Новости

11.06.2008 05:00
Рубрика: Экономика

Меню от Всемирного банка

Международные эксперты надеются на помощь России в борьбе с голодом на планете

Для борьбы с продовольственным кризисом необходимо создать специальный фонд, из которого будут оказывать помощь наиболее нуждающимся странам. С этой идеей президент Всемирного банка Роберт Зеллик намерен обратиться к странам-участницам во время саммита "большой восьмерки" в Японии. Его открытие намечено на начало июля.

Кроме стран "восьмерки" к обсуждению темы "глобального продовольственного фонда" могут быть также привлечены Россия, Бразилия, Индия, Китай, Мексика. Правда, как он будет создаваться - идет ли речь о физических запасах продовольствия или о финансовых механизмах страхования на случай кризиса - пока не известно. Идея находится на стадии обсуждения.

Об этом, а также о других предложениях по борьбе с глобальным продовольственным кризисом в интервью "Российской газете" рассказала управляющий директор Всемирного банка г-жа Нгози Оконьо-Ивела.

Российская газета: Рост мировых цен на продовольствие сказался и на ситуации в России. По мнению многих экспертов, именно он стал одной из причин всплеска инфляции. Как можно ограничить влияние мировой тенденции на ситуацию в нашей стране?

Нгози Оконьо-Ивела: Напомню, что цены на пшеницу за последние два года выросли на 150 процентов, а на рис - за последние полгода утроились. Аналогичное положение мы видим и в отношении других продовольственных товаров.

Рост цен, в свою очередь, приводит к увеличению уровня бедности. В некоторых странах, таких, как Киргизия и Таджикистан, он вырос на 6-7 процентов, а в Молдове более 7 процентов. Россию продовольственный кризис затронул не так серьезно. Но ситуация различается по регионам. В Москве и Санкт-Петербурге она не столь острая. Больше всего пострадали Ингушетия, Дагестан, Томская область, Калмыкия, Тыва.

В этих регионах цены на продовольствие подскочили почти на 15 процентов, а уровень бедности, по оценкам Всемирного банка, увеличился на 3-4 процента.

Влияние общемирового роста цен на ситуацию в различных странах и в регионах зависит от того, является ли страна чистым экспортером или импортером продовольствия, от наличия или отсутствия ограничительных мер во внешней торговле продовольствием. Исходя из этого, мировой рост цен больше всего сказывается на ситуации в странах и регионах, являющихся импортерами продовольствия.

РГ: Какие меры предлагает Всемирный банк, чтобы решить проблему голода на планете?

Оконьо-Ивела: Острее всех ее ощущают на себе 2 миллиарда бедных людей на планете. И если решение не будет найдено, то все усилия по борьбе с бедностью, предпринятые за последнее время, фактически окажутся без результата, и мы будем отброшены на семь лет назад.

Прежде всего, мировому сообществу необходимо поддержать действия Всемирной продовольственной программы ООН, выделяющей средства на борьбу с голодом в беднейших странах, где действительно существует опасность крайней бедности и политической нестабильности, - таких, как Гаити, Гвинея-Бисау, Либерия. Сейчас уже поступают взносы, чтобы обеспечить запрошенную Всемирной продовольственной программой сумму в 745 миллионов долларов, хотя эта сумма пока так и не была набрана. Но речь уже идет о необходимости выделения этой организации дополнительных 600 миллионов долларов.

Следующим шагом станет предоставление социальной помощи. Речь идет о программах по выдаче денежных пособий нуждающимся гражданам, а также об организации питания в школах, о предоставлении продуктов питания беременным и матерям с малолетними детьми, страдающими от недоедания. Кроме того, необходимо оказать помощь в организации посевной сельхозпроизводителям. Причем сделать это нужно уже сейчас, чтобы они могли начать закладывать основы будущего урожая. А в среднесрочной и долгосрочной перспективе необходимо увеличивать объемы инвестиций в сельское хозяйство.

Всемирный банк создал для этих целей специальный фонд - предусматривающий механизм ускоренного выделения средств странам - в размере 1,2 миллиарда долларов. Их уже получили Либерия, Джибути и Гаити. На следующей неделе рассмотрим заявки Киргизии, Таджикистана, Мозамбика и еще нескольких стран.

Еще одно направление работы банка - предоставление странам стратегических рекомендаций и консультаций. Такое сотрудничество налажено с 40 странами. Мы рекомендуем им отойти от практики "жесткого взаимодействия с соседями" и избавляться от барьеров на экспорт продовольствия, чтобы обеспечить максимальную свободу перемещения товаров на мировом рынке. Кроме того, в группу Всемирного банка входит Международная финансовая корпорация, которая работает с представителями агробизнеса. Она старается помочь им увеличить объем производства и работает в тех странах, которые обладают для этого необходимым потенциалом. Предполагается, что размер такой помощи вырастет с 800 миллионов до 1 миллиарда долларов.

