Новости

02.07.2008 02:36
Рубрика: Происшествия

Чиновник на просвет

Члены краевой Общественной палаты знают, как бороться с коррупцией

Параллельно с краевой прокуратурой, разрабатывавшей региональный законопроект, общественники изучили положение дел и предлагают свои варианты противодействия коррупции в Алтайском крае.

Корреспондент "РГ" встретился с исполнительным секретарем Общественной палаты Алтайского края Константином Емешиным, изучающим проблему не одно десятилетие.

Российская газета: Константин Николаевич, с коррупцией у нас борются с незапамятных времен. И с неизменным результатом. Вы как считаете, получится на этот раз поприжать хвост нечистым на руку чиновникам?

Константин Емешин: Еще в начале 1990-х я принимал участие в общественной экспертизе восьми (!) вариантов законопроектов по борьбе с коррупцией. Да, они все не имели успеха. И мне кажется, по двум причинам. Первая кроется в специфике общественного сознания. Мы почему-то уверены, что бороться с коррупцией должны исключительно прокуратура и милиция. Себя в число "борцов" не зачисляем. Но правоохранительные органы руководствуются законодательством, а ни в каком законе нет такого преступления - "коррупция". Есть статья о злоупотреблении служебным положением, о взятках. Но это не совсем одно и то же. Коррупцию надо рассматривать более широко, как некое общественное, социальное явление. Точечными уколами правоохранительных органов его не одолеть.

А предпосылки для успешной борьбы с коррупцией есть. Ведь как ни крути, как ни осторожничай, но следы коррупции рано или поздно проступают - в виде коттеджей, дорогих машин, которые ни на какую зарплату, пусть даже хорошую, не купить. И в принципе не важно, на кого оформлено имущество, - при желании можно разобраться в этих "заячьих петлях".

Вторая объективная предпосылка заключается в том, что сейчас идет вторая волна передела собственности, когда бизнес у сильных отбирают еще более сильные. Но пострадавшая сторона - не мальчики для битья. Они за свой бизнес готовы бороться. Богатые люди не хотят его терять только потому, что кто-то кому-то дал взятку. И совершен, например, рейдерский захват. Поэтому считаю, что в борьбе с коррупцией надо опираться на интересы собственников.

РГ: Передел - это глобально. И чиновники в этом процессе задействованы из тех, что покрупнее. Но с проявлениями коррупции нам практически всем приходится сталкиваться в повседневной жизни. Сидит мелкий чиновник на своей мелкой должности и - вымогает.

Емешин: Существуют разные трактовки, что есть коррупция. Некоторые считают, что коррупция - это уже когда врач принимает, скажем, бутылку шампанского от пациента или деньги в конверте за проведенную операцию. В таком случае действительно медицина у нас - самая коррумпированная. Другие полагают, что коррупция укоренилась в среде государственных чиновников. На мой взгляд, эта более опасна для общества. Механизмы у нечистых на руку чиновников весьма изощренны. И уличить их оттого совсем не просто.

РГ: И как же бороться, когда "все ходы записаны"?

Емешин: В первую очередь должно быть разделение властей. Не формальное, а на деле. Исполнительная контролирует законодательную и наоборот. А когда одна ветвь власти подминает под себя другую, - сама она становится неподконтрольной.

Очень важно, чтобы действия властей имели прозрачность. Я, как гражданин, имею право получить любую информацию, если она не относится к государственным секретам. В жизни происходит зачастую обратное - информацию получить сложно. Мне говорят: когда примем решение, тогда опубликуем постановление - вот его и читайте. А там нет даже мотивировки принятого решения. И непонятно, было ли обсуждение, участвовали ли серьезные эксперты…

Мы сами виноваты в том, что никак не хотим отказаться от утопических представлений, что за нас все сделают: кого надо - накажут, кого надо - похвалят.

РГ: Как известно, краевая прокуратура разработала законопроект по борьбе с коррупцией. Есть ли на ваш взгляд, что-то важное, что в нем упущено?

Емешин: Закон грамотно, хорошо написан. Но надо понимать, что его писала прокуратура. Это означает более узкий взгляд на проблему, повторю, социальную.

Законопроект предполагает работу в двух направлениях. Во-первых, предлагается создать совет по борьбе с коррупцией во главе с губернатором. Ну, давайте. Будет еще место, где можно поговорить. Если совет, то в нем должна быть представлена не только власть. А еще и общественность. В общем, не вижу перспективы в создании комиссий, советов и прочее.

Второе направление мне кажется вполне разумным. Существуют технологии антикоррупционной экспертизы законов. Но для этого нет необходимости в крае принимать закон о коррупции. Ведь уже есть закон о правотворческой деятельности. В него, по моему мнению, достаточно добавить соответствующую главу об антикоррупционной экспертизе. В разговорах со мной все соглашаются, мол, разумное предложение. Но с инициативой такой никто не выступает. Мы же, Общественная палата, не обладаем правом законодательной инициативы.

Кроме того, у многих членов Общественной палаты свое мнение по поводу того, как надо бороться с коррупцией. Есть скептики, считающие, что в отдельно взятом регионе ничего не получится сделать. Некоторые уходят в другую крайность: мол, возьмем на проверку все, что можно, и выведем власть на чистую воду. Думаю, что нужно искать компромисс. Например, не секрет, что коррупция имеет место при проведении госзакупок. Там кто в комиссии сидит? Чиновник, чиновник и чиновник. А где общественность, специалисты? Конкурсы не должны проводиться в тиши кабинета. Общественная палата активно включается в этот процесс. Для начала нужно внедриться в существующую систему распределения госзаказа.

РГ: Какие еще эффективные, на ваш взгляд, меры противодействия коррупции предлагает Общественная палата?

Емешин: Главное - ввести общественный контроль за деятельностью чиновников. Общественная палата края начинает работать в этом направлении - мы намерены провести экспертизу результатов регионального конкурса среди НКО на получение грантов администрации края. В качестве экспертов пригласим авторитетных специалистов.

РГ: Вы как-то сказали, что некоторые члены Общественной палаты не видят перспектив борьбы с коррупцией с помощью правоохранительных, государственных и муниципальных органов. Поэтому и пошли работать в Общественную палату. Действительно такой скепсис присутствует?

Емешин: Мое мнение: Общественная палата должна бороться с коррупцией, но у нее не хватит ни сил, ни компетенции. Зато общество - при нашей активной поддержке - с такой глобальной задачей справиться может вполне.

И, кстати, люди стали это понемногу понимать. Прозрению поспособствовала, как это ни странно на первый взгляд, реформа ЖКХ. Люди стали собственниками домов и столкнулись с тем, что кругом коррупция. В этом отношении реформирование ЖКХ - большое благо.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Происшествия Преступления Должностные преступления Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край