Новости

25.06.2008 07:00
Рубрика: Экономика

РАО уходит... энергия остается

Реформа РАО "ЕЭС России" обеспечит России лидирующее положение в мировой экономике

Через неделю РАО "ЕЭС России" прекратит существование, а капитан этого флагманского корабля сойдет на берег. Но останется мощный "флот" - два с половиной десятка крупных энергетических компаний, - основанный на потенциале советской энергосистемы, но прошедший за минувшую десятилетку самую глубокую модернизацию.

Дезинтеграция

Чтобы энергосистема работала бесперебойно, необходимо постоянное обновление энергообъектов, строительство новых. Во времена СССР вопрос - "на какие шиши строить?" не стоял - на государственные, конечно. Но когда вся страна дружно встала на рыночные рельсы, энергетика осталась на советской платформе - финансирование строек практически прекратилось. В самом деле, откуда было взять средства, если госбюджет уже "не тянул". Чтобы построить электростанцию, нужен не один десяток миллионов долларов. А поднимать тарифы на электричество, чтобы оплачивать новые ТЭЦ и ЛЭП за счет потребителей, государство было не готово. Получалась патовая ситуация: правительство и губернаторы требовали обеспечить надежное энергоснабжение, а энергетикам денег не хватало даже на поддержание "штанов" электростанций. Да и потребители не хотели платить за свет - даже по заниженным гостарифам.

В 1998 году уровень оплаты электроэнергии и тепла потребителями составлял не более 85 процентов, причем из этой суммы на долю живых денег приходилось менее 20 процентов, остальное составляли зачеты и бартер. Некоторым региональным "дочкам" РАО ЕЭС потребители задолжали столько, сколько эти компании зарабатывали за 2-3 года. На самом деле это называется "банкротство", и действительно - около 20 энергосистем находилось именно в банкротном состоянии. Энергетики устраивали забастовки - сейчас даже странно об этом вспоминать - и голодовки. Излишне говорить, что энергооборудование почти не ремонтировалось, и уж совсем ничего нового не строилось.

Чубайс и его команда пришли в РАО "ЕЭС России" весной 1998 года. Правительство тогда поставило задачи - навести элементарный порядок и запустить преобразования. Антикризисные меры были сформулированы в подготовленной менеджментом Программе действий. В ней, в частности, говорилось о "создании на базе холдинга общероссийской электросетевой компании, обеспечивающей функционирование и реализацию экономических преимуществ ЕЭС России; создание саморегулирующейся рыночной среды; развитие конкуренции в сфере производства и поставки электроэнергии; формирование генерирующих компаний".

"Эта задача была решена, - говорит сейчас председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс. - На это потребовалось больше времени, чем мы планировали, - 10 лет, а не пять. К двум задачам - антикризисное управление и реформа - прибавилась еще одна: задача инвестиционного развития электроэнергетики непосредственно во время реформы, а не после ее завершения. Это оказало принципиальное воздействие на ход преобразований".

Реформа: первый подход

Но что есть реформа электроэнергетики в России? Это сегодня едва ли не школьники затвердили, что "генерация отделяется от сетей" (очень упрощенное, кстати, представление). На тот момент о стратегии реформы шли серьезнейшие споры, и, что самое плохое, ничем не мог помочь и пресловутый мировой опыт. Энергосистем такого масштаба, как российская, в мире просто нет.

Что такое электроэнергетика, как не естественно монопольная отрасль? Однако такое представление устарело. На самом деле структура отрасли намного сложнее. Наряду с естественно монопольными секторами - диспетчеризацией, передачей электроэнергии по магистральным и распределительным сетям, она включает и потенциально конкурентные сектора: производство и сбыт. "В конкурентных секторах должна превалировать частная собственность, функционировать рынок. Характерными чертами монопольного сектора должно стать преобладание государственной собственности и государственное регулирование", - чеканил понятия Анатолий Чубайс.

