Новости

31.07.2008 04:36
Рубрика: Власть

Холостые в запасе

Командование ДВО делает ставку на семейных контрактников

Дальневосточный военный округ празднует 90 лет со дня своего образования. К юбилею он завершил первый этап перехода на контрактную систему комплектования. Об уроках переходного периода и особенностях службы на востоке России ведет диалог с журналистом и читателями "РГ" командующий войсками ДВО генерал-полковник Владимир Булгаков.

Российская газета: Владимир Васильевич, в военном округе перешли на контракт двенадцать соединений и воинских частей. Где они расположены и оправдывает ли себя федеральная целевая программа (ФЦП) по переходу на контрактный способ комплектования?

Владимир Булгаков: Эти части, которые фактически действуют как части постоянной готовности, есть в шести субъектах Дальневосточного федерального округа. Больше всего их в Амурской области, Хабаровском и Приморском краях. В Магаданской области, Чукотском автономном округе и Республике Саха (Якутия) контрактных частей нет.

Программа по переводу обязательно себя оправдает в будущем. Когда мы учтем опыт, говоря по-военному, первой кампании. В чем сразу была заложена ошибка? Рассчитывали почему-то, что все контрактники будут холостяки, женатых окажется процентов десять, а на деле семейных оказалось 50 процентов. Серьезные люди, у которых есть желание продлить контракты. А мы не могли их принять - не было жилья. Холостых расселяли по казармам. Потом они говорили - а как же контракт, почему я должен жить в палатке, ждать, когда мне жилье построят? Нам надо было сначала создать всю материальную базу, и потом вести набор. Сейчас уже утверждена такая программа, да и практика есть.

РГ: Сейчас под Уссурийском завершается строительство военного городка для мотострелкового полка. А что еще построено в этом году?

Булгаков: В Амурской области в Екатеринославке построено хорошее общежитие, в Приморье - в Сергеевке. Сейчас переоборудуем дом в Хабаровске на Красной Речке. Из бывшей казармы 42 квартиры сделали, неплохие получились. Но этого не хватает, конечно. В перспективе будем строить еще общежития. Как только стало известно, что контрактникам дают служебное жилье, у нас увеличился приток заявлений. Дыр в комплектовании не будет, если решим квартирный вопрос, ведь на гражданке получить сейчас квартиру очень сложно.

При этом, создав материальную базу - жилье, помещения для службы и учебы - отдых, соцкультбыт мы должны тоже предусматривать. Если не создадим своих культурно-досуговых центров, контрактник пойдет искать приключений в казино, кафе, ночной клуб.

РГ: Расскажите, пожалуйста, как складываются взаимоотношения офицеров с контрактниками.

Булгаков: Определенные проблемы были. И в вопросах взаимоотношений, и обучения. Контрактник работает согласно КЗОТу восемь часов. А по старинке некоторые офицеры начинают вечерние мероприятия проводить, значит, у контрактника переработка. Другие командиры в целях повышения дисциплины контрактников в город не выпускали, считали "самоволкой", хотя у них свободный выход к семье.

Есть ребята из числа контрактников довольно-таки грамотные. А офицеры приходят и качественно подготовленные, и середнячки, и слабачки. Слабый офицер начинает стесняться проводить занятия, боясь, что не то скажет и попадет на языки своих подчиненных. И старается как-то уйти от этих занятий. Но эти проблемы решаемы. Опыт появляется.

С переходом на контракт солдат стал получать денежное содержание, как командир взвода, а командир взвода — как комбат

РГ: Предусматривали, что с появлением контрактников снизится преступность в войсках. Однако возник ее мощный всплеск. Почему?

Булгаков: Не было опыта отбора кандидатов. А были планы, сроки. Где-то военкомат пропускал пьяниц и бездельников. Где-то медкомиссии просмотрели. Плюс изъявили желание перейти на контракт многие солдаты срочной службы, отслужившие в армии полгода. Они считали, что после того, как они прослужат два года, то ответственности за самовольное оставление части не несут. И спустя два года со дня призыва стали уезжать домой и не возвращаться из отпуска. Им толком не разъяснили, с какого момента нужно начинать отсчет, тут вина командиров, ну, может быть, неопытных в этом плане командиров. В итоге самовольное оставление частей составило почти 50 процентов всех правонарушений и преступлений. Да, сейчас проявляется в казармах вымогательство, рэкет - но это идет с гражданки, раньше такого не было, боремся мы с этим. И обстановка стабилизируется. Офицеры уже получили опыт, подбор идет более жесткий, нет погони за цифрами.

