Новости

21.06.2008 05:27
Рубрика: Власть

Советы мудрецов

Текст: (обозреватель "Российской газеты", член президиума российского комитета XXI века)
О книге Юрия Лужкова и Игоря Титова "Курильский синдром"

Держу в руках книгу, которую, в чем я убежден, с интересом и пользой для себя прочтет как эксперт, так и профан.

Даже будучи профессиональным востоковедом, который по долгу службы должен был держать руку на пульсе российско-японских отношений с начала 60-х годов, я нашел в ней много ценных для себя фактов и обобщений, помогающих понять подспудную суть запутанного и болезненного клубка, именуемого территориальным спором между Токио и Москвой.

Книга Лужкова и Титова - не научная монография, не исследовательский опус, написанный специалистами для специалистов. Это искренняя попытка честно и просто рассказать широкой публике о сложных проблемах, омрачающих отношения между народами наших стран. Причем, сам общественный статус авторов побуждает с доверием относиться к их доводам и выводам. Ведь Лужков является председателем, а Титов - генеральным директором Российского комитета XXI века.

Как и аналогичная японская структура, он был создан для координации неправительственных связей между двумя соседними государствами. К тому же Юрий Михайлович возглавляет российскую часть "Совета мудрецов", созданного руководителями России и Японии, дабы искать новые, неординарные варианты решения споров.

Прежде всего хочется воздать должное творческой смелости авторов, взявшихся за подобную книгу. Знаю немало людей, которых жизнь заставила специализироваться по данной теме. И все они сравнивают свою участь с теми, кто пробирается через болота или пересекает минное поле: в лучшем случае увязнешь в трясине, в худшем - подорвешься. Причем, приходится словно саперу рассчитывать каждый шаг без права на ошибку. С уважением относясь к любимому хобби московского мэра, скажу, что для написания подобной книги нужен кураж пчеловода. Не всякий человек решится открыть улей и запустить свои руки туда, где роятся отнюдь не безобидные пчелы...

Как члену президиума Российского комитета XXI века, мне доводилось множество раз дискутировать с японскими партнерами о Курилах. Порой этот спор начинал казаться бесперспективным. И все же в постсоветские годы обозначились два важных сдвига. Во-первых, обе стороны согласились, что территориальная проблема может быть решена лишь на основе взаимоприемлемого компромисса. Во-вторых, что российско-японские отношения должны стать многорядной магистралью. Препятствие на одной из полос не должно блокировать движение по остальным.

Приведенный в книге обширный фактический материал об истории российско-японских отношений позволяет оптимистически смотреть на перспективы решения Курильской проблемы. Чем быстрее будет развиваться торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Японией, чем эффективнее станет их политическое взаимодействие на международной арене, тем легче будет создать потенциал доверия и благодаря этому найти взаимоприемлемый компромисс в территориальном споре.

Думаю, что любой гражданин России должен знать историческую подоплеку этого непростого вопроса, быть в курсе аргументов, которые выдвигает каждая из сторон.

В территориальном размежевании России и Японии воплощены итоги Второй мировой войны. Страна восходящего солнца являлась в ней агрессором и была разгромлена союзными державами. Они еще на Ялтинской конференции договорились, что Япония будет лишена всех территорий, которые она когда-то захватила силой. В Сан-Францисском мирном договоре, в частности, прописано, что Токио отказывается от претензий на Курильские острова.

Однако Сталин в 1951 году отказался подписать этот договор, поскольку вместо правительства КНР в его разработке участвовали представители свергнутого режима Чан Кайши. Воспользовавшись этим, японские реваншисты затеяли территориальный спор, претендуя на "северные территории", то есть на Южно-Курильские острова Итуруп, Кунашир, Хабомаи, Шикотан.

В 1956 году оказавшиеся на пару лет у власти японские социалисты уговорили Хрущева подписать совместную декларацию о прекращении войны и восстановлении дипломатических отношений. Это открыло Стране восходящего солнца дорогу для вступления в ООН, позволило вернуться на родину японским военнопленным. В качестве жеста доброй воли СССР согласился передать Японии (но только после заключения мирного договора) два малых острова из четырех, дабы тем самым навсегда закрыть территориальный спор.

Вернувшись к власти, либерал-демократы вновь принялись твердить о четырех островах. Они ссылались при этом на Симодский договор 1855 года, провозглашавший "вечный мир и дружбу между Российской и Японской империями". Однако в 1904 году Страна восходящего солнца вероломно напала на Порт-Артур. А по традициям международного права государство, нарушившее договор, утрачивает основание на него ссылаться.

Порой выдвигается довод о том, будто Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп не входят в географическое понятие "Курильские острова". Но примечательно, что в эпоху Токугава, когда японцам запрещалось покидать пределы страны, северной границей Японии служило побережье Хоккайдо. А название Кунашир, если написать его иероглифами, читается как "остров за пределами государства".

Кое-кто в Токио трактует территориальный вопрос как критерий готовности России "отрешиться от сталинского экспансионизма". Почему, мол, Москва легко смирилась с потерей Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Молдавии и других предвоенных приобретений, но так упорно держится за четыре острова, оккупированные в последние дни войны?

Подобная логика противоречит исторической правде. Разве можно причислить к последствиям "сталинского экспансионизма" японский удар по Перл-Харбору? А ведь сборным пунктом объединенной эскадры адмирала Ямамото, совершившей вероломное нападение на главную базу Тихоокеанского флота США, по иронии судьбы послужил именно остров Итуруп.

Не случайно при капитуляции Японии на условиях Потсдамской декларации ее суверенитет был ограничен четырьмя главными островами архипелага - Хонсю, Кюсю, Сикоку и Хоккайдо.

Китай, СССР, США в годы Второй мировой войны были жертвами агрессии и имели все основания для совместного отпора тем, кто на них напал. Именно союзнический долг побудил СССР через три месяца после победы над Германией вступить в войну против Японии, как это Москва и обещала на Ялтинской конференции.

Как же найти выход из тупика? Есть поучительный прецедент. Проблема послевоенного размежевания имеет на Дальнем Востоке не только японско-российский аспект. Кроме Южных Курил есть еще Сенкаку - пять необитаемых островов в Южно-Китайском море. Токио завладел ими в 1895 году и держит в своих руках до сих пор. Это долго мешало нормализации двусторонних отношений, пока в 1972 году Япония и Китай не согласились оставить разговор о принадлежности островов Сенкаку на усмотрение будущих поколений. От компромисса выиграли обе стороны. И трудно понять, почему нельзя таким же способом преодолеть тупик в японско-российских отношениях.

"Курильский синдром" - выдержки из книги.

С 1 сентября открыта подписка
На первое полугодие 2017 года
Скидка до
Действует при подписке
на сайте или в редакции
15%