юридических наук, профессор Виктор Остроухов и заслуженный юрист, доктор юридических наук, профессор Александр Игнатьев.

Российская газета: Правильно ли я понял, что речь идет о поправках в статьи 275 (государственная измена), 276 (шпионаж), 283 (разглашение государственной тайны) и 284 (утрата документов, содержащих государственную тайну)?

Виктор Остроухов: Все верно. Но кроме изменений в существующие статьи в УК необходимо добавить и совершенно новую. Пока не предусмотрено никакой ответственности за относительно новый вид преступлений. Это попытка незаконно завладеть государственной тайной в случаях, не предусмотренных УК.

РГ: А что в статьях о гостайне устарело?

Александр Игнатьев: Во-первых, следует деидеологизировать статью 275 УК (государственная измена). Надо исключить из нее указание на враждебный по отношению к России характер преступной деятельности. Если в военное время понятие враждебности является закономерным, то в мирное время оно становится неуместным.

РГ: Изменится ли сама формулировка, что такое измена?

Игнатьев: В законе целесообразно уточнить само это понятие. Сейчас в УК говорится об ущербе интересам внешней безопасности страны. Это формулировка времен "холодной войны". В сегодняшней реальности переплетены и внешние, и внутренние угрозы. Следовательно, надо считать государственной изменой угрозу безопасности России.

Необходимо в законе и другое важное уточнение. Понятие государственной измены шире, чем шпионаж. И вот парадокс - изменнические действия (помимо шпионажа) четкого описания в УК не имеют. Требуется их конкретизация.

Говоря об уголовном наказании тех, кто выдает государственную тайну, надо законодательно ограничить круг лиц. По сути, выдать государственную тайну может лишь человек, который несет специальную обязанность по ее сохранности. Тот, которому она была доверена или стала известна по службе или работе. При таком ограничении статья УК становится более щадящей.

РГ: Есть случаи, когда, например, наши соотечественники работают на иностранные спецслужбы, но продают не секреты, а собственные аналитические выкладки и тем самым наносят ущерб безопасности страны. Как быть с ними?

Остроухов: Следует сказать в законе, чему причиняют ущерб такие действия - суверенитету, территориальной или государственной целостности, обороноспособности либо другим интересам безопасности страны.

РГ: А не стоит ли ввести разделение шпионов и их наказания по категориям, в зависимости от степени причиненного вреда? Понятно ведь, что ущерб от деятельности Калугина, Гордиевского, а с другой стороны, Пасько и Сутягина разный.

Остроухов: Надо подумать над этим предложением. Что несомненно, статья 276 УК о шпионаже, на наш взгляд, нуждается в уточнении.

РГ: А что нужно менять в статье 283 УК - разглашение государственной тайны?

Игнатьев: Надо разграничить умышленные и неосторожные действия, приводящие к тяжким последствиям при разглашении государственной тайны. В качестве отягчающего вину обстоятельства должен быть умысел в отношении последствий.

Примерно в 40 процентах случаев предметом разглашения становятся сведения из сферы оперативно-разыскной деятельности. Их разглашение касается безопасности не только государства, но и конкретных лиц. В результате создается реальная угроза жизни и здоровью людей, внедренных по заданию правоохранительных органов в криминальную группировку для борьбы с ней, срываются операции по пресечению преступной деятельности.

Совершают такие преступления преимущественно сотрудники правоохранительных органов из корыстных побуждений. Они прекрасно понимают, к каким тяжким последствиям может привести их продажность. Тем не менее согласно сегодняшним нормам УК такие лица наказываются менее строго, чем те, кто разбалтывает секреты по неосторожности.

РГ: Парадоксальная ситуация сложилась и со статьей 284 УК, предусматривающей уголовную ответственность за утрату документов, содержащих государственную тайну. Ее юристы считают чуть ли не "мертвой".

Игнатьев: В нынешней редакции она крайне трудноприменима на практике. Несмотря на сотни случаев утраты документов, содержащих государственную тайну, виновные привлекаются к уголовной ответственности крайне редко. Причина этому в неудачной формулировке статьи.

РГ: Давайте теперь разберемся с новой статьей, которую вы предлагаете ввести в Уголовный кодекс.

Игнатьев: В последние годы появились новые посягательства на государственную тайну, которые не отражены в законе.

Речь идет о "взломе" систем защиты государственной тайны. Лица, не имеющие законного доступа к государственной тайне, пытаются различными способами ее получить: похищают или покупают секретные документы или изделия, шантажируют тех, кто владеет тайной, или их близких. Иногда представители коммерческих структур таким образом получали секретные сведения в области геологии, геодезии, картографии, топографии, экономической деятельности и использовали их в своих интересах. Известны случаи, когда частные охранные предприятия подкупали сотрудников правоохранительных органов, чтобы получить от них секретные данные об оперативно-разыскной деятельности. Все это говорит о том, что в России имеется устойчивый криминальный спрос на важнейший государственный ресурс - государственную тайну.

РГ: Предложенные изменения в "шпионские" статьи можно считать ноу-хау ФСБ или вы просто аккумулировали мировой опыт?

Остроухов: При разработке наших предложений было проанализировано уголовное законодательство 32 государств.

Уголовная ответственность за государственную измену и шпионаж в России носит более либеральный характер, чем в ряде зарубежных государств, например в США.

РГ: Если ваши предложения будут приняты законодателями, не потребуют ли предлагаемые изменения пересмотра состоявшихся судебных решений?

Остроухов: Нет. Несмотря на то что эти предложения повлекут некоторое текстуальное расширение статьи 275 (государственная измена), уголовная ответственность за нее не расширится. Ведь будет ограничено понятие "выдача государственной тайны". Некоторое расширение уголовной ответственности в статье 283 УК (разглашение государственной тайны) коснется лишь отягчающих обстоятельств.

Власть Работа власти Госуправление Правительство ФСБ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники