Новости

19.06.2008 08:00
Рубрика: Культура

Бум иллюзий

Сегодня открывается 30-й Московский кинофестиваль

Сегодня в московском кинотеатре "Пушкинский" торжественно откроется 30-й Московский международный кинофестиваль. Праздник кино продлится до 28 июня.

В его главном конкурсе 16 фильмов из Азербайджана, Албании, Болгарии, Венгрии, Германии, Израиля, Ирана, Исландии, Испании, Италии, Китая, США, Украины, Франции, Швейцарии. Россия представлена двумя лентами: новой работой Сергея Овчарова "Сад" (подробности о ней читайте сегодня в "РГ") и драмой "Однажды в провинции" молодого режиссера Кати Шагаловой - дочери актрисы Галины Орловой и драматурга Александра Миндадзе.

Среди конкурсных фильмов большинство, как и положено, пойдут в качестве премьеры и представляют собой типичных "темных лошадок". Наиболее примечательными, на первый взгляд, кажутся новая лента венгерского ветерана 80-летнего Петера Бачо "Почти девственница" (о молодой паре, которая, чтобы раздобыть денег, промышляет проституцией), редкая гостья на мировых фестивалях - картина из Албании "Мао Цзедун" режиссера Бесника Биши.

Неплохие отзывы в американской прессе и у фильма "Посетитель" Тома Маккарти из США, исследующего пороки иммиграционной политики. Фильм из Шанхая "Война на другом берегу" (режиссер Ли Синь) рассказывает о 1937 годе, когда военные действия Японии против Китая разделили Шанхай на две части; сумеречный мир войны в фильме увиден глазами ребенка. Израильский режиссер Дрор Захави покажет драму арабского террориста-смертника, который должен взорвать себя на людной улице Тель-Авива, но, встречаясь с людьми, которых собирается погубить, начинает понимать преступность своего замысла. Из Италии ждут социальную драму Сильвио Сольдини "Дни и облака" с Маргаритой Бай в главной роли.

О тектонических социальных сдвигах в Германии после падения Берлинской стены расскажет фильм Бернда Бехлиха "Луна и другие любовники". Еще одна раритетная новинка - фильм из Исландии: режиссер Гудни Халльдоурсдоттир покажет "драму взросления", "педагогическую поэму" о молодой паре, которая, сбежав из дома, опекает неблагополучных подростков на дальнем хуторе. Семейная драма "Пробуждение от сна" Фредди Маса придет из Испании, драма женская - "Проще простого" Реза Мира Карими - из Ирана. Француженка Марион Лэйн дебютировала в полнометражном кино экранизацией романа Флобера "Простая душа".

Роман Балаян в украинской картине "Райские птицы" ностальгирует по 80-м годам, когда работали глушилки, но еще были живы надежды на иную жизнь. Занятный жанровый коктейль из соцреализма и стиля "нео-нуар" обещает дебютант из Болгарии Явор Гырдев.

Программу главного конкурса будет судить жюри во главе с любимой актрисой Ингмара Бергмана Лив Уильман. В составе судейской коллегии также австрийский кинематографист Михаэль Главоггер, британский кинокритик Дерек Малькольм и актриса Ирина Розанова (Россия).

Во втором по значению конкурсе "Перспективы" 11 фильмов, включая документальные. Любопытна картина "Один кадр", где датский режиссер Линда Вендель попыталась повторить подвиг Александра Сокурова, сняв полуторачасовую ленту одним кадром без единой монтажной склейки. Вторая лента из конкурса "Перспективы", на которую стоит обратить внимание, - это "Рерберг и Тарковский, оборотная сторона "Сталкера". Она особенно интересна в свете опубликованных дневников Андрея Тарковского: гений открывает нам весьма темные стороны своей души. Как заявлено в аннотации, этот 140-минутный фильм Игоря Майбороды - часть большого киноромана, посвященного жизни великого советского кинооператора Георгия Рерберга, снявшего такие картины, как "История Аси Клячиной" Кончаловского и "Зеркало" Тарковского. Как обещано в аннотации к фильму, нам расскажут о "духовном Чернобыле", который режиссер Тарковский устроил оператору Рербергу и другим членам съемочной группы фильма "Сталкер". То есть это еще одна вариация на вечную тему "гения и злодейства". Посмотрим - поговорим.

