Новости

25.07.2008 04:00
Рубрика: Культура

Культ личностей

Не только деньги нужны отечественной культуре, убежден министр Александр Авдеев

Новый министр культуры РФ Александр Авдеев родился в 1946 году. Карьерный дипломат, знает четыре иностранных языка, был заместителем министра иностранных дел, послом в Болгарии и во Франции. Из Парижа его, к собственному удивлению, и назначили на новый пост.

Всеобщий интерес к фигуре нового министра можно сравнить, в обратной пропорции, с ролью, которая отводится культуре в реальном раскладе российской власти. Культура - не экономика, не оборона и даже не спорт. О проблемах, с которыми уже столкнулся и еще столкнется новый министр, мы говорили в его кабинете.

Первые впечатления

Российская газета: Александр Алексеевич, вы в новой должности - около двух месяцев. Какие первые ощущения?

Александр Авдеев: Во-первых, понимание ответственности за свою работу. Во-вторых, ощущение больших ожиданий со стороны деятелей культуры, искусства и просто людей, которым небезразлична отечественная культура, ожиданий того, что культура будет национальным приоритетом. Сам же я понимаю, "что всем мил не будешь". Современная культура - это творческие люди и коллективы, имеющие разные концепции и направления. Естественно, я не могу и не собираюсь приводить их к какому-то общему знаменателю.

РГ: "Люди из телевизора", которых знает вся страна, сейчас часто к вам приходят?

Авдеев: Общение с деятелями культуры - это большое удовольствие, а сейчас еще и каждодневная необходимость. Ко мне приходят разные люди - известные и уважаемые артисты, художники, писатели, музыканты. Всем надо помочь. Ни денег, ни возможностей не хватает. Несоответствие огромных потребностей, испытываемых нашей культурой, и имеющихся возможностей слишком велико. Такая ситуация - данность, и не только в России - во всех странах. Надо максимально помочь тем, кому мы можем помочь.

РГ: Раздавать деньги нелегко, особенно когда их почему-то нет?

Авдеев: Функция министерства культуры заключается не только в раздаче денег. Самое главное - сформировать системный подход к решению ее проблем. Укрепление культурной сферы - дело всего гражданского общества. Все понимают, что культура - это дело национальной важности, которое надо решать сообща, направляя на это максимум интеллектуальных сил, организационных и финансовых возможностей.

РГ: Кроме общих проблем вы наверняка уже столкнулись с массой конкретных: музеи, кино, фестивали, зарплаты, культура в регионах?

Авдеев: Знаете, есть проблемы в культуре, а есть проблема самой культуры, состоящая в том, что не все понимают, зачем нужна культура в стране, строящей гражданское общество и правовое государство. Мы должны убедить общество, что без культуры у нас может быстро сформироваться примитивный, рационально-потребительский тип сознания.

РГ: Ну да, когда денег больше, чем можно пропить или бросить на ветер...

Авдеев: И этот тип сознания будет порождать людей, в которых исчезнет благородство, честность, совестливость, стремление к внутреннему самообогащению личности средствами культуры.

Культура - это ведь не только возможность пойти в кино или театр, потребить массовое или элитарное искусство. Это весь набор средств общественной жизни - и наука, и образование, и просвещение, и разнообразная творческая деятельность. Без великой культуры не может быть великой нации. И не может быть полноценного счастья, между прочим. Есть сегодня экономически процветающие страны, но не развитые в культурном отношении. И их нельзя назвать великими. Сегодня иные критерии великости. Это не только количество оружия, но и уровень научно-технического прогресса, и уровень освоения новых технологий. И прежде всего степень культуры всего общества.

Человек создан миром культуры, который чеканит нас. Говоря о любом времени, мы судим о нем по именам великих деятелей культуры этого периода, будь то русские писатели XIX века, итальянские живописцы XIV-XV веков или голландские и фламандские художники эпохи буржуазных революций и великих географических открытий.

РГ: И все-таки в этой глобальной сфере культуры какие "направления главного удара" вы бы для себя выделили?

Авдеев: Критерием процветающего общества является процветающая культура. Без нее общество больное. Сегодня есть много объективных вызовов и угроз национальной культуре. Прежде всего культура становится заложницей общества потребления, рождающего потребительский суррогат культуры - развлекательную культуру, шоу-бизнес. Я с уважением отношусь к ним, но это не эталон высокой культуры.

Другая опасность заключается в отсутствии равного доступа к сфере культуры у жителей города и села. 38 миллионов человек сегодня не ходят ни на концерты, ни в театры, ни в кинотеатры просто потому, что живут на отшибе, в сельской местности. Это тревожный симптом для всего общества.

Следующее по приоритетности направление деятельности министерства - сохранение сложившейся системы художественного образования. Она была у нас одной из лучших в мире по доступности и высокому качеству. Эта система позволяла нам не упускать будущих Ломоносовых. А сейчас в связи с переходом на рыночную систему мы многие таланты растеряли, не заметили, и они не состоялись. Участвуя в Болонском процессе унификации дипломов, мы должны будем делать это гибко, не рубить с плеча, сберечь оправдавшую себя систему художественного образования.

РГ: Мы не только будущих талантов не обрели, но и реальных угробили...

Авдеев: Сейчас ситуация лучше. Хочу отметить, что в 90-е годы много хорошего сделали наши общественные фонды. Это и фонд Владимира Спивакова, и фонд "Новые имена", за который низкий поклон Иветте Николаевне Вороновой, открывшей многих мировых звезд в музыке. Это и то, что делает Галина Павловна Вишневская в своем Центре оперного пения. Список большой, можно долго перечислять.

РГ: Перед вами неизбежно встанет вопрос, как повысить нынешние мизерные зарплаты работникам сферы культуры при утвержденном на несколько лет вперед не очень большом бюджете на культуру.

Авдеев: Предстоит повышение через отраслевую систему заработной платы, на которую мы должны перейти с 1 декабря 2008 года. Будет базовый оклад плюс надбавки за интеллектуальный вклад, поощрительные надбавки. В регионах работники культуры зависят от региональных бюджетов. На прошлой неделе я беседовал на эту тему с президентом Калмыкии, руководителями Мордовии, Башкирии, Архангельской и Тверской областей. Все понимают, что надо увеличивать зарплаты через региональные бюджеты, и обещают это сделать.

РГ: Личные отношения в правительстве у вас уже налаживаются?

Авдеев: Да, правительство состоит из талантливых профессионалов, многих из которых я знал по предыдущей работе.

РГ: А министерство сформировали?

Авдеев: Да, руководящий состав уже назначен, это опытные люди, любящие искусство. Есть сотрудники, пришедшие из Роскультуры или оставшиеся из предыдущего состава министерства.

РГ: А кто будет вашим преемником на посту российского посла в Париже?

Авдеев: Во Францию должен быть направлен хороший профессионал. Сейчас идет конституционный процесс утверждения кандидата, это занимает три-четыре месяца. А дальше - публикация указа президента в "Российской газете", из которого мы и узнаем имя.

Плюс Интернет

РГ: Вы настроены на реформы исходя из общих соображений или следуя апробированным предложениям снизу?

Авдеев: Формируя выход из ситуации только "сверху", можно сделать много ошибок. Преимущество нынешнего положения - в больших правах, которые получили регионы. Ту же общенациональную систему художественной подготовки надо укреплять, опираясь на опыт регионов. В регионах у нас сильные министры культуры, многие из которых начинали еще директорами сельских клубов, а спустя десятилетия стали руководителями культуры. Я встречаюсь с ними на местах, принимаю в Москве.

РГ: Какие еще проблемы вы почувствовали за это время?

Авдеев: Новые технологии в сфере культуры. С их помощью мы можем улучшить положение в библиотечном деле, в кинопрокате. Возможности оцифровки широко используются в некоторых регионах. Сегодня у меня был глава Мордовии Николай Иванович Меркушкин. Он рассказал, что все районные библиотеки республики, во-первых, имеют доступ к Интернету, а во-вторых, имеют возможность с помощью оцифрованной информации создавать электронные читальные залы. Вам не нужно заказывать книгу и долго ждать ее, а достаточно связаться по сети с центральной областной библиотекой и прочитать книгу с экрана.