РГ: Сейчас много говорится о том, что свой вклад в решение продовольственной проблемы должна внести и наша страна. Но как при этом найти баланс между необходимостью насытить собственный рынок и увеличить поставки продовольствия на экспорт?

Оконьо-Ивела: Мы ожидаем, что ваша страна станет ключевым игроком в глобальном масштабе, оказывая помощь наиболее неблагополучным странам. Я практически уверена, что Россия может и должна увеличить производство зерна. У вас есть 25 миллионов гектаров не используемых земельных угодий. Если задействовать их, то можно значительно увеличить производство зерна и сельскохозяйственной продукции в целом. Тогда продуктов хватит и для удовлетворения собственных нужд, и для экспорта.

Россия также является крупным производителем минеральных удобрений. Но сейчас надо подумать, как снизить их стоимость для собственных сельхозпроизводителей и для потребителей из других стран.

РГ: Наша страна завершает переговоры по вступлению в ВТО. При этом одним из самых сложных системных вопросов является уровень господдержки аграрному сектору. Каким может быть оптимальное решение?

Оконьо-Ивела: Когда государство оказывает существенную прямую поддержку своим фермерам, это наносит ущерб аграриям в других странах, ограничивает их выход на рынки, делает саму систему нечестной и несправедливой. Причем прежде всего это сказывается на положении фермеров в бедных странах.

Россия должна обратиться к фактам. Сейчас дискуссия об уровне господдержки идет в рамках Дохийского раунда ВТО. Страны Евросоюза, США и Япония подвергаются резкой критике за большие субсидии фермерам. Думаю, в конечном итоге им придется снизить объем такой помощи, а впоследствии и отказаться от нее. Мне кажется, России следует принять это во внимание.

РГ: Многие эксперты говорят, что надо наращивать частные инвестиции в сельское хозяйство. Что может стимулировать такие вложения?

Оконьо-Ивела: Прежде всего необходимо, чтобы государством были созданы благоприятные условия для инвестирования в сельское хозяйство. Так, например, сейчас во многих странах, в том числе и в России, запутана процедура получения прав на земли сельхозназначения. И частный бизнес боится приходить в агросектор, потому что не знает, на каких условиях он может брать землю в аренду или покупать. Следует также тщательно проанализировать систему взимания налогов, штрафных санкций. Необходимо стимулировать инвестиции в более эффективное использование водных ресурсов, строительство и развитие оросительных систем, водохранилищ, транспортных сетей, создание пунктов хранения и мощностей по переработке сельхозпродукции, сельской инфраструктуры. Надо также предусмотреть развитие консультационных услуг фермерам. Причем часть таких расходов может взять на себя государство, и это, кстати, не будет противоречить нормам ВТО.

РГ: Одной из причин роста цен стало производство биотоплива. Следует ли в связи с этим каким-либо образом ограничивать или регулировать его производство?

Оконьо-Ивела: Миру еще предстоит договориться, как решать эту проблему. Я считаю, не надо отказываться от биотоплива. Но, во-первых, можно наладить его производство из тех культур, которые не используются для производства продуктов питания. Во-вторых, выращивать эти культуры на землях, не пригодных для сельхозпроизводства.

Есть, например, не пригодная для питания масличная культура, которая растет на песчаниках и может использоваться для производства этанола, - джатрофа. Западные инвестфонды даже скупают в Африке бросовые земли, неудобья под это хитрое растение. Но его разведение могло бы дать шанс заработать и производителям из развивающихся и бедных стран. Можно использовать для производства этанола сахарный тростник, как это делают в Бразилии. В то же время страны Евросоюза и США идут по другому пути - они производят биотопливо из кукурузы, сои.

Кстати, себестоимость биотоплива из сахарного тростника составляет 90 центов за галлон (четыре литра. - Ред.), тогда как этанол из кукурузы с учетом всех субсидий стоит примерно 1,7 доллара за галлон, а из идущих в питание масличных культур - 4 доллара за галлон.

РГ: Когда, на ваш взгляд, мы сможем увидеть снижение роста цен на продовольствие?

Оконьо-Ивела: Рынок очень часто ведет себя неопределенно, и поэтому давать какие-то прогнозы трудно. Ожидания хорошего урожая риса в Индии, Бангладеш, на Филиппинах и ряде других стран несколько сбили на него цены - примерно на 20 процентов. Но рис все равно остается слишком дорогим для малоимущих людей. И даже если цены снизятся еще больше, на протяжении ближайших лет их уровень останется достаточно высоким.

Я надеюсь, что мы увидим некоторое снижение цен, когда будут увеличены объемы инвестиций в совершенствование семенного материала, другие программы поддержки сельского хозяйства, направленные на увеличение его производительности. Однако между увеличением предложения и снижением цен всегда есть некий временной лаг. Цены не реагируют на рост производства немедленно.

Экономика Макроэкономика Лучшие интервью Мировой продовольственный кризис