Россия в "Перспективах" представлена также фильмом известного документалиста Виталия Манского "Рассвет", снятым в резиденции далай-ламы в Индии. Судить фильмы этого конкурса будет жюри под водительством режиссера Яноша Саса.

Кроме этих двух главных конкурсных программ Московский фестиваль, как всегда, предложит пышный букет из программ побочных. Это прежде всего "гала-показы" - премьеры фильмов крупных и нашумевших. Из наиболее ожидаемых - российская премьера каннского лауреата "Тюльпан" Сергея Дворцевого, новая комедия Юрия Мамина "Не думай про белых обезьян", детектив Карена Оганесяна "Домовой", любопытнейший фильм из программы Римского кинофестиваля "Барселона (карта)" испанца Вентуры Понса, британская картина "Больше Бена", в которой снялся Андрей Чадов, драма Джулиано Монтальдо "Демоны Санкт-Петербурга", одним из героев которой стал Федор Достоевский.

Всегда интересна и программа, которая называлась "Вокруг света" и включала наиболее значительные картины, уже показанные в Канне, Берлине, Санденсе и на других крупных фестивалях. Теперь эта программа будет выходить под названием "Отражения".

Ожидается приезд Такеси Китано по случаю большой ретроспективы его фильмов. Пройдут также ретроспективы картин с участием Лив Ульман и Изабель Юппер. Очень важна ретроспектива "Джон Кассаветис, великий и неизвестный", которая действительно должна заполнить определенную лакуну в нашей киноэрудиции: фильмы одного из фундаментальных режиссеров Америки Джона Кассаветиса у нас практически не шли.

В программе "Московская эйфория" постарайтесь не пропустить фильм самой юной из обширного семейства иранского режиссера Мохсена Махмальбафа - 19-летней Ханы. Эта пацифистская драма - ее первый фильм, который уже обошел многие фестивали, от Сан-Себастьяна до Рима, и за который Хана Махмальбаф получила специальное упоминание ЮНИСЕФ. Это очень простая история о том, как шестилетняя афганская девочка Бахтай собралась в школу, но ее поймали соседские подростки и учинили игру, имитирующую взрослые войнушки. Вымазали ее глиной - и эту живую статую взорвали, как большие дяди взрывали древние статуи Будды. В каком мире дети растут, говорит Хана Махмальбаф, в тот мир они и играют, а когда вырастут, их игра примет другие масштабы: они начнут играть с будущим.

Нельзя пройти и мимо каннского фаворита турецкого режиссера Нури Билге Джейлана с его картиной "Три обезьяны". Название взято из легенды о трех мартышках: одна заткнула уши, другая закрыла лапой глаза, третья зажала рот: мол, ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу... Так что фильм - о способности людей закрывать глаза на проблемы. Нури Билге Джейлан уже дважды заявлял о себе как о крупном художнике - фильмами "Отчуждение" и "Времена года", и вот снова - большой успех. Картина "Три обезьяны" также пойдет в программе "Отражения".

На открытии фестиваля покажут комедийный экшн "Хэнкок", который известен амбициями занять место "Супермена" - только вечно пьяненького. Первые отзывы в мировой прессе не просто негативные - уничтожающие. На премьеру приезжают звезды картины Уилл Смит и Шарлиз Терон, а также режиссер Питер Берг. Принимаются экстраординарные меры против пиратов.

Любители футбола не упустят случай посмотреть документальный гимн, который воспел Эмир Кустурица своему кумиру Марадоне. Правда, это картина не столько о Марадоне, сколько о самом Кустурице, который скромно именует себя Марадоной кинематографа, но и Марадона там тоже есть. Тем более что кумир успел прийти в себя после увлечения наркотиками и теперь жалеет об утраченных возможностях стать еще более классным футболистом. Московская премьера картины состоится на церемонии закрытия 28 июня.

Главные просмотры будут проходить в залах кинокомплекса "Октябрь" на Новом Арбате, большая ретроспектива отечественных фильмов к столетию российского кинопроизводства - в Доме кино.

Цены на билеты варьируются от 100-150 рублей в Доме кино и от 120-180 рублей на дневные сеансы до 200-300 рублей на вечерние в "Октябре".

Снился мне сад...