РГ: Интернет дает мгновенную связь с миллионами книг всех электронных библиотек, а не только центральной областной. Важно, что для главы Мордовии культура - это живое и близкое дело?

Авдеев: Не только для него. Возьмите Татарстан, Башкирию, Белгородскую область, другие регионы. В этом году мы собираемся провести в Белгородской области выездную коллегию министерства культуры, чтобы специально изучить ее опыт работы на селе. Конечно, и в оцифровке есть проблемы. Ведь закон об авторских правах запрещает при получении текста книги в электронном виде его тиражировать. Поэтому должен быть и второй путь совершенствования работы библиотек. Это обеспечение их полноценными комплектами книг. Электроника не заменит живого ощущения книги.

Тендеры и меценаты

РГ: А как обеспечить библиотеки книгами? С помощью тендеров, которые перенесены из экономики в культуру, когда чем дешевле книжки, тем лучше?

Авдеев: Тендеры часто мешают. Библиотеки вынуждены брать самое дешевое, а это бульварная литература с крикливыми обложками и рассыпающимися страницами. Сейчас по инициативе министерства, затрачивающего на это большие деньги, рассылаются комплекты книг по утвержденным спискам. Нам остается расширять эти списки литературы и находить книги более качественные и дешевые. К сожалению, не всегда фирмы, выигрывающие тендеры на распространение литературы, оказываются честными. Деньги получили, а послали не те комплекты или половину того, что должны, а то и вовсе исчезли. Но содействие библиотекам всех уровней и прежде всего сельским - это наша обязанность, как и обязанность субъектов Федерации.

РГ: В свое время Фонд Сороса через Пушкинскую библиотеку рассылал в сельские школы комплекты классической литературы. Есть ли у нас богатые люди, которые подхватили бы сегодня эту инициативу?

Авдеев: То, что Сорос делал в 90-е годы, помнят. А то, что потом то же самое делало государство, причем вкладывая в это больше, чем фонд, - забывают. Что касается "богатых людей"... Есть хорошее слово "меценаты". Привлечение меценатов к библиотечной, к музейной работе крайне желательно. Сегодня государство не в состоянии быстро решить музейные проблемы. А их много. Разрушающиеся здания, которые нуждаются в капитальном ремонте, отсутствие хороших фондохранилищ и современных систем безопасности, небольшие зарплаты музейных работников.

РГ: При астрономической рыночной стоимости самих музейных фондов...

Авдеев: Конечно. Поэтому и желательно, чтобы меценаты вошли, где это возможно, в попечительские советы музеев, помогали им. Конечно, таких людей нужно искать, находить возможность их морального поощрения. Ведь налоговых льгот для них пока не предусмотрено. Меценатство было и остается важным элементом культуры. Уже сейчас 10% общего финансирования российской культуры идет за их счет. Россия славна традицией меценатства.

РГ: Ваши слова об "олигархах во главе музеев" уже вызвали бурю. Многие пришли в ужас, кто-то предположил, что вас неправильно поняли.

Авдеев: Речь не идет об управлении музеями. Но музеям - прежде всего областным - нужна финансовая поддержка. Я был в областных музеях Твери, Архангельска. Прекрасные музейные вещи, великая живопись, а фондохранилища тесные, система охраны плохая. Большое поле деятельности для меценатов проявить себя патриотами. Патриотизм сегодня - это не только активное участие в экономике и политике, но и помощь культуре. Думаю, что это реально, если посмотреть, как меценатство подняло уровень нашего спорта. Привлечение этих средств выявило в России многих выдающихся спортсменов.

Конечно, для этого нужна правильная организация. Мы сегодня недооцениваем потенциальное стремление наших меценатов к благотворительности. Я знаю меценатов, которые без саморекламы, не афишируя, а просто из патриотических побуждений восстанавливают усадьбы и на их основе делают крупные культурные центры, выставочные и концертные залы, причем для жителей близлежащих районов, села, города.

