Новости

18.07.2008 02:40
Рубрика: Власть

Бюст на родине героя

Проект "Имя Россия", организованный телеканалом "Россия", Институтом российской истории РАН и фондом "Общественное мнение", становится все интересней. Недавно участники интернет-голосования определили 50 кандидатов (из 500, предложенных к рассмотрению) на звание национального героя всех времен. По результатам отборочного тура первое и третье места занимают Иосиф Сталин (156 тыс. голосов) и Владимир Ленин (90 тыс.). Конкуренции с ними не выдержали космонавт Юрий Гагарин, футболист Лев Яшин, былинный богатырь Илья Муромец, а также 13 глав государства, столько же писателей и представителей искусства, 7 полководцев, 6 ученых, 5 политических, общественных и религиозных деятелей. Тройку фаворитов слегка разнообразил Владимир Высоцкий (128 тыс. голосов). В этой гонке на приз общественных симпатий он проиграл Сталину, но опередил Ленина.

Подобные оценки исторических персонажей (не только Ленина и Сталина, но и Брежнева, Андропова) давно стали привычными. Сенсаций тут нет и пока не предвидится. Что же происходит с массовым сознанием? Почему оно упорно возносит на пьедестал правителей былых времен, сыгравших в отечественной истории не лучшую, а то и просто зловещую роль? По мнению заместителя директора Института российской истории Владимира Лаврова, "это результат отсутствия государственной идеологии, четкой позиции и государства, и СМИ". Мне кажется, все как раз наоборот. Вернулся советский гимн, вернулось красное знамя в Вооруженные силы, вернулся прием в пионеры на Красной площади... Об отсутствии четкой позиции СМИ в отношении, например, Сталина тоже никак не скажешь, вспоминая прошедшие по телеэкранам сериалы типа "Сталин Live", где тиран предстает мудрым правителем, гениальным военным стратегом, рефлексирующим интеллигентом...

Еще не выветрилось из памяти и то, как российская пресса отмечала столетие со дня рождения Брежнева. Документальные телефильмы... Интервью с потомками, соратниками, друзьями... И пробужденные этой мемуаристикой разговоры то тут, то там: "Нормальный был мужик. Жил сам и давал жить другим. Страна при нем горя не знала". Поэтому результаты опросов об отношении к Леониду Ильичу стали привычными и вполне ожидаемыми. "Когда в нашей стране было больше демократии?" Этот опрос проводился фондом "Общественное мнение". Предлагался на выбор перечень правителей, начиная с Иосифа Сталина. Ответы были таковы. При Путине (29 процентов). И при Брежневе (14 процентов). Столь близкое соседство в умах россиян этих двух исторических персонажей нуждается в объяснении. Положим, фигура Путина как лучшего гаранта демократии для кого-то бесспорна. Но Брежнев! В послесталинские времена и по сию пору у нас, казалось, не было и нет более беспросветного лидера с точки зрения его приверженности ценностям свободы. Процессы над диссидентами, глушение "вражеских голосов", ввод танков в Чехословакию... И вот они оба, Брежнев и Путин, едва ли не половиной населения поставлены в один ряд. В чем дело?

Я думаю, сравнивать брежневскую и путинскую эпохи на предмет, какая из них и почему, по мнению российского большинства, более отвечает стандартам мировой цивилизации, - занятие бесполезное. Потому что у наших сограждан полная каша в голове. Согласно тому же опросу, более трети респондентов считают, что сегодня в России демократии слишком мало, а 21 процент убежден, что, напротив, ее слишком много. Еще 17 процентов полагают, что ее столько, сколько нужно. При этом 15 процентам опрошенных вообще не важно, демократический строй в нашей стране или нет. Словом, уяснить, что же именно российское население понимает под демократией и насколько она ему необходима, решительно невозможно.

Рискну предложить разгадку этого ребуса. Демократия ни при чем. Раздумывая, когда же ее было больше, граждане подсознательно давали ответ на другой вопрос: кто из поименованных российских руководителей вам наиболее симпатичен? И первенство Путина с его высоким кредитом доверия тут совершенно объяснимо. С Брежневым же иначе. Тут ностальгия. Тоска по временам, когда значительной части наших соотечественников лучше жилось. Ведь для российского обывателя, испокон не знающего, чего ему хочется - конституции или севрюжины с хреном, демократия всего лишь синоним мало-мальски сносной жизни. Конечно, севрюжиной столы рядовых граждан при Брежневе не ломились (народ, как всегда и во всем, получал лишь известную приправу к ней). Но колбасы по 2 руб. 20 коп., на чей-то ностальгический взгляд, было навалом. Значит, и демократии было в ту пору ешь - не хочу. Что колбасы в баснословные те времена было не больше, чем демократии, - этот факт в головах не укладывается. Мифология и не нуждается в фактах. Ее опора - вера.

Идеализация советского прошлого, в чем изрядно преуспели российские СМИ, и прежде всего телевидение, дает свои плоды. У кого-то уже не то что историческую, а и обычную память отшибло. Не было Андропова, сажавшего и высылавшего диссидентов, - был Андропов, писавший стихи. Не было Андропова, практиковавшего карательную психиатрию как метод излечения от инакомыслия, - был Андропов, пытавшийся утвердить порядок и дисциплину. Не было Андропова, вместе с товарищами из Политбюро подавившего танками "пражскую весну" и пославшего "ограниченный военный контингент" в Афганистан, - был Андропов, обеспокоенный коррупцией в советских верхах. И вот результат - в рейтинге Левада-Центра Андропов на третьем месте.

То же и с Брежневым. Мифу о старом маразматике, с трудом выговаривавшем слова, герое анекдотов, увешанном наградами, как новогодняя елка, пришел на смену миф о человеке широкой души, заядлом охотнике, добром генсеке, который жил сам и давал жить другим, мудром правителе, уберегшем страну от потрясений.

А как ныне оцениваются Ельцин и Горбачев? Когда этих двух самых своих нелюбимых правителей народное большинство связывает одной веревочкой, оно, в общем, не ошибается. Как не ошибается, ставя их в один ряд, и другая, гораздо менее внушительная часть общества (к ней имеет честь принадлежать и автор этих строк), испытывающая признательность Горбачеву и Ельцину. Личная, мягко скажем, нерасположенность друг к другу двух великих реформаторов, изменивших ход отечественной истории, общеизвестна. Но объективно они не были антагонистами. Ельцин противостоял Горбачеву по закону отрицания отрицания, идя в реформах дальше. По сути, он был, как говаривали в советские времена, наследником и продолжателем, или, пользуясь новейшей терминологией, преемником. Не будь Горбачева с его перестройкой, не было бы и Ельцина с его кардинальными преобразованиями. Это очевидно. Это исторически удостоверенный факт. Но как раз это и пробуждает массовую неприязнь к ним обоим. В чем нет никакой особой загадки. Люди оценивают деятелей прошлого не по историческим меркам, а через призму сегодняшних надежд, разочарований и страхов.

Настроения и оценки, зафиксированные в ходе проекта "Имя Россия" - продукт мифологизированного сознания. Еще одно свидетельство того, что часть общества, не сумевшая приспособиться к новым реалиям, все ищет опоры и утешения в сентиментальных воспоминаниях о "хорошей жизни" при Сталине, Брежневе, Андропове...

Власть Позиция Общество История Колонка Валерия Выжутовича