Противники реформы говорили, что команда Чубайса против вертикальной интеграции в бизнесе. Но то, что это, мягко говоря, не так, было очевидно даже им. "В нашем понимании вертикальная интеграция оправданна, например, в нефтяной промышленности, где добыча соединена с переработкой и сбытом. Ведь сбыт готового продукта экстерриториален", - говорит Анатолий Чубайс. В то же время модель вертикальной интеграции в старой структуре РАО была замкнута на регионы. Потребитель оказывался полностью привязан к поставщику. Как следствие - исчезает сама возможность конкуренции.

Крайне интересно посмотреть, как менялись взгляды даже и апологетов реформы. Слово - Расиму Хазиахметову, члену правления дочерней компании РАО ЕЭС - ГидроОГК: "Мое некогда твердое убеждение, что вертикально-интегрированная энергосистема идеально подходит для нашей страны, было поколеблено в 1997-1998 годах. К тому времени электроэнергетика стала почти что разделом госбюджета, который покрывает платежный дефицит по обещаниям, необеспеченным доходной частью. Я пришел в РАО "ЕЭС России" в период подготовки концепции реформирования. В рамках функциональной группы мы разрабатывали подходы к реорганизации научно-проектного комплекса, ремонтно-сервисных услуг и диспетчирования. Чем дальше шел процесс, тем глубже становилось понимание проблем, их многоуровневости".

Что на самом деле важно в реформе с точки зрения технологии? Разделение АО-энерго по функциональному признаку: появление в регионах генерирующих, сетевых, сбытовых компаний с последующей межрегиональной интеграцией. На базе генерирующих активов в свою очередь созданы оптовые и территориальные генерирующие компании (ОГК, ТГК). А сетевые объекты легли в основу межрегиональных сетевых компаний. Распредсети перешли в МРСК, а магистральные, объединяющие регионы - в Федеральную сетевую компанию.

Как сейчас признают эксперты, рациональность реформаторского замысла заключалась и в том, что из этой структуры были выведены гидроэлектростанции как крайне специфические субъекты рынка. Если тепловая электростанция работает постольку, поскольку сжигает топливо, которое стоит денег, то на ГЭС "бесплатная" вода "просто вращает турбины" (оставляем за скобками вопрос, сколько стоит, чтобы она их вращала). Так или иначе, структура формирования цены на электроэнергию на ГЭС совершенно иная, отчего и понадобилось этот сектор бизнеса обособить.

Новая структура отрасли делает РАО "ЕЭС России", головную компанию холдинга, ненужной. Поэтому с 1 июля 2008 года оно прекращает свое существование.

Процесс пошел

Ключевой вопрос реформы - вопрос о деньгах. В 2000 году была озвучена цифра, что до 2010 года электроэнергетике нужны 75 миллиардов долларов. Конечно, отрасль зарабатывала сама: было такое понятие, как "инвестиционная составляющая тарифа". Было и осталось. Но за счет потребителей новую станцию не построишь.

Часто говорят, что реформа затеяна ради привлечения инвестиций. Это верно, но это не раскрывает одной важной детали: без формирования конкурентного рынка не было бы и инвестиций. Поэтому вместо первой пришедшей в голову аналогии "реформа - это инвестиции", стоит сформулировать дилемму так - "реформа - это конкуренция".

Для формирования конкуренции нужно сначала сформировать рынки. И не один рынок - а рынки, систему рынков. Основой этой системы стала модель конкурентного оптового рынка электроэнергии, запущенная 1 сентября 2006 года, в рамках которой идет постепенная либерализация с выходом к 2011 году на полностью свободные цены. Одновременно началась либерализация розничных рынков. Но основа - именно опт.

Сердцевина новой системы - оптовый рынок построен в принципе просто. Формируется спрос, формируется предложение, и эти "доминанты" вступают друг с другом во взаимодействие. Поставщик предлагает свое, покупатель - свое, и они находят общий язык и по объемам, и по цене.