РГ: Непонятна, правда, конкретная форма этой помощи. Помнится, как богатые люди, слыша о проблемах Пушкинского дома, изумлялись: ведь стоит продать одну рукопись классика на аукционе и все проблемы будут надолго решены!

Авдеев: Напродавали уже в 30-е годы, хватит. Мы знаем, какие шедевры ушли из страны, сколько тысяч произведений искусства находятся на легальных основаниях в музеях других стран.

Стыдно ли за русских за границей?

РГ: В общем-то ваш оптимистичный взгляд на нынешних богатых людей немного контрастирует с общепринятым? Например, газеты пестрят скандальными сообщениями о поведении наших нуворишей за границей.

Авдеев: Нужно чаще говорить, что меценатство - это та же форма патриотизма сегодня. И бизнес у нас сегодня иной, чем несколько лет назад. Вы меня спросили, стыдно ли за русских за границей? Многое изменилось. Если в начале 90-х там по улицам ходили выпившие богачи, сорили деньгами в ресторанах и вели себя некорректно, то сегодня мы имеем дело с другим бизнесом. Сейчас за рубеж приезжают российские бизнесмены второго поколения, как правило, говорящие на нескольких иностранных языках, знающие право, бизнес, рынок и обыгрывающие на переговорах своих зарубежных партнеров. Это совсем другие русские. Через них и оценка России за рубежом сегодня совсем иная. Мы воспринимаемся как держава с высокими темпами развития, как народ талантливых бизнесменов, как страна с великой культурой. В этой связи не могу не вспомнить организатора замечательной выставки в Париже "Когда Россия говорила по-французски". Это один из наших видных бизнесменов, истративший огромные деньги на выдающуюся выставку.

РГ: Странно, кстати, что даже имен их не принято называть в газете. Мол, неоплаченная реклама.

Авдеев: Можно назвать наши крупнейшие банки и корпорации, которые финансируют гастроли артистов за рубежом, выставки. Но есть средние и даже небольшие компании, финансирующие региональную культуру. Движение меценатства набирает обороты. Мы пока не благодарим его через налоговые льготы, но это еще впереди.

РГ: О налоговых льготах за благотворительность говорят уже больше десяти лет, а воз и ныне там.

Авдеев: Думаю, что понимание необходимости финансовых льгот для меценатов созрело. Я не могу обещать, что это будет уже завтра, но мы никуда от этого не денемся. Все страны прошли через этот процесс.

Важнейшее из искусств

РГ: Вы говорили о вложении бизнесом денег в музеи и библиотеки. А как они вкладываются в кино, например?

Авдеев: Финансирование кинопроизводства будет увеличиваться. Отрадно, что увеличивается доля отечественных фильмов в кинопрокате. Сегодня каждый третий фильм, на который идет зритель,- российский. В Европе этот показатель выше только у Франции. В следующем году мы будем вводить новую форму взаимоотношений киноиндустрии и государства - государственный заказ на создание фильмов важнейшей общественно-социальной, патриотической, детской тематики.

Этого не нужно бояться. Возьмите американцев, которые через кино фактически решили проблему межнациональных взаимоотношений в США. Мы видели десятки и сотни фильмов, где главные герои - чернокожий и белый, оба проявляют героизм, помогают друг другу. Или то, как показывается в кино жизнь сегодняшнего бизнесмена, работающего честно, стремящегося быть эффективным, являющегося героем сегодняшнего дня. У нас тоже таких людей десятки и сотни тысяч. А образ им приклеен совершенно иной - через телевидение и фильмы, изображающие их преступными монстрами. В самом обществе сегодня возникла потребность в фильмах с новым подходом к социальным проблемам. Лотов будет немного - начнем с 2-3, к 2011 году выйдем на 10, включая, повторяю, детское кино. Кроме того, авторское кино тоже нуждается в поддержке. Финансирование касается и производства, и проката фильмов. Что касается проката, то, например, в 2002 году кинотеатры посетили 41 миллион зрителей, а в 2007 году - 115 миллионов! Почти в три раза больше. Мы стали выпускать сто фильмов в год. И сами кинотеатры изменились. Словом, народ пошел в кино.

