Новости

10.07.2008 01:45
Рубрика: Культура

Друг сердечный

Известный писатель Владимир Свинцов мечтает издать книги о казачестве, православии и милиции

Пока же - накануне 70-летнего юбилея - Владимир Борисович приступил к изданию семитомного собрания своих сочинений.

Подобный издательский проект для нашего региона - явление уникальное. Никто из местных авторов на подобное масштабное увековечивание своего творчества не решался.

Кто-то видит в писателе Владимире Свинцове умелого предпринимателя, для которого литература - только способ зарабатывать деньги, заводить нужные знакомства, решать личные проблемы. А кто-то считает, что только благодаря его работоспособности, активности и личным связям на Алтае еще сохранился литературный процесс, проводятся творческие встречи, издаются книги.

Мы решили узнать, что думает по этому поводу сам юбиляр, лауреат трех всероссийских и семи краевых литературных премий, директор Фонда творческих инициатив, писатель Владимир Свинцов.

Что такое перестройка

Российская газета: Владимир Борисович, много будет в собрании сочинений произведений, которые ранее не публиковались?

Владимир Свинцов: Да, достаточно. Здесь и рассказы, и повести, и романы. Например, повесть "Сезам, откройся". Это история о наших местных олигархах, основанная на реальных событиях. Один из главных героев, бывший начальник финансового отдела крайкома КПСС, который не потерялся в смутные 1990-е годы, а, наоборот, стал владельцем "заводов и пароходов", банков и саун. Откуда ему такое счастье привалило? Многие из бывших партийных руководителей мне рассказывали, как по приказу ЦК партии они рассовывали деньги по верным людям, прятали на счетах банков. Не все из них смогли вернуться к активной жизни в перестроечные годы. А те, кто вернулся, столкнулись с "бандитским капитализмом", ворами в законе, ментовскими "крышами", полной потерей нравственных ориентиров. Я их не виню, не читаю нравоучений, просто пытаюсь разобраться в судьбе одного из таких осколков советской империи, которому повезло выжить. Добившись денег и власти, в этой суете он чуть было не потерял семью, детей, самого себя. Я утверждаю в этой повести, что "перестройка - это когда обстоятельства заставляют хорошего человека становиться плохим, а плохой не старается стать хорошим".

РГ: Ваши детективные романы регулярно публиковались в московских издательствах, однако вам, чувствуется, этот жанр не очень близок.

Свинцов: В столице у меня вышло шесть детективов, но я бы скорее назвал большинство из них криминальными драмами. Детективы мне писать скучно, я делал это ради заработка. Кроме увлекательного сюжета я всегда старался определить какую-то социальную проблему, создать не ходульные, а реальные, жизненные человеческие типы.

500 страниц о братьях наших меньших

РГ: Всероссийскую известность вам принесли не детективы, а рассказы о животных, включенные во многие литературные антологии…

Свинцов: Да, мои первые рассказы были о животных - "Мой друг Сенька", "Лопоухий бес"... Забавная история приключилась во время одного из недавних всероссийских конкурсов на лучшую книгу для детей о животных. Я тогда занял второе место с рукописью книги "Клыч-клу!" Она почти полностью вошла в антологию "Пятьсот золотых страниц о животных", в этой серии печатаются лучшие произведения о животных писателей Европы, Америки, России. Организаторы конкурса во время награждения говорили: "Мы открыли писателя Свинцова!" А большинство этих рассказов было опубликовано на Алтае еще в 1982 году. Литература, вообще, вещь неблагодарная. Большое счастье для писателя дождаться хоть какого-то признания. У меня есть книга "Жизнь кошачья и собачья". Недавно получаю конверт... из администрации президента! Мы с женой обомлели: вдруг что-то не так? Но нет, начальник отдела президентской администрации сообщает, что эта книга отобрана в библиотеку президента... Сейчас, когда мне стукнуло 70 лет, и вдруг неожиданно, как из рога изобилия, посыпались премии, звания, награды, я иногда думаю - вот эти бы деньги и внимание мне молодому, 30-40-летнему...

"Барнаул" и его обитатели

РГ: Кстати, о молодежи… Журнал "Барнаул", редактором которого вы являетесь, достаточно лояльно относится к молодой литературной поросли.

Свинцов: Я пришел в "Барнаул" в 1998 году. Журнал был на грани закрытия, выходил один раз в год. Я согласился стать редактором на условии, что буду заниматься только вопросами его финансирования и читать тексты лишь в случае какой-то конфликтной ситуации. Так и повелось: за прозу отвечает Иван Кудинов, за поэзию - Валерий Тихонов. Каждый год из Фонда творческих инициатив мы тратим на издание "Барнаула" 150 тысяч рублей. Помогает и администрация Барнаула. Уже четвертый год вручается премия журнала "Барнаул" в области прозы, поэзии и критики.

Для нас не имеет значения, является ли автор членом Союза писателей, главное, чтобы проза и стихи были действительно талантливыми. Поэтому мы позиционируем себя прежде всего как журнал, поддерживающий молодые таланты. Кого-то мы печатаем, так сказать, авансом, в надежде на его дальнейший творческий рост. Важно ведь в самом начале поддержать талантливого человека, чтобы он в отчаянии не бросил писать. Боюсь, что в провинции профессия писателя уходит окончательно. Утрачен ее общественный статус, нет должной поддержки со стороны властей, никто не платит гонорары. Пишущий рано или поздно оказывается перед фактом: умереть с голоду или бросить писать и пойти в продавцы обувного магазина.

РГ: В ваше собрание сочинений войдут охотничьи и рыбацкие рассказы?

Свинцов: Конечно! В 2004 году я лежал в больнице, готовился к операции на сердце. Врачи говорили, что мои шансы - 50 на 50. Но без операции мне вообще давали один-два месяца жизни. Пока меня готовили к операции, я задумался: у меня столько хороших друзей среди рыбаков и охотников, столько было интересных, смешных и грустных историй! И вот завтра на операцию, пришел ко мне в больницу Владимир Песоцкий - поддержать, сделать вид, что все нормально. Говорю, написал про тебя веселый рассказ, называется "Изжога", давай прочитаю - мол, последняя воля умирающего. Посмеялись. Так и появились книги "Рыбацкое счастье" и "Последняя охота".

Примирить непримиримых

РГ: Почему после вашего ухода с поста председателя краевой писательской организации в ней произошел раскол?

Свинцов: Это был личностный конфликт. Несколько амбициозно настроенных писателей захотели стать во главе организации, не понимая, какую ответственность они на себя берут. Смогли бы они решать насущные проблемы членов союза, помогать им, вплоть до бытовых проблем? Находить средства на издание книг, содержание Дома литератора, организацию литературных вечеров, творческих командировок по районам края? Думаю, добейся некоторые из них власти, они бы окончательно развалили организацию. На обычных членов писательской организации эти распри никак не повлияли, все продолжают дружить и поддерживать нормальные отношения.

Сейчас мы занимаемся проектом "Городская библиотека", бесплатно издаем для школьных и муниципальных библиотек стихи и прозу местных авторов. В ближайших планах - издать "Историю алтайского казачества", "Историю православия на Алтае", "Историю алтайской милиции".

Культура Литература Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край