В скором времени будет запущен и так называемый рынок мощности, который "на пальцах" можно описать как рынок резерва. Резерв в электроэнергетике необходим, но чтобы его держать, кто-то должен за это платить. Идея в том, что даже рынок мощности, который можно было бы устроить путем простого субсидирования субъектов генерации, накапливающих резервы, они поставили на рыночную основу. "Запасы" можно продавать, покупать, делать их таким образом становится выгодно.

Естественное опасение по поводу введения либерального рынка заключалось в том, что поднимутся цены. Но в первую зиму функционирования оптового рынка электроэнергии ожидаемого роста цен не произошло. Правда, та зима была необычно теплой. "Рынок это увидел быстрее, чем мы, - вспоминает Анатолий Чубайс. - Наши расчеты на традиционные дополнительные зимние доходы не оправдались. Неожиданным оказался всплеск цен в июле и сентябре 2007 года. Начиная с 2006 года энергосистема страны функционировала в режиме жесткого дефицита. В традиционный для электроэнергетики летне-осенний период ремонтов значительной части энергооборудования даже в условиях невысокого, по сравнению с зимним, уровня энергопотребления привел к возникновению дефицита и повышению цен. Температурный режим зимы 2007-2008 годов был на среднем многолетнем уровне. Это вызвало рост спроса и, как следствие, рост цен на электроэнергию". Таким образом, рынок сам по себе не привел к росту цен. Зато он стал непревзойденным индикатором процессов, происходящих в электроэнергетике и вокруг нее. Иными словами, специалисты получили, наконец, в распоряжение инструмент, позволяющий быстро оценивать ситуацию и принимать управленческие решения.

Инвестиционный бум

Тезис о том, что российская электроэнергетика не может развиваться без инвестиций, очевиден: более десятилетия было потеряно, в отрасль не вкладывались деньги вообще, а в 2000-е годы пошел бурный рост потребления электричества. К 2005 году в ряде регионов потребляли столько же, сколько в 1991 году, причем темп роста потребления каждый год удваивался. Это привело к дефициту электроэнергии в первую очередь в динамично развивающихся регионах - Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Тюмени.

Ждать, пока реформа "закончится", и тогда, мол, "пойдут инвестиции", было нельзя. Инвестиционная программа версталась одновременно с реформой. Были разработаны долгосрочная программа до 2030 года, среднесрочная - до 2020 года и краткосрочная - на 5 лет.

Инвестиционная программа холдинга РАО "ЕЭС России" на 2008-2012 годы, утвержденная в мае 2008 г., предполагает строительство 43,9 тысячи мегаватт новой генерации, 98,8 тысячи километров линий электропередачи, 156,9 тысячи мегавольтампер трансформаторной мощности. Это примерно 10-15-кратный рост в годовом исчислении.

Безусловно, такие объемы могут быть достигнуты только за счет частных инвестиций. Они и будут привлечены в объеме почти 1 триллион рублей (вся инвестиционная программа - 4,375 триллиона). "Поступление частных инвестиций удалось обеспечить за счет продажи акций генерирующих компаний, принадлежащих РАО "ЕЭС России". Часть средств, полученных от продажи акций энергохолдинга, приходящихся на долю государства, была направлена на финансирование инвестиционной программы ФСК и ГидроОГК, которые контролирует государство", - поясняет Анатолий Чубайс.

После 2012 года инвестиционный процесс, как предполагается, из взрывообразной стадии выйдет на стационарную. Централизованное планирование охватит только магистральную и распределительную сетевые компоненты, а также гидро- и атомную генерацию. А тепловая генерация, вырабатывающая более 60 процентов электроэнергии, будет развиваться на основе рыночных сигналов.