РГ: В округе побывала комиссия Общественной палаты РФ. По словам председателя комиссии Александра Каньшина, в России в прошлом году свели счеты с жизнью 319 военнослужащих. Почему в армии растет число суицидов?

Булгаков: Статистика лукава. Число суицидов, к сожалению, растет во всем обществе. В стране в прошлом году совершено 28225 самоубийств. Если взять перерасчет на тысячу человек - в армии коэффициент мизерный.

РГ: Владимир Васильевич, читатель Игорь Подкопаев из Благовещенска спрашивает, чем закончилось расследование ЧП со смертельным исходом в Амурской области во время стрельб?

Булгаков: Случай нелепый. В один узел переплелись недисциплинированность и стремление выполнить задачу как можно лучше. Я выезжал туда, встречался с руководителями занятий. Проследил всю цепочку вплоть до наводчика-оператора, который произвел выстрел. Везде было стремление сделать как можно лучше. Комбат скомандовал дать первый выстрел залпом. И наводчик, чтобы не опоздать, загнал снаряд в канал ствола, не дождавшись, пока с области цели уйдут люди, что, естественно, запрещено по мерам безопасности. Потом при разведке цели повел орудием и случайно нажал на электроспуск. В таких случаях, как правило, не бывает осечки. Боец, который произвел выстрел, будет нести уголовную ответственность, а комбат получит дисциплинарное взыскание.

РГ: Игорь Анатольевич Тржасковский, ветеран Великой Отечественной войны из Магадана, интересуется, как сейчас несут службу новобранцы, которые впервые пришли служить по призыву один год, особенно в технических войсках?

Булгаков: На начальном периоде их служба ничем не отличается от прежней. Дело в том, что новобранцы должны пройти курс молодого бойца, принять присягу, получить специальность. Сократить эту программу нельзя. Она рассчитана на полгода. А вот на совершенствование мастерства остается полгода вместо прежних полутора лет. Если рядовой прибыл в развернутую часть, там боевая подготовка интенсивная, он может закрепить знания. А если он прибывает в часть сокращенного состава, того, что он получал за полтора года, он не получит. Накопить высококвалифицированных специалистов в запасе теперь будет сложно, поэтому придется чаще проводить сборы резервистов.

РГ: На Дальнем Востоке к обычному (так называемому линейному), и льготному (за службу на островах) тарифам денежного содержания добавился и третий тариф - для частей, попавших в федеральную целевую программу. Не возникло ли расслоения?

Булгаков: Возник парадокс - в частях, которые перешли по ФЦП на контрактный способ комплектования, солдат получает, как командир взвода в обыкновенной части, а, к примеру, командир взвода - как комбат. Контрактник, который несет службу в карауле, получает сто рублей в сутки дополнительно, офицер получает столько же за полевой выход.

Естественно, эти части постоянной готовности должны быть кузницей кадров для остальных частей. Офицер в них получает опыт, работает с людьми, он проводит занятия и не хочет уходить оттуда в обычную часть даже на повышение. Потому что он сразу теряет в деньгах во много раз. Военнослужащие же линейных и островных частей переживают такой перекос очень остро, бывает, доходит до рапортов об увольнении.

Мы доложили руководству министерства обороны о необходимости рассмотреть этот перекос. Понимаете, вопрос очень серьезный, ведь за сложность службы (в контрактных частях сроки готовности к выполнению задач очень сжатые, не более четырех выходных в месяц, переработка) должно быть материальное стимулирование. Но в принципе эта проблема стоит, о ней известно, и она решается и будет решаться.

РГ: Мария Федоровна Зыкова из Комсомольска-на-Амуре спрашивает: "Мой внук пойдет служить в осенний призыв. Я помню, ребята от дистрофии погибали в армии, от недоедания на Русском острове. А мой Андрюша - очень крупный парень, 47-й размер ноги, вес больше 90 килограммов и рост под два метра. Не останется ли голодный, подберут ли одежду и обувь по размеру?"

Булгаков: Можете быть спокойны - двухметровые солдаты у нас на полуторном пайке, обувь и обмундирование им индивидуально шьют. А что касается дистрофии - самое тяжелое положение было в 1990-е годы. Очень много семей недоедало, приходило много солдат с дефицитом массы тела. И в то время командиры на свой страх и риск сами создавали "откормочные" группы. Быть может, грубо звучит, но так уж они называются. Сейчас тоже есть новобранцы с дефицитом веса, только в этот призыв пришло 40 с лишним человек в учебный центр. Мы уже по приказу министра обороны официально создаем такие группы: в них питаются и занимаются отдельно, пока не наберут вес. Паек с 1 января усилен. Сейчас солдату положