Новости

19.06.2008 07:00
Рубрика: Общество

Счетная палата вышла в эфир

На поддержку СМИ государство тратит более 36 миллиардов рублей в год

Недавно Счетная палата закончила проверку музейного хозяйства страны. Выводы неутешительные: за пятнадцать лет из музеев России было украдено около 60 тысяч предметов старинного искусства. Эксперты оценивают эти потери в миллиард долларов. И если ничего не изменится, ожидать, что число краж пойдет на убыль, не приходится.

"РГ" пригласила на "Деловой завтрак" аудитора Счетной палаты Александра Назарова, который курирует контроль расходов федерального бюджета на науку, образование, культуру, спорт и СМИ. Он рассказал о последних проверках СП по этим направлениям. А начался разговор с того, что в ближайшие три года на научные разработки государство планирует выделить из бюджета 600 миллиардов рублей.

Наука по госзаказу

Российская газета: Александр Викторович, не получится так, что эти деньги снова "размажут" по всем направлениям, и мы не добьемся необходимого результата?

 Александр Назаров: По-моему, премьер-министр очень четко обозначил, куда пойдут бюджетные средства в первую очередь: на развитие федеральных целевых программ по нано- и биотехнологиям, ядерной энергетике, авиакосмическим исследованиям. Именно здесь у нас "самое слабое место". Те фундаментальные исследования, которые могут обеспечить России прорыв в экономике, выход на нанотехнологии, как раз и не сделаны.

Некоторые из них длятся с 1989 года, а многие теоретические разработки пылятся на полке. Надо провести ревизию всей этой интеллектуальной собственности. Нужны также новые прорывные идеи с перспективой на многие годы вперед. Пока мы живем на старых запасах. Взять хотя бы новый региональный самолет "Суперджет". Недавно он совершил свой первый испытательный полет. Отличная машина. Но корпус-то старый - вчерашний день. В то же время у нас есть суперсовременный продукт - так называемая технология "летающей тарелки". Не смейтесь! Такой аппарат в стадии научной разработки уже существует.

Теперь "спустимся на землю". Уже много лет мы говорим о необходимости реформировать наше ЖКХ. А дело не идет. И не пойдет. Все, что мы имеем сегодня в коммунальном хозяйстве, работает по нормам, правилам и технологиям начала 1950-х годов.

РГ: Потянут ли наши производители новые технологии? С самолетостроением, с ЖКХ все более менее ясно - они под патронатом государства.

Назаров: Так надо создавать условия, чтобы потянули. Возьмем рыбную отрасль. Действительно, сегодня здесь ни о каких новых технологиях даже говорить не приходится. Разыграло государство на аукционе квоты на вылов рыбы и все. Вот вам на 10 лет "план по валу" - работайте. Как они это будут делать - никого не волнует. А если бы мы сказали победителю аукциона: "Предоставляем тебе льготы, например по плате за водные биоресурсы, а ты построй для себя на нашей верфи современный технологический корабль". Все совсем по-другому пойдет, и новые технологии добычи рыбы появятся. Они будут востребованы.

РГ: Для этого нужны обоснованные прогнозные планы развития каждой отрасли. Они у нас есть?

Назаров: На проведение научных исследований в области экономики выделяются бюджетные деньги. Так что такая работа ведется, но, к сожалению, недостаточно эффективно.

Счетная палата недавно завершила проверку, как в 2000-2007 годах на эти цели расходовали средства в минэкономразвития и минфине. Мы обнаружили, что доля на системные научные исследования стратегических проблем в экономике неоправданно мала. Значит, задачи ускорения экономического роста решаются без должного научного обоснования. Практически отсутствуют исследования, касающиеся проблем конкурентоспособности. Практически вне прогнозных оценок рассматриваются такие важнейшие для будущего страны проблемы, как последствия присоединения к ВТО. И уж совсем непонятно, почему минфин не обеспечил проведение исследований совместно с академической наукой инфляционных процессов в России и возможных антиинфляционных мер - в виде единого документа для правительства.