А что с сетями, ведь магистральная сетевая компонента осталась государственной (так, в ФСК доля государства превышает 75 процентов)? Частные инвестиции в сколько-нибудь значимых объемах туда пока не пойдут, и на этот счет ни у кого нет никаких иллюзий. Импульсом развития станет механизм перераспределения части дохода от продажи государственной доли РАО "ЕЭС России" в ОГК и ТГК. Это уже позволило магистральному сетевому комплексу получить 252 миллиарда рублей, причем бюджет России дает на развитие сетей всего 73 миллиарда рублей. Общий объем средств на сетевые инвестиционные программы за пять лет превысит триллион рублей. Примечательно, что за эти годы ФСК сможет заработать всего 300 миллиардов, иными словами, ФСК не смогла бы профинансировать такие объемы инвестиций из своего тарифа.

Это о магистральных сетях. С распределительными сетями все несколько сложней: такие сети замкнуты на региональных потребителей, стратегическому инвестору они мало интересны. Приватизировать их тоже нельзя (по крайней мере, закон запрещает это делать до 2011 года, и эксперты считают такой запрет экономически и политически разумным). Остаются две потенциальные возможности: инвестиционная составляющая в тарифе и плата за присоединение к сетям. К 2011 году плату планируется отменить, поскольку эксперты считают, что к тому времени заработают сугубо рыночные механизмы.

Так или иначе, объем ежегодных капитальных вложений в отрасли с 2002 до 2009 года увеличивается в 17 раз, мощность ежегодных вводимых в строй энергетических объектов - в 20 раз. Эти процессы провоцируют рост в промышленности, которая обеспечивает энергетиков оборудованием, стройматериалами и так далее.

Итог

Реформа энергетики сегодня стала свершившимся фактом. Деньги в развитие отрасли пошли. Мы постоянно слышим о вводах новых объектов, самые последние примеры - в Липецкой и Ивановской областях, Москве. А на самом деле вся страна превращается в гигантскую энергостройку.

"Проведенная реформа электроэнергетики обеспечит нашей стране конкурентные преимущества в глобальной экономике. Отрасль получила возможность модернизации, развития новых мощностей и теперь будет в состоянии обеспечить стабильный рост производства в других секторах экономики. При этом в отрасли будут сформированы экономически обоснованные тарифы, а в стране реально начнут работать механизмы энергосбережения", - считает Андрей Бугров, управляющий директор "Интеррос". И его мнение как человека не из РАО и крайне важно само по себе, и симптоматично. " Я убежден, что реформа энергетики - это успешный реформаторский проект колоссального масштаба, позволивший ликвидировать угрозу разрушения и деградации одной из базовых отраслей российской экономики, - вторит ему Владимир Рашевский, председатель правления угольной компании "СУЭК". - Кроме того, за эти годы РАО "ЕЭС России" дало стране целый класс талантливых, профессиональных и, что особенно значимо, рыночно ориентированных менеджеров. Благодаря тому, что в энергетике начали работать нормальные экономические законы, в нее пришли инвестиции, которые еще недавно казались фантастическими. И это создало возможность реальной инновационной модернизации предприятий отрасли, нацеленной на бездефицитное энергосбережение потребителей и на оптимальное использование топливных ресурсов".

А что было бы, если бы? Последствия отказа от реформы хорошо видны, например, на опыте Южно-Африканской Республики. Это государство не пошло по пути преобразований электроэнергетики, сохранив вертикально-интегрированную структуру отрасли. То, что инвестор никогда не придет в регулируемую государством вертикально-интегрированную компанию, очевидно. Итогом политики властей ЮАР стала серия энергоаварий и блэкаутов и решение о единовременном повышении тарифов на 60 процентов. Удастся ли властям ЮАР ограничиться одним таким решением - покажет время.

