19.06.2008 03:50
    Рубрика:

    Практическая реализация закона о госзакупках на Урале далека от идеала

    Реализация закона о госзакупках далека от идеала

    Уже более двух лет всевозможные муниципальные и государственные структуры обязаны закупать товары и размещать заказы на услуги на конкурсной основе. Этот порядок призван справиться с коррупцией и сэкономить бюджетные деньги. Так делают во всем цивилизованном мире, однако у нас ФЗ-94 по-прежнему выполняется с большими трудностями и нарушениями, и тому много причин.

    О проблемах реализации закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" журналистам Уральского регионального представительства "Российской газеты" рассказали участники "совета экспертов": директор департамента государственного регулирования министерства экономики Свердловской области Наталья Жужгова, заместитель руководителя Свердловского управления Федеральной антимонопольной службы Марина Пушкарева, первый заместитель руководителя главного управления материальных ресурсов Челябинской области, кандидат юридических наук Сергей Сушков, начальник отдела закупок планово-финансового управления УГТУ-УПИ Наталья Алешина, заместитель главы Красноуфимского городского округа Елена Борисовских и заместитель главы Верхнепышминского городского округа Александр Пучнин.

    Российская газета: Как показывает практика, количество жалоб от участников процедур размещения государственных и муниципальных заказов не только не уменьшается, но постоянно растет. С чем это связано?

    Марина Пушкарева: В первую очередь с тем, что предприниматели поняли, в чем преимущества закона, который обеспечивает равные условия всем участникам рынка. Этому способствует система контроля на всех уровнях - федеральном, региональном и муниципальном. И если два года назад, когда закон только вступил в силу, бизнесмены побаивались жаловаться, то со временем их страх перед административным ресурсом прошел. Предприниматели осознали, что в споре с властями правда может быть и на их стороне: закон призван защищать право каждого участвовать в конкурсах, аукционах. Парадокс в том, что жалоб становится больше, а нарушений меньше.

    Наталья Жужгова: Я думаю, что утверждение о росте числа жалоб со стороны участников справедливо именно для Свердловской области, где процесс размещения заказов децентрализован. Распорядители бюджетных средств всех уровней самостоятельно проводят тендеры. Не все еще получается, но качество организации и проведения торгов растет и на уровне региона, и в муниципалитетах, где в роли заказчиков выступают директора школ, руководители медицинских учреждений и других бюджетных организаций. Этим мы отличаемся от наших соседей - Челябинской области, где проявили политическую волю, создав единый уполномоченный орган.

    РГ: Но в большинстве регионов России действуют именно единые уполномоченные органы. Наверное, работающим там специалистам, в отличие от главврачей или директоров школ, легче организовать торги?

    Сергей Сушков: Так оно и есть. В едином уполномоченном органе (у нас это главное управление материальных ресурсов Челябинской области) трудится 40 человек. Расходы на их деятельность - порядка 16 миллионов рублей на этот год - себя оправдывают. У нас работают высококвалифицированные специалисты, способные провести разработку и  экспертизу конкурсной и аукционной документации и выявить ошибки еще до размещения информации на сайте. Экономия средств достигает только по областному бюджету 400 миллионов рублей в год. Причем подсчет ведется исходя не из заявленной аукционной, конкурсной или котировочной цены, что не совсем  корректно, а из среднерыночных цен на ту или иную номенклатуру продукции. Этот метод расчета применяется в развитых странах.

    РГ: А как подсчитывают экономию от реализации закона в Свердловской области, где за два года удалось сберечь 3,3 миллиарда бюджетных рублей?

    Жужгова: Расчет делался исходя из того, что закупочная цена составляет, к примеру, 100 единиц, а цена контракта 80. Отсюда экономия 20 единиц. Конечно же, 3,3 миллиарда - это условная цифра. Ведь заказчик, закладывая цену на необходимый ему продукт, должен основательно изучить сегмент рынка - таковы требования закона, которые не всегда исполняются.

    Пушкарева: В этой связи хотелось бы отметить положительный опыт участвующих в разговоре представителей администрации Верхнепышминского и Красноуфимского городских округов, где используют децентрализованный метод размещения заказов. В этих муниципалитетах с самого начала серьезно подошли к процессу подготовки специалистов, в результате нарушений становится все меньше, а экономия бюджетных средств растет.

    Александр Пучнин: Прозрачность процедуры и экономия бюджетных средств - это большой плюс для таких муниципальных образований, как наше. В частности, в результате применения закона о госзакупках в 2006 году мы сэкономили 12 миллионов рублей, а в
    2007-м - более 20 миллионов. Каждая закупка экономит в среднем десять процентов от первоначально заявленной цены. Но я хочу отметить, что у процесса реализации заказа есть и очевидные минусы, требующие законодательного разрешения в федеральном парламенте. Иначе как ограничить участников, которые в пылу борьбы снижают цену на 50-70 процентов? Так было на недавнем аукционе по размещению заказа на ремонт системы электроснабжения в здании администрации. В процессе торгов поставщики дошли до цены ниже уровня рентабельности.