РГ: У вас еще, кажется, были серьезные претензии к организации конкурсов на заключение госконтрактов на проведение научно-исследовательских работ.

Назаров: В отчете мы указали, что решения принимались преимущественно в пользу предприятий малого бизнеса, у которых нет соответствующего опыта, профессиональной репутации.

Судя по тому, как расходовались деньги, например в минэкономразвития, четкого плана научных исследований в ведомстве нет. В 2006 году 95 процентов средств, выделенных из бюджета (а это 374,4 миллиона рублей), были потрачены в ноябре-декабре. Сроки выполнения 61 научно-исследовательской работы (от даты заключения контракта до подписания акта сдачи-приемки) составили от 10 дней до 1 месяца. Кстати, средняя стоимость "скоростных" исследований - свыше 2 миллионов рублей.

РГ: Быстро работали - что в этом плохого?

Назаров: А качество? Скажите мне: можно за десять дней исследовать тему "Прогнозирование развития внешних рынков по ключевым товарам"? Здесь нужно "переварить" большой объем научной информации, провести оценку и анализ динамики цен и физических объемов экспорта и импорта по основным товарным группам до 2010 года. И не только в России, но и на рынках Китая, Южной Азии, Индии, СНГ, Европы и США.

Были у нас и другие замечания. Надеюсь, что рекомендации Счетной палаты помогут изменить ситуацию. Государство должно дать науке четкие ориентиры, по каким направлениям работать. Разрыв этой цепочки, на мой взгляд, является одной из главных причин неэффективного расходования средств на научные разработки, многие из которых остаются невостребованными.

РГ: Недавно Счетная палата выдвинула серьезные обвинения в адрес Роскосмоса: государство вкладывает в него огромные деньги, но по факту терпит многомиллиардные убытки, потому что весь доход "улетает" на Запад.

Назаров: То, что доход уходит за границу, это неправда. Мы на космических разработках зарабатываем, и очень неплохо.

Но здесь есть другой вопрос. Сейчас идет речь о строительстве нового космодрома на Дальнем Востоке, который заменит Байконур, его строительство пройдет в несколько этапов. В реализацию проекта планируется инвестировать 186 миллиардов рублей. Но сроки строительства растянуты на много лет. И только к 2018 году планируется выводить на околоземную орбиту пилотируемые корабли с космонавтами на борту. В Южной Корее (остров Венародо), где мы принимали участие в подобном проекте, космодром построили за два года. Причем его первоначальная стоимость оценивалась в 2-3 миллиарда долларов, а в итоге уложились в 250 миллионов, с использованием, кстати, наших технологий. И я не могу понять, почему свой космодром мы собираемся строить более 10 лет? А ведь это важный проект, который может помочь не только развитию науки, но и изменит весь регион. Скажу больше: это ни для кого не секрет, что та страна, которая наиболее эффективно разовьет космическую отрасль, будет владеть миром. Так что если есть необходимость, давайте пересмотрим расходную часть, увеличим финансирование, но завершим строительство быстрее.

Куда пойти учиться?

РГ: Вопрос от Южного представительства "РГ": какие проверки проводились в Южном федеральном округе и какова структура нарушения при расходовании средств?

Назаров: Прошлым летом мы проверили реализацию приоритетного национального проекта "Образование" в Краснодарском крае. Особых нарушений там нет. Но проблема есть, и она касается не только Юга страны. Как известно, сейчас, по указу президента, идет создание Сибирского и Южного федеральных университетов в Ростове и Красноярске. Но многие ректоры институтов предпочитают работать отдельно. Почему? А потому, что студент платный пошел. Плотность населения на юге высока, спрос на поступление высокий. Однако особых выдающихся открытий у них нет - обычные "текущие" студенты. Но цель президента была какая? Создать на Юге базовую науку. Вот и давайте посмотрим: нужно ли держать в Ростовской области, в Краснодарском, Ставропольском краях столько институтов? И какие специалисты нужны Южному федеральному округу? Никто сегодня не может дать аргументированный ответ на эти вопросы. Вот и получается: в юристах недостатка нет, а квалифицированных зоотехников, агрономов, технологов по переработке плодоовощной продукции - днем с огнем не найдешь. А ведь это специалисты для базовых отраслей округа. Проблемой надо заниматься. Мы не можем за счет бюджета содержать столько вузов и при этом не получать для экономики необходимые кадры.