Итак, РАО "ЕЭС России" уходит. Уходит по графику. Свет остается. Более того, электроэнергетика России получает новое качество. Мы это видим. Мы стали свидетелями мощнейшего рывка не просто одной из отраслей России, а - в силу интегрирующего характера электроэнергетики как таковой - всей российской экономики. И я не исключаю, что через несколько десятков лет реформу РАО будут изучать в школах. Не в каком-то специфическом "курсе экономической истории России", просто в курсе истории. Россия не смогла бы выжить без этой реформы. Мы видим, что Россия не только выжила, но и развивается, уверенно идет вперед. И когда наша страна к 2020 году (если не ранее) займет одно из лидирующих мест в мире, в чем лично у меня нет никаких сомнений, вклад тех, кто разработал и осуществил реформу энергетики, будет оценен по достоинству.

Что ждет акционеров РАО?

В последнее время стало модным проводить народное IPO, привлекая в акционерный капитал крупных корпораций физических лиц. Но еще никому не удалось обойти по "народности" РАО "ЕЭС России" - свыше 300 тысяч акционеров-"физиков" по всей стране - это не шутка. Кто-то из них стал владельцем РАО "ЕЭС России" еще при приватизации, кто-то инвестировал в энергохолдинг позже.

Акции РАО "ЕЭС России" полюбились не только народу. Инвесторы фондового рынка, профессиональные скептики, любовно называли их "Раечкой". Они были одной из самых ликвидных и востребованных ценных бумаг фондового рынка, долгие годы обеспечивая значительную долю его оборота.

Но менее чем через неделю завершится реорганизация РАО "ЕЭС России". Из него будут выделены ключевые энергетические компании, созданные в ходе правительственной реформы отрасли. Само РАО "ЕЭС России" присоединится к Федеральной сетевой компании (ФСК) и прекратит свое существование. Вместе с ликвидацией компании будут погашены и акции РАО "ЕЭС России".

Казалось бы, с исчезновением РАО уйдет в историю и его рекорд по "народности". Но не тут-то было: взамен всеми любимой "Раечки" акционеры РАО "ЕЭС России" получат набор из 23 акций целевых энергокомпаний. И электроэнергетика по-прежнему останется самой "народной" отраслью фондового рынка.

Своим акционерам РАО "ЕЭС России" передаст акции 5 ОГК и 13 ТГК - крупных производителей электроэнергии. В наборе будут также акции двух крупных федеральных компаний - сетевой и гидрогенерирующей - ФСК и ГидроОГК, которые, по прогнозам фондовых аналитиков, станут "голубыми" фишками. Первая отвечает за транспортировку электроэнергии по магистральным сетям, а вторая - за развитие российской гидроэнергетики. Будут в корзине и акции Интер РАО ЕЭС (владеет энергоактивами за рубежом и в России, осуществляет экспорт-импорт электроэнергии), а также Холдинга межрегиональных распредсетевых компаний (Холдинг МРСК) и "РАО Энергосистемы Востока" (будет управлять энергокомпаниями Дальнего Востока).

Чтобы стать обладателем всего этого пакета, нынешним акционерам РАО не нужно совершать никаких специальных действий. Единственное, что ему нужно было сделать - оставаться акционером РАО "ЕЭС России" на 6 июня 2008 г. - дату закрытия реестра. А сейчас ни аналитики, ни менеджеры энергохолдинга не рекомендуют совершать какие-либо сделки с бумагами "Раечки". Это объясняется тем, что торги акциями РАО "ЕЭС России" на биржах закрылись 6 июня, и, совершая сделки на внебиржевом рынке после этой даты, акционеры рискуют купить акции по цене, которая существенно отличается от их реальной рыночной стоимости.

Фондовые аналитики, напротив, считают, что для владельцев "Раечки" все самое интересное только начинается. "Корзина активов, выделяемых из РАО "ЕЭС России", по нашим оценкам стоит на 40% дороже, чем текущая оценка энергохолдинга", - отмечает Даниил Гутеев из "КИТ-Финанса".

Но сейчас новым акционерам "заходить" в акции РАО уже смысла нет. Купив их после 6 июня на внебиржевом рынке, 1 июля можно будет получить на них не весь набор акций, выделяемых энергокомпаний, а только акции ФСК.