РГ: А что делать с теми тендерами, через которые должны проходить наши самые известные режиссеры кино и театров?

Авдеев: 94-й федеральный закон о конкурсах должен быть откорректирован для сферы культуры. В сентябре после отпусков возобновится активная законодательная, политическая жизнь, и мы начинаем работу по корректировке.

Большой и Мариинка

РГ: Еще один острый вопрос: уже говорится о переносе даты открытия Большого театра с осени будущего года на более поздний срок.

Авдеев: Сейчас я детально знакомлюсь со всеми документами, связанными с реконструкцией и реставрацией Большого театра. В конце мая был там и видел, как идет процесс, насколько сложна и трудоемка эта работа. Состояние Большого театра со всеми его подземными сооружениями оказалось хуже, чем изначально предполагалось. Думаю, к сентябрю мы после всех консультаций вернемся к вопросу о дате открытия Большого театра. Полагаю, что главное - обеспечить качественную и высокопрофессиональную реставрацию главного театра страны.

РГ: А что с проектом новой Мариинки архитектора Перро? Тоже вносятся перемены в первоначальный проект?

Авдеев: Перемены будут вноситься с учетом технических возможностей осуществления данного проекта. Не всегда красивые идеи можно полностью воплотить. Кроме того, нужно учесть особенности архитектурного облика Санкт-Петербурга, позицию театра, пожелания общественности города. Климат Петербурга с его снегом, дождями, сыростью, туманами, ветром и влажностью не похож на климат Франции. Кое-что из проекта Перро будет меняться.

РГ: Прямо на ходу, поскольку время-то поджимает?

Авдеев: Слово "на ходу" предполагает быстроту и необдуманность решений. Нужно будет отвечать за новые варианты. Над этим работает команда архитекторов, выдающийся руководитель Мариинки Валерий Абисалович Гергиев, руководство города, общественность, министерство культуры.

О личном

РГ: Другая болезненная проблема, стоящая перед вами, это назначение руководителей творческих коллективов. Вас как посла во Франции все любили, а тут как будет?

Авдеев: Конечно, всем мил не буду, всех не обогрею. Постепенная смена руководителей, в том числе в сфере культуры, это естественный процесс. Будем решать эти ситуации уважительно к людям - и к тем, кто уходит, и к коллективам, которыми они руководили. Это нормальный процесс, в котором не должно быть ни форсирования, ни "показательных процессов".

РГ: Говоря о ваших культурных увлечениях, вспоминают вашу коллекцию гравюр...

Авдеев: Во время моей работы в Болгарии я собрал небольшую коллекцию гравюр по теме освобождения Русской армией Балкан - Русско-турецкая война 1877-1878 годов. Увлечение для души. Для того чтобы быть настоящим коллекционером, надо иметь глубокие знания, посвящать этому много времени. У меня не получается. Но я люблю коллекционеров, стараюсь им помогать, хотя сам таковым не являюсь.

РГ: Современное искусство вам интересно?

Авдеев: У нас есть выдающиеся современные художники. Можно назвать тех, кто, оставаясь россиянами, работает за рубежом,- Оскар Рабин, Эдуард Штейнберг, Эрик Булатов, Илья Кабаков. Есть замечательные художники, работающие в России. Есть увлекательный центр современного искусства, созданный на основе "Винзавода". Я там недавно побывал. Поразил сам принцип превращения заводских зданий в творческие мастерские, что соответствует смыслу современного искусства - привносить творческий смысл в самые неожиданные области. Интересные вещи есть и в соц-артовском направлении. Недавно ознакомился с китайским соц-артом, есть много хороших работ.

РГ: И - вывод?

Авдеев: Если мы утратим национальную культуру, перестанем быть великой державой. Это как вложение денег в оборону. Все понимают, что укрепление обороноспособности страны необходимо. Точно так же надо вкладывать деньги в культуру. Это - духовная обороноспособность нации. Это один из критериев великости страны, нации, места ее в будущем.