РГ: Но для того и был запущен национальный проект "Образование", чтобы решить все эти проблемы. Кстати, сколько на него уже потрачено денег?

Назаров: Нацпроект преследует несколько иные цели. Он в основном направлен на стимулирование системных изменений по основным направлениям развития российского образования, а не на создание академической научной базы страны. На его реализацию в 2006-2007 годах было направлено 122,6 миллиарда рублей. В целом цель достигнута, и очень за короткий период.

Однако оценить, насколько в целом эффективен нацпроект "Образование", мы не можем. До сих пор не разработаны единые индикаторы результативности, нет и скоординированной системы контроля. Проверкой проекта занимаются практически все контролирующие органы. При этом отчетная и конкурсная документации чересчур громоздкие, а формы представления информации не унифицированы. Думаю, с решением этих вопросов не стоит затягивать. Нацпроект набирает обороты. И мы должны четко знать, какой эффект приносит национальный проект, чтобы вовремя поправить ситуацию.

РГ: Как вы считаете, нуждается ли в корректировке распределение финансов, которые направляют на федеральные программы, связанные с образованием?

Назаров: Конечно. У регионов-доноров больше возможности выделять дополнительные средства на образование. А почти вся средняя полоса России без помощи федерального бюджета эту программу не поднимет. Поэтому при распределении денег на образовательные программы необходимо учитывать особенности регионов. А вообще, в основе должно лежать "душевое потребление". На ребенка на Севере требуется значительно больше затрат, чем на Юге страны. И, конечно, надо смотреть на плотность населения. Там, где она ниже, затраты на ребенка выше - в Костромской, Кировской, Ивановской, Владимирской, Ярославской областях.

РГ: В прошлом году в 21 регионе провели эксперимент как раз по внедрению подушевого финансирования школ.

Назаров: Это не совсем то, о чем мы только что говорили. Эксперимент, который, кстати, в этом году будет расширен, предусматривает схему "деньги - за учеником". Определяется региональный норматив на одного ребенка, и от количества учащихся высчитывается общая сумма, выделяемая школе. Но здесь надо действовать осторожно. По данным минобрнауки, в прошлом учебном году в сельской местности у нас было в два раза больше общеобразовательных учреждений, чем в городе. Но в них обучались в 2,25 раза меньше детей, чем в городских школах. И схема "деньги - за учеником" может привести к обвальному закрытию малокомплектных сельских школ. С 2002 по 2007 годы их число уже сократилось на 11,7 процента. В Псковской, Архангельской, Тюменской областях ликвидирована одна треть сельских школ. В результате проблема доступности для сельского населения услуг образования только обострилась.

РГ: Но, может быть, это и к лучшему? В отчете Счетной палаты говорится, что почти в двух третьих сельских начальных школ всего по 14 детей, в пятой части "девятилеток" - до 40 человек и в более половине средних школ - до 200 учеников.

Назаров: А вы забудьте на минуту про эти цифры. И представьте, что это вашего ребенка надо везти в школу за десятки километров. Что вы тогда скажете? По информации, полученной Счетной палатой из регионов, в Адыгее детей возят в школу за 20 километров, в Карелии - от 2 до 55 километров, в Татарстане - в среднем за 10 километров. Порой время на дорогу занимает полдня. Дети устают, им трудно учиться. Я уже не говорю о безопасности перевозок детей. Заработная плата водителей в большинстве регионов составляет 3-5 тысяч рублей. На такие деньги трудно найти хорошего специалиста. У школ нет возможности каждый день перед выездом проверять техническое состояние автобусов, здоровье водителя. Тут целый клубок проблем, которые пока решаются очень медленно.