Одна из первых отечественных премьер фестиваля - конкурсный фильм Сергея Овчарова "Сад" по мотивам "Вишневого сада".

Наша встреча - с продюсером фильма и автором музыки к нему Андреем Сигле. Выбор собеседника не случаен. В российской киноиндустрии сложилась странная ситуация: в бой косяком идут режиссеры, еще не научившиеся даже думать, на экраны выходит любой детский лепет, но ставка - исключительно на новобранцев, а крупнейшие мастера молчат, ибо на серьезное искусство денег не стало. Продюсер Андрей Сигле - один из немногих, кто регулярно работает с большими режиссерами. С этого и начался наш разговор.

Андрей Сигле: Мне казалось невозможным, чтобы мастер такого уровня, как Сергей Овчаров, не снимал целых пять лет. И я думаю, что министерство культуры обязано уделять больше внимания судьбе художников, составляющих достояние нашего кино. Нам на этот раз удалось достучаться и получить финансовую поддержку. Вообще-то, мы планировали снимать другое кино, но все поменялось в одночасье, когда мне позвонил Овчаров и сказал, что у него есть грандиозная идея.

Я приехал к нему, и за полчаса все было решено.

Российская газета: Но почему не "Вишневый...", а просто - "Сад"?

Сигле: Мы постарались подойти к чеховскому тексту очень внимательно. Но в ткань фильма включены мотивы еще и двух его ненаписанных пьес. По письмам Чехова видно, что он собирался их написать. Даже есть разработанные сюжетные линии. И мы ввели некоторые из этих тем: например, утонувшего мальчика (у нас он - сын Раневской), душа которого возвращается в опустевший разоренный дом.

РГ: Но это уже похоже на мелодраму!

Сигле: Станиславский видел в пьесе социальную драму об уходе старого, о приходе нового - то, что нам хорошо известно из прочтений, ставших хрестоматийными. А Чехов настаивал, что это - комедия. И был недоволен постановками "Вишневого сада", сделанными при его жизни: писал, что он не плакальщица, удивлялся, "почему они делают из комедии трагедию?". Считал, что это фарс, должно быть весело. Это последнее произведение Чехова для сцены. Он писал его уже очень больным, и тем символичнее, что написал комедию - практически завещание. Во многом пророческое: на дворе - 1904-й, уже через год начнется крах России.

 РГ: Значит, Станиславский был прав?

Сигле: В пьесе, безусловно, есть социальная драма. Но есть и элементы комедии дель арте: Пьеро и Коломбина, Шарлотта вечно жонглирует, какие-то собачки вокруг нее постоянно крутятся... Персонажи очень емкие и, я бы сказал, знаковые.

РГ: Овчаров остался верен своей эксцентрической, почти театральной манере?

Сигле: Конечно. Это феерия из шуток, совершенно удивительных актерских реакций. Даже импровизаций.

РГ: Фильм снимался на натуре или в студии? В какой степени он театрален?

Сигле: В большой степени. В России уже нет усадеб с вишневым садом: мы разослали гонцов по всей стране - не нашли. Есть вишневые сады, но они цветут только семь дней в году. То есть на натуре это снимать было невозможно. Снимали в павильоне, в декорациях. Было вручную сделано 70 вишневых деревьев. Очень тщательно, каждое - произведение искусства. Каждый листик, цветочек - вручную.

РГ: Они выдаются за настоящие или Овчаров, как всегда, делает фильм откровенно условный?

Сигле: С одной стороны, мы старались максимально "оживить" театральную декорацию, с другой нам было важно ввести элемент чисто театрального фарса. Ведь это все равно пьеса, и действие не покидает пределов одного дома, и стиль диалогов театральный.

РГ: Кто играет в фильме?

Сигле: В основном питерские театральные актеры. Исключение - москвич Игорь Ясулович в роли Фирса.

РГ: Вы считаете, что в Питере специальная театральная школа?

Сигле: Нет, просто Сергей Михайлович Овчаров всегда очень тщательно работает с актерами. Репетиции шли по 12 часов в день! В течение полутора месяцев. Ни один московский "медийный" актер не стал бы ломать все свои графики для столь долгих съемок.

РГ: Какую задачу вы ставили перед собой как композитор?