    Пушкарева: В таких случаях высока вероятность того, что поставщик выплачивает зарплату "в конвертах" либо контракт будет исполнен им не в полном объеме. Это нужно пресекать, обратившись в налоговые органы и ФАС.

    Елена Борисовских: С аналогичной проблемой недавно столкнулись организаторы тендера в Красноуфимском городском округе, причем на первом же аукционе (раньше мы проводили только конкурсы и запросы котировок). В ходе торгов заявленная цена упала на 50 процентов. Но необоснованная экономия может иметь негативные последствия.

    Пушкарева: Развивая тему взаимных претензий, скажу, что к нам в антимонопольную службу нередко поступают жалобы от екатеринбургских заказчиков, которые хотят прийти в другие муниципалитеты, но их туда не пускают.

    Борисовских: У нас, к примеру, печальный опыт участия в тендерах екатеринбургских предприятий. Цены они в процессе торгов сбили, но заказы не выполнили. С другой стороны, свои, доморощенные организации вдруг начали делить рынок. О здоровой конкуренции, которой призван способствовать закон, в таких условиях не может быть и речи.

    РГ: Есть мнение, что закон о госзакупках тормозит освоение бюджетных средств.

    Наталья Алешина: У нас в УГТУ-УПИ возникла проблема, которую мы не могли разрешить в рамках 94-го закона. Команда наших спортсменов выиграла российские соревнования и была приглашена на международные состязания. Детям необходимо вылетать 1 июля, а у нас запрос котировок назначен на 23 июня. С учетом сроков заключения контракта и регистрации его в казначействе оплата может быть произведена в лучшем случае только в день вылета.

    И еще в этом году мы столкнулись с фактами сговора, когда на торгах по инновационной программе получили экономию в 100 тысяч рублей, тогда как в ходе прошлогодних тендеров сэкономили несколько миллионов.

    Пушкарева: В случаях, когда фирмы заявлялись и были допущены к аукционам, но не стали делать предложения или прибыл только один участник, существует вероятность согласованных действий. Эти проблемы  заказчикам надо решать  вместе с ФАС и правоохранительными органами. Мы в свою очередь перенаправим информацию в следственный комитет при прокуратуре - пусть участники ей доказывают, что сговора между ними не было.

    РГ: Проблем муниципалитетам добавляет и дефицит специалистов, обученных непростому искусству оформления заказа.

    Сушков: Статистика известна: в России обучено менее десяти процентов от общего числа тех, кто проводит государственные и муниципальные закупки.

    Пушкарева: Согласно внесенной в закон поправке, с 2009 года в составах комиссий в обязательном порядке должен быть один специалист, прошедший специальное обучение, а с 2011 года - более половины. Это должно повысить качество размещения заказов.

    РГ: Очевидный плюс закона - прозрачность расходования бюджетных средств. Иначе, например, мы бы и не узнали о том, что управление образования Нижнего Тагила собиралось приобретать автомобиль марки "Форд"  ценой около миллиона рублей. Таковы, по-видимому, особенности воспитания школьников второго по величине города Свердловской области.

    Пушкарева: Прозрачность казенных расходов закон обеспечил в полной мере. Но есть проблемы, которые можно решить путем внесения корректив и принятия ряда подзаконных актов. В частности, необходимо утвердить номенклатуру одноименных видов продукции и порядок оценки и сопоставления.

    Жужгова: Эти поправки нужно было принять еще два с половиной года назад: нарушений было бы гораздо меньше. Тем более что суммы штрафов за просчеты увеличились до 50 тысяч рублей, а это ощутимые потери при существующем уровне доходов муниципальных служащих. В сложившейся ситуации мы вынуждены отказаться от плановых проверок и реагировать только на жалобы. Надо создавать условия для реализации процесса размещения заказа, а потом требовать надлежащего качества.

    Сушков: Хочу обратить внимание на одну из наиболее трудно решаемых в рамках закона проблем, связанных с организацией аукциона по поставкам лекарственных средств. По правилам наряду с оригинальными препаратами следует указывать их аналоги. Ими, в частности, могут являться так называемые дженерики - лекарства, изготавливаемые по формуле оригинала, но значительно дешевле последних. Что и обуславливает победу на торгах поставщикам дженериков, например, китайского производства, которые, в сравнении с оригиналом, более низкого качества. Этот факт отмечен специалистами. Как тут быть? Простым изъятием эквивалента мы ограничим рынок. В общем, федеральному законодателю есть над чем поработать. На мой взгляд, необходимы поправки, регламентирующие вопросы планирования госзаказа и муниципального заказа, а также исполнения контрактов. Нужно усовершенствовать и механизм контроля. Искушенные участники и заказчики знают, как безнаказанно обойти закон. Таким образом, действенный механизм контроля - объективная необходимость, о которой я предлагаю поговорить на очередном "круглом столе".