01.07.2008 03:38
    Рубрика:

    Алексей Легостаев: Отказ от индексации транспортного налога стал для нас ошибкой

    Сумма транспортного налога сегодня и на четверть не покрывает затрат на содержание дорог

    Большой резонанс в крае вызвало недавнее решение депутатов КЗС о значительном повышении ставок транспортного налога. Алтайская федерация автомобилистов считает, что новые ставки налога больно ударят и по автолюбителям, и по бизнесу автоперевозок.

    Чем вызвано такое резкое повышение ставок, какие проблемы возникают при сборе налогов с физических лиц, а также о правомерности претензий предпринимателей к налоговым органам корреспонденту "РГ" рассказал руководитель управления Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю, государственный советник Российской Федерации III класса Алексей Легостаев.

    Российская газета: Алексей Викторович, оправдано ли повышение транспортного налога на 40, 50, 70 и даже 126 процентов?

    Алексей Легостаев: Этот налог необходимо индексировать, поскольку он относится к так называемым фиксированным налогам, ставка которых не зависит от инфляции. Но цены растут, поэтому необходимо индексировать размер средств, поступающих от этого налога и направляемых на содержание и ремонт дорог. Наша ошибка была в том, что последние два года мы не индексировали транспортный налог, и сейчас пришлось значительно повышать ставки. Если бы мы каждый год повышали их на 10-12 процентов - это было бы не так болезненно. Не надо забывать, что платить повышенный транспортный налог жителям края предстоит только в 2010 году - за 2009 год.

    РГ: Федерация автомобилистов Алтая заявляет, что транспортный налог не отвечает своему назначению: если это налог на эксплуатацию дорог, то ставка должна зависеть не от объема двигателя, а, например, от количества использованного бензина. Автомобилисты предлагают его включить в стоимость ГСМ...

    Легостаев: Это не совсем так. Транспортный налог - это не сбор за эксплуатацию дорог, это своего рода налог на имущество. Если хочешь владеть машиной - плати налог, при этом можешь на ней ездить, можешь и не ездить, а коллекционировать - твое право. Правда, коллекционеры могут снять автомобиль с учета в ГИБДД и не платить транспортный налог. Но в таком случае автомобиль уже нельзя рассматривать как транспортное средство.

    Средства, поступающие от транспортного налога в бюджет, действительно идут на содержание дорог. Но сегодня в крае нет целевого выделения этих средств дорожному фонду. Транспортный налог поступает в краевой бюджет, который финансирует в том числе и ремонт дорог. Какой конкретно рубль пошел на ремонтные работы - от налога на доходы физических лиц или от налога на игорный бизнес - никто сказать не может.

    Я считаю, что в нынешнем виде транспортный налог более или менее справедлив. Если ты владеешь мощной и дорогой машиной, то платишь соответствующий размер налога. Российские автомобили в большинстве своем попадают в категорию машин с объемом двигателя до 100 лошадиных сил и облагаются наименьшей ставкой - с 2009 года 10 рублей за каждую "лошадь". Для пенсионеров и инвалидов резкое повышение ставок налога нивелировано повышением размера льгот. Вместо нынешних 30 процентов с 2009 года им будет предоставлена 50-процентная льгота.

    РГ: Автомобилисты жалуются, что исправно платят транспортный налог, а дороги по-прежнему оставляют желать лучшего...

    Легостаев: Сумма транспортного налога и на четверть не покрывает тех затрат, которые идут на содержание и ремонт дорог. Краевой бюджет выделяет на эти цели как минимум в пять раз больше средств, нежели собирается от транспортного налога. Конечно, для кармана автомобилиста сумма налога кажется большой, но в сравнении с теми расходами, которые несет региональная казна на содержание дорог, она не выглядит столь внушительно.

    РГ: А как обстоят дела с уплатой налогов физическими лицами, в том числе и транспортного?

    Легостаев: В основном неуплаты вызваны проблемой налогового администрирования. Нельзя сказать, что физические лица не платят налоги принципиально. Есть, конечно, налогоплательщики, которые получили в руки уведомление под роспись и не платят - такими мы занимаемся уже через судебные органы. Хотя сама процедура принудительного взыскания задолженности архисложная - она предусматривает взыскание только через суд. А что значит подготовить весь пакет документов для подачи в суд на одного неплательщика, если десятками тысяч исчисляются неуплаченные налоги? Я не могу сказать, что есть массовое уклонение от уплаты налога, поскольку зачастую люди просто не получают уведомление. Поэтому мы постоянно обращаемся к налогоплательщикам: если вы не получили уведомление - позвоните или придите в свою инспекцию, чтобы узнать размер начисленного налога.