Но с другой стороны, согласен, в городской, полностью укомплектованной школе - и учителя более квалифицированные, и технические условия для учебы созданы, есть лаборатории, компьютерные классы и прочее. И именно здесь ребенок может получить качественное образование.

Хочу особо подчеркнуть: проблема сельских школ - это проблема не только образовательного ведомства, а межведомственная, в решении которой должны участвовать различные государственные, общественные, коммерческие структуры. Необходимо учитывать, у сельского ребенка больше обязанностей в семье: помощь на огороде, по уходу за скотиной. Из него должен вырасти хороший сельский житель, хозяин земли. И пока в селе есть школа, оно живет. Приехал я в Ярославскую область. Закрыта школа. Спрашиваю почему? Ну, вот закрыли... Комбайнеры уволились, механики ушли в соседнюю деревню. И что в итоге? Были поля вспаханы на 1700 гектарах, а стали засевать всего на 150 гектарах. Чего добились?

Так что к этой проблеме нельзя подходить однобоко. Однако сегодня в минобрнауки нет развернутой программы разв сегодня в минобрнауки нет развернутой программы развития образования на селе ития образования на селе. И в федеральных программах, связанных с сельским хозяйством, эта тема обозначена слабо.

Пять мячей на сто ребят

РГ: Насколько эффективно работает федеральная целевая программа развития физической культуры и спорта, разработанная до 2015 года. И вообще, какие здесь могут быть критерии: количество построенных спортивных сооружений, число пацанов, ушедших с улицы?

Назаров: У меня на этот счет жесткая позиция. Каждый человек в стране должен иметь возможность заниматься спортом - от маленького ребенка до пенсионера. Но массовый спорт у нас сегодня в основном сосредоточен в общеобразовательных школах. И поэтому в первую очередь и очень быстро необходимо решить проблему укрепления школьной базы. Это школьные дворы, спортивные залы, материально-техническое обеспечение. Однако у нас даже нормы для спортинвентаря не выдерживают никакой критики. Что такое пять мячей на школу, где учатся сто детей?

РГ: Может, имеет смысл отдать детские спортивные школы, которые уже дышат на ладан, общеобразовательным учреждениям? И "базовая" проблема будет решена.

Назаров: Не в первый раз слышу такое предложение. Отвечаю: этого делать нельзя. Детская спортивная школа развивает в ребенке талант к конкретному виду спорта. Это наш резерв для большого спорта. Пожалуйста, развивайте, например, школьный футбол. Другое дело, что тренера, хорошего преподавателя найти сложно. Выпускники спортивных институтов не хотят идти работать в школу. И это понятно. Там он сможет заработать не более 2-3 тысяч рублей в месяц. Раньше в школах были общественные тренеры, которые получали определенные льготы. Нет их теперь. То, что взял от нас на вооружение весь мир, мы потеряли. Так что программа развития физической культуры и спорта требует серьезной корректировки. Очень рад, что образовалось министерство спорта, туризма и молодежной политики. И сегодня мы гордимся нашими российскими спортсменами, которые показывают высокие результаты в международных соревнованиях.

РГ: А как все-таки обстоят дела с детскими спортивными школами?

Назаров: Плохо. В 2006 году закрылось около 100 детских спортивных школ. Сегодня они находятся в "нескольких руках": у мин-обрнауки (более 60 процентов) и органов государственного управления. Специализированные детско-юношеские школы олимпийского резерва хорошо развиваются, их число увеличивается. По сравнению с 1999 годом их стало в два раза больше. Это, на наш взгляд, еще раз доказывает, что федеральная целевая программа больше нацелена на спорт высших достижений. Совершенно очевидно, что необходимо разработать концепцию развития детско-юношеского спорта в России, включающую в себя механизм государственного контроля за эффективностью принимаемых мер. На мой взгляд, без участия ведущих спортивных обществ, таких, как "Динамо", "Торпедо", ЦСКА, не обойтись.

РГ: Тогда давайте отдадим весь детский и юношеский спорт соз-данному министерству спорта, туризма и молодежной политики?