Аналитик инвесткомпании "Совлинк" Екатерина Трипотень уверяет, что в дальнейшем на рост капитализации энергокомпаний - наследниц РАО будут влиять позитивные новости, связанные с дальнейшим продвижением энергореформы, например, введение рынка мощности или нововведения на рынке тепла.

Вопреки невозможному

Евгений Ясин,

научный руководитель Высшей школы экономики:

- Я наблюдал битвы вокруг реформы электроэнергетики, и казалось, что при таком количестве врагов, которые атакуют ее основы, она не удержится и свернет с пути. И самый главный вопрос был в том, чтобы сохранить возможности для конкуренции. Потому что, по моим оценкам, конкуренция, даже небольшая, все равно оказывает очень серьезное влияние на всю атмосферу в отрасли. Не могу утверждать, что положительные последствия реформы энергетики скажутся немедленно, потому что она охватывает слишком большой круг проблем. Но успех реформы предполагает, что она будет распространяться и на другие секторы экономики - жилищно-коммунальное хозяйство, газовую промышленность, сферу доходов населения. Каркас новой системы электроэнергетики уже создан. И это создано героическими усилиями реформаторов, колоссальной выдержкой, умением искать компромиссы. Я считаю, что в тех условиях, которые сложились в стране в последние годы, все проделанное - это колоссальный успех.

Герман Греф,

экс-министр экономического развития и торговли, ныне - председатель правления Сбербанка россии:

- Я считаю, что случилось невероятное: реформа электроэнергетики - крупнейшая структурная реформа в стране за последние годы - завершилась практически в установленные сроки. В истории российского реформаторства - это уже само по себе беспрецедентный факт. При этом нужно учесть масштаб проделанной работы - оценка активов, "распаковка" вертикально-интегрированных АО-энерго, создание новых компаний - эти процессы охватили все регионы России. Прибавьте создание нормативной и законодательной базы - ведь большинство преобразований не имело прежде аналогов. Это один из немногих случаев, когда те, кто задумал и сделал реформу, руководствовались долгосрочными интересами отрасли. К сожалению, сегодня это не часто встретишь, особенно в частном секторе. Возможно, поэтому уже сейчас инвестпрограмма в энергетике - самая крупная среди всех отраслей экономики. Чего, собственно, и хотелось на заре реформы.

Сеппо Ремес,

член Совета директоров РАО "ЕЭС России", представитель миноритарных акционеров:

- Характерно, что в то время, как Еврокомиссия только публикует свои рекомендации по реформе энергетики в странах Европейского союза, в России преобразования в этом секторе уже завершились. При этом инвестиционная привлекательность отрасли усилилась фундаментально и, самое главное, будет расти дальше в разы.

Виктор Христенко,

министр промышленности и торговли:

- За годы реформы в отрасли произошли колоссальные изменения, причем без малейшей потери управляемости Единой энергосистемой России, без малейшего снижения надежности энергосистемы. И в этом, безусловно, есть заслуга государства, которое заложило прочную нормативную основу для развития отрасли в новых условиях. Созданная практически с нуля правовая среда позволила без сбоев осуществить структурные преобразования на корпоративном уровне: "распаковать" региональные АО-энерго и сформировать новые генерирующие и сетевые компании, запустить новую модель рынков электроэнергии, обеспечить привлечение инвестиций.

Кирилл Андросов,

заместитель руководителя аппарата правительства России:

- Я думаю, что реально оценить значение проведенных в 2000-2008 годах преобразований в электроэнергетике смогут только те менеджеры и собственники компаний, которые придут после нас. Для современной России - эта та реформа, которая оказывает прямое влияние на фундаментальную систему сложившихся экономических отношений в обществе. К стандартному девизу энергетиков - "надежное и безопасное энергоснабжение" теперь можно смело добавить еще одно прилагательное - "эффективное". Отрасли реформа дала самое главное - стимулы к осуществлению инвестиций в создание новых генерирующих и распределительных мощностей. Сегодня возвращается почет и престиж профессии энергетика, растраченный в середине 1990-х годов.