    РГ: Но если налогоплательщик не получил уведомление и не заплатил вовремя налог, то придется платить пеню...

    Легостаев: Если уведомление налогоплательщик не получал, то предъявление пени неправомерно. У нас физические лица уплачивают налог на основании врученного уведомления. Конечно, налоговый инспектор может предъявить пеню, но если у плательщика будут доказательства, что он не получил уведомления, то начисление пени неправомерно. Правда, многие уведомления просто сбрасываются в почтовый ящик, поэтому сложно доказать, получал или не получал человек уведомление. Мы обязаны отправлять уведомление заказным письмом, но, как показывает практика, суммы поступления налогов от физических лиц больше, когда мы отправляем квитанцию обычным письмом. В большинстве своем жители края законопослушные и оплачивают налоги. А когда мы отправляем заказным письмом, то почтальон, несколько раз не застав адресата дома, высылает ему вызов на почту, человек может прийти, может не прийти, письмо возвращается обратно.

    РГ: В последнее время налоговики проявляют повышенное внимание к дополнительным доходам физических лиц. Каково в Алтайском крае количество граждан, дополнительно привлеченных к декларированию доходов, полученных за 2007 год?

    Легостаев: Количество деклараций о доходах в этом году увеличилось более чем в два раза по сравнению с прошлым годом. На 1 июня было представлено 23 тысячи деклараций, тогда как в прошлом году - всего 10,5 тысячи. Но, по нашим оценкам, это только 30 процентов от того количества деклараций, которое должно было поступить. Ведь налоговое законодательство предусматривает подачу деклараций при получении любых дополнительных доходов: продал имущество - становишься потенциальным плательщиком налога. На основе данных центра госрегистрации и ГИБДД мы видим, сколько людей продают квартиры, машины, и считаем, что примерно 70 процентов из них не пришли в налоговые органы и не задекларировали свои доходы.

    Не все, конечно, являются плательщиками подоходного налога: если три года владел имуществом, то освобождаешься от уплаты налога. А если, например, строил долевку, вложил в нее 2,5 миллиона рублей, затем продал за три миллиона, то 500 тысяч рублей полученного дохода будут облагаться налогом. Но, приобретя на эти средства другую квартиру, налогоплательщик может воспользоваться имущественным налоговым вычетом - миллион рублей не облагается налогом.

    РГ: Недавно в крае прошел съезд предпринимателей, у представителей малого бизнеса были претензии и к вашей службе, в частности, жаловались на необоснованные и длительные проверки. Насколько правомерны претензии?

    Легостаев: Зачастую предприниматели просто не знают своих прав, ведь если наши сотрудники не укладываются в сроки проверки, то они могут обратиться с жалобой к начальнику инспекции или в вышестоящий налоговый орган. В системе налоговой службы уже два года действуют специальные подразделения налогового аудита, которые рассматривают жалобы и претензии налогоплательщиков. И их работа как раз в том и состоит, чтобы разобраться в правомерности или неправомерности действий налогового инспектора и по возможности не доводить дело до суда. Здесь рассматривается по три-четыре жалобы в день, и больше половины претензий налогоплательщиков мы удовлетворяем.

    Предприниматели обоснованно высказывают в наш адрес претензии, касающиеся нелегального бизнеса. Нужно сориентировать нашу службу на более активную работу по борьбе с ним. Хотя в одиночку мы с этой задачей не справимся - нужны совместные действия муниципальных властей, правоохранительных органов и налоговой службы. У нас заключены соглашения с муниципалитетами о сотрудничестве, которыми предусмотрено информирование налоговых органов о фактах незаконной сдачи квартир внаем, о деятельности предприятий без регистрации. Но ведь не информируют! В Яровом и в Белокурихе многие сдают квартиры отдыхающим, а в администрации лишь разводят руками. Надеюсь, мы все же сможем объединить усилия всех, от кого зависит решение этой проблемы.