Назаров: Я считаю, что минобрнауки должно полностью отвечать за всю систему образования. И за дополнительное, то есть спортивное, тоже. А олимпийские чемпионы вырастут при поддер-жке министерства спорта, туризма и молодежной политики. На мой взгляд, наступило время ввести схему: минобрнауки - министерство спорта, туризма и молодежной политики - ДЮСШ - спортивные общества. И каждое спортивное общество обязано быть во главе детской спортивной школы.

Большому театру - большие деньги

РГ: Александр Викторович, принято решение объединить три крупные российские киностудии - "Мосфильм", "Ленфильм" и имени Горького - в госкорпорацию. Их приватизация приостановлена. Как вы относитесь к этому решению?

Назаров: Счетная палата проверяла киностудии. И надо отметить, что они сумели сохранить достаточно большой потенциал. Но поражает и то, сколько всего было вывезено за рубеж или просто "приватизировано". Это и коллекция документальных фильмов, и фонд мультипликации. Чересчур увлеклись они и созданием коммерческих фильмов, "мыльных опер", качество которых оставляет желать лучшего. Понятно, что малобюджетное кино приносит хороший доход, но студии должны думать не только о том, как заработать деньги, но и заботиться о качестве нашего киноискусства. Создание госкорпорации предусматривает некоторое бюджетное финансирование. Надеюсь, это поможет студиям быть более требовательными к отбору фильмов.

РГ: Но они снимают то, что востребовано зрителем.

Назаров: Эти сериалы уже всем надоели, они вообще похожи друг на друга. Редко попадается что-то стоящее. В то же время на телевидении появился детский канал "Бибигон", есть канал "Культура". И они пользуются все большим вниманием зрителей. Почему киностудии не заказывают фильмы и сериалы для них? У нас практически нет документального кино. Что, нечего показывать? Есть! Сделайте серию фильмов о народах России, об их истории, укладе жизни - всем будет интересно посмотреть. Недавно был снят документальный фильм о поморах. Кстати, за очень скромные бюджетные деньги показали всю культуру Севера. И сразу пошли частные заказы: покажите историю моей деревни, города.

И торговать нам есть чем. Моя младшая дочь первый фильм Сергея Бондарчука "Война и мир" несколько раз смотрела. Да и другие наши старые фильмы интересны не только старшему поколению. Я уже не говорю об экранизации русских сказок. Переведите их на английский язык, перенесите с пленки на современный носитель и продавайте. Всем этим, на мой взгляд, и должна заняться госкорпорация.

РГ: А как вы ее проверять будете? По закону, деньги перечисленные из бюджета на счет госкорпорации, становятся ее собственностью и Счетная палата вроде как ни при чем.

Назаров: Ничего подобного. Все госкорпорации так или иначе участвуют в федеральных целевых программах. Кроме того, они пользуются государственной собственностью. Так что поводов для проверки предостаточно. Впрочем, и сами госкорпорации в этом заинтересованы. Им выгодно пройти проверку, потому что чистота бизнеса для инвесторов сегодня одно из главнейших условий. Со многими госкорпорациями мы уже заключили договоры о сотрудничестве, причем по их инициативе.

РГ: Что-то затянулась реконструкция Большого театра. Счетная палата проверяла, там все в порядке?

Назаров: Мы сейчас ведем проверку, особых нарушений не обнаружено. Единственное, что я могу сказать, - на такой объект могли бы и больше денег найти. Каждый день вскрывается что-то новое. Надо на современном уровне обеспечить реконструкцию театра. Здание очень старое, и очень много порой сложностей возникает. На такие объекты нельзя жалеть денег. Это же наше культурное наследие.

РГ: И все-таки, при таком грандиозном ремонте наверняка будут и большие "откаты".

Назаров: По первоначальным актам проверки я не скажу, что там были откаты. Другое дело, технические трудности. Они есть. О них я уже сказал. В первую очередь надо позаботиться о том, чтобы применить здесь современные технологии, обеспечивающие сохранность и безопасность здания. А то вложим сегодня в него огромные деньги, а завтра все потеряем.