Андрей Дементьев,

заместитель министра промышленности и торговли:

- Сегодня мы можем с уверенностью говорить о том, что достигнуты основные цели реформы: повышение эффективности работы предприятий электроэнергетики и создание условий для развития отрасли на основе частных инвестиций. На мой взгляд, этот успех во многом обусловлен слаженной работой государства, холдинга РАО "ЕЭС России", других участников процесса. Хорошо помню, как около двух лет назад текст разногласий государства и РАО "ЕЭС России" по поводу введения новой модели рынка электроэнергии значительно превышал текст самих предлагавшихся новых правил, и мы начали кропотливую работу по их согласованию. Сложность дискуссии, завершившейся принятием новых правил, я бы сравнил с изначальными спорами на тему "быть или не быть в государстве реформе электроэнергетики". Все эти дискуссии объединяет также и другое - успешная "точка". Сейчас, когда мы поставили последнюю из них - завершение реорганизации РАО "ЕЭС России", у нас гораздо больше уверенности в том, что реформа состоялась.

Олег Королев,

губернатор Липецкой области:

- Наша область вырабатывает для своих нужд только 40 процентов энергии, остальные 60 процентов поставляются извне. С открытием особой экономической зоны "Липецк" эта проблема стала еще острей. Благодаря реформе энергетики стало возможным преодолеть этот дисбаланс. Мы надеемся, что до конца 2011 года ситуация изменится, регион будет полностью обеспечивать себя необходимой электроэнергией. Липецкая ТЭЦ-2 - одна из самых крупных теплоэлектростанций ТГК-4. В результате начатой энергетиками реконструкции здесь почти вдвое увеличится выработка электроэнергии, снизятся удельные расходы условного топлива на отпуск тепловой и электрической энергии. Пуск новой установки на Липецкой ТЭЦ-2 поможет региону в решении проблемы энергодефицита.

Андрей Шаронов,

экс-замминистра экономического развития и торговли,

ныне - управляющий директор Группы компаний "Тройка-Диалог":

- Реформа электроэнергетики - это глобальный проект одновременной трансформации нерыночной вертикально интегрированной государственной организации в группы рыночных неаффилированных частных компаний и инфраструктурных регулируемых компаний. Он был реализован в сложных экономических и политических условиях с необходимостью поддержания надежности поставок электроэнергии и тепла. Словом, это весьма сложный и рискованный процесс. И хотя он еще не завершен, первые его результаты демонстрируют наличие огромных возможностей частного капитала в решении серьезных инфраструктурных проблем, появление конкуренции и стремление к эффективности, важность ценовых сигналов и антимонопольного регулирования. Эта реформа - ориентир для других естественных монополий и иных проектов разгосударствления важных сфер экономической деятельности.

Дэвид Херн,

управляющий директор инвестиционного фонда Halcyon Advisors, представитель миноритарных акционеров РАО "ЕЭС России":

- Вначале миноритарные акционеры РАО принимали реформу энергетики настороженно. Было непонятно, какие структурные изменения предстоят, были сомнения, насколько прозрачным и справедливым будет перераспределение активов. Для снятия этого "напряжения" при совете директоров РАО был создан комитет по стратегии и реформированию. Это была первая площадка для обсуждения ключевых вопросов с "миноритарными" акционерами среди всех российских компаний.Мы решили сделать акцент на открытости. На заседания приглашался широкий круг - представители российских и иностранных стратегических инвесторов, портфельных фондов. Эта открытость позволила менеджменту РАО и государству получить поддержку владельцев небольших пакетов акций головной компании и его "дочек". В итоге принимались взвешенные решения, учитывающие интересы всех сторон, а это работало на капитализацию РАО "ЕЭС России" и на развитие отрасли в целом.

Экономика Отрасли Энергетика РАО "ЕЭС России" прекратило существование Реформа электроэнергетики