Новости

02.07.2008 08:00
Рубрика: Культура

Корсар, еще Корсар

В Перми поставили балет с кораблекрушением

За долгую историю Пермского театра оперы и балета имени П. И. Чайковского в его афише впервые появился балет "Корсар". Спектакль поставили петербургский хореограф Василий Медведев, петербургский сценограф Борис Каминский и художник по костюмам из Большого театра Елена Зайцева.

Сегодня балет Адольфа Адана по одноименной поэме Джорджа Байрона не узнал бы родной отец - Жозеф Мазилье, впервые поставивший его в 1856 году на сцене Парижской оперы. Автором петербургской версии два года спустя стал Жюль Перро, еще через пять лет - Мариус Петипа, после чего новым редакциям и переделкам уже не было конца. Привыкнув видеть на афише лишь фамилию Адана, зритель подчас и не подозревает, соучастником какой несправедливости становится, бойко хлопая в такт или напевая знакомые привязчивые мелодии. Чья только музыка не звучала в "Корсаре" за 150 лет! Разобраться в сумятице пермякам помогал Юрий Бурлака, считающийся одним из самых глубоких знатоков старинных балетов и в прошлом сезоне вместе с Алексеем Ратманским поставивший нашумевшего "Корсара" в Большом театре. В основу балета лег оригинальный текст партитуры Адана, полученный из архивов Парижской оперы, а различные номера поставлены на музыку Чезаре Пуни, Риккардо Дриго, Лео Делиба, Юлия Гербера, Артура Сен-Леона.

Дирижер Александр Анисимов понимает специфику балетной музыки. Главное, по его мнению, - "сочетание красочной оркестровки, юмора, фантастической энергии и зажигательного темперамента музыкантов-исполнителей".

Зрителей решили порадовать ярким впечатляющим зрелищем, для чего пригласили петербургского сценографа Бориса Каминского и художника по костюмам из Большого театра Елену Зайцеву. Ударный спецэффект, как водится, приберегли для финала. Какой же "Корсар" после прошлогодней московской премьеры обойдется без феерического кораблекрушения! Отец столичного триумфа Каминский и на этот раз сделал все, что мог. Пермский корабль тонет согласно смете. Ясное дело, скромнее московского, но тоже эффектно.

Василий Медведев, выпускник Ленинградского хореографического училища по классу Наталии Дудинской и Константина Сергеева, ученик Никиты Долгушина в Ленинградской консерватории, наследуя этим ревностным хранителям классических традиций, сохранил "все лучшее, что выдержало испытание временем": дуэты Конрада и Медоры, pas d esclave, танец корсаров, трио одалисок и, конечно же, "Оживленный сад". Между тем к драматургии балета отнесся без пиетета, сократив его примерно на час и отдав приоритет танцам. Ими должны наслаждаться не только зрители, но и артисты: "Корсар" - редкий пример балета, в котором можно выигрышно продемонстрировать всю труппу. Конечно, если найдется что демонстрировать. В Перми - нашлось. Одним из главных виновников торжества стал так щедро наделенный в "Корсаре" танцами кордебалет. Кроме того, на два состава можно ходить как на два разных спектакля. Первый - размашисто-пафосный, что подчас заставляет многонаселенный "Корсар" тесниться на небольшой пермской сцене. Второй - камерный, где меньше имперских претензий, но больше гармонии. В обоих случаях образ Медоры (величавая безупречность опытной "классички" Натальи Моисеевой или мягкость и юное обаяние Ярославы Араптановой) задает тон для ладно подогнанного по фактуре и темпераменту ансамбля. Можно спорить о том, не чересчур ли всерьез рвут страсти в клочья Сергей Мершин (Конрад) и Иван Порошин (Бирбанто), или размышлять над тем, не пришло ли время обыгрывать, стилизовать балетные штампы. Но частности не умаляют общего впечатления. Статус одной из лучших в стране пермская балетная труппа подтвердила. Теперь самое время браться за работу. Такой балет, как "Корсар", сложно поставить, еще сложнее - удержать от развала, когда команда постановщиков сборная и все разъедутся после премьеры.

Культура Театр