Мы это очень хорошо видим по нашим музеям. Удивительно, но за 1990-2006 годы, несмотря на экономические трудности, количество государственных и муниципальных музеев постоянно росло. Если в 1990 году их было 1257, то к 2006 году - уже 2368. Но большинство музеев находятся в деревянных зданиях с допотопным оборудованием - противопожарным, охранным. Одна искра - и все сгорит. Подавляющее большинство региональных музеев вообще ютятся в неприспособленных старых зданиях. Из-за недостатка площадей они не могут создать необходимые условия для хранения музейных фондов. Например, на одном квадратном метре фондов в среднем хранят и подготавливают к реставрации сразу 140 предметов.

Пресса на дотации

РГ: По каким направлениям выделяются государственные средства на поддержку СМИ. Есть критерии оценки их эффективного расходования?

Назаров: В 2007 году расходы на реализацию мероприятий в полиграфии, книгоиздании и периодической печати, на финансирование изданий, учрежденных органами исполнительной и законодательной власти, составили более 3,25 миллиарда рублей. На телевидение, радиовещание, другие электронные СМИ - около 25,5 миллиардов рублей. Более 8 миллиардов рублей ежегодно направляется на господдержку информационных агентств (РИА "Новости" и ИТАР-ТАСС), на мероприятия по освещению государственной политики и общественной жизни России за рубежом, на другие международные мероприятия с участием электронных СМИ. Критерии оценки эффективности использования средств федерального бюджета не утверждались.

На наш взгляд, должны быть определены приоритетные направления государственной поддержки СМИ. Это может быть выделение средств на формирование федеральной целевой программы, обеспечивающей модернизацию действующей системы теле- и радиотрансляции, переход на цифровое вещание. Также необходимо сконцентрировать средства на финансирование социально значимых теле- и радиопрограмм, телефильмов, особенно для молодежи. Пора изменить ситуацию, когда с экрана говорят кто хочет и что хочет. Идет пропаганда насилия. Зачем?

РГ: Вопрос из Новосибирска. Заказ на публикацию официальных документов региональные власти, как правило, размещают в подконтрольных им изданиях. Как можно повлиять на эту ситуацию?

Назаров: Сейчас никак не повлияешь. Условия конкурса публикуют в местных газетах. А тираж у них небольшой, порой 100 экземпляров, которые не продаются, а просто разносятся по адресам. Если бы обязательным условием таких конкурсов была публикация в региональной газете, у которой тираж не меньше миллиона и распространяется она по всей территории, тогда и участников набралось больше. И еще неизвестно, кто выиграл бы - подконтрольное издание или независимое. Электронные торги тоже могли бы изменить расклад сил на конкурсах. Необходимо менять подход к этой системе. Но, думаю, к этому мы все равно придем.

из почты "делового завтрака"

Наталия Канатик, социолог:

В Федеральном законе "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" отсутствует упоминание о Счетной палате Российской Федерации. А ведь этот орган прописан в действующей Конституции.

Да, закон принят в 1994 году, еще до создания СП, образованной в 1995 году. Но в него вносились поправки в 2006 году, но и там о СП "забыли". Почему? Счетная палата формируется органом народного представительства - парламентом. И обслуживает интересы избравших его граждан - контролирует правильность расходования средств налогоплательщиков. Тем самым реализуется важнейший принцип отношений гражданского общества и власти - контроль за использованием общественного достояния, независимый от его распорядителей. Но - зависимый от "человека с улицы". Именно он - через Счетную палату - и контролирует финансы своего государства. А та в свою очередь именно через СМИ осуществляет с ним "обратную связь".

Тогда тем более странно, что и законодатели, и Счетная палата не замечают "пробела" в законе. Как странно и то, что в Госдуме так и не обсудили проведенный Счетной палатой "Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 гг."

Общество СМИ и соцсети Культура Арт Музеи и памятники Общество Образование Деловой завтрак
Добавьте RG.RU 
в избранные источники