Сигле: Картина получилась музыкальная, и в ней есть лейтмотивы. Много жанровой музыки: польки, марши, вальсы... У каждой музыкальной темы есть своя функция. Ввели, например, вопреки исторической правде аккордеон - как знак вечных мечтаний Раневской о Париже. Она присутствует здесь, в родной усадьбе, а душой - там, на Елисейских полях. Есть шарманочная тема Лопахина.

РГ: Почему шарманочная? Он же - будущий хозяин?

Сигле: На мой взгляд, нет. Он, скорее, будущий Третьяков, и его в конечном итоге раскулачат и выгонят, если не прикончат. Но тема уничтожения вишневого сада, патриархального уклада жизни, а за этим - и привычных семейных ценностей, интеллектуального потенциала России - несомненно присутствует. Мы не сумели сберечь того, что дали нам наши предки, нашу историю и культуру. Более того - ни во что не ставим! Мы все это разрушаем и остаемся ни с чем - это одна из тем фильма. Но все темы фильма пересекаются, взаимодействуют, и от этого появляется новый смысл. Например, Лопахин так действует потому, что отвергнут Раневской. Он беззаветно в нее влюблен. Он выкупил участок потому, что хотел сделать ей подношение. По тем временам за эти 90 тысяч можно было купить три таких поместья, и не в России, а на Лазурном берегу! Но он их дарит Раневской, отдает ей ключи от усадьбы, а она все это отвергает и уезжает в Париж. В пьесе у каждого есть своя любовь. Варя любит Петю, Петя - свою революцию, Шарлотта - Епиходова, Епиходов флиртует с Варей... Это та любовь, которая присутствует, но никого не делает счастливым.

РГ: Но мы говорили о вашей музыке для фильма. Она, по логике, должна быть ностальгичной?

Сигле: Мне нравится на заключительных титрах делать своего рода музыкальный комментарий к увиденному. В фильме эта финальная музыка, начинаясь романсом "Снился мне сад в подвенечном уборе...", в своем развитии стилизована и под Прокофьева, и под Рахманинова, и под Чайковского - некий букет симфонических звучаний. Фильм заканчивается титром "Шел 1904 год". Это та вершинная точка, откуда все покатится в пропасть. И в музыке должна звучать грусть обо всем этом великом пласте русской культуры, которому суждено гибнуть.

РГ: Ваше сотрудничество с Сергеем Овчаровым будет продолжено?

Сигле: Мы сейчас обсуждаем новый фильм - "Мертвые души". Проект крупнобюджетный: плохо его делать нельзя. У каждого персонажа - своя усадьба, надо каждый раз делать новые декорации.

РГ: То есть "классика на марше"? Давно пора...

Сигле: ... А с Дмитрием Светозаровым планируем экранизацию "Бесов". В перспективе - "Конармия" Бабеля. Надо вспомнить, что у нас с Александром Сокуровым полным ходом идет работа над "Фаустом", четвертой частью его тетралогии о власти, - и это, я думаю, только начало.

РГ: А может, это массированное обращение к классике есть форма бегства от современности?

Сигле: Классика зачастую оказывается значительно современнее всего того, что делают нынешние сценаристы. Со сценариями - огромная проблема. Даже не только с драматургией, а просто со словом! Если в Америке сценаристы - целый цех мастеров своего дела, то наши современные сценаристы, хоть по идее и вышли из большой литературы, но мастерством так и не овладели. Есть сценаристы - нет драматургов. Или: есть драматурги, неспособные свои идеи воплотить в киносценарий. Поэтому возвращение к хорошей литературе и добротному слогу для нас настоящее спасение. Сейчас многие обращаются к великому культурному наследию, и это, на мой взгляд, правильно.

РГ: Вы как продюсер имеете дело в основном с авторским кино, не рассчитанным на большой кассовый успех. Почему вы остаетесь ему верны?

Сигле: Я не рассматриваю авторское кино как способ заработать на жизнь. Просто доставляю себе удовольствие работать с великими режиссерами, обращаться к великой литературе, и для меня это возможность, если хотите, самосовершенствования, собственного роста. А зарабатывать деньги можно на телевизионной продукции, которую мы делаем. Хотя и там мы стараемся не снижать планку: сериалы "Преступление и наказание", "Фаворский", "Вепрь"...

Культура Кино и ТВ Мировое кино 30-й Московский международный кинофестиваль
Добавьте RG.RU 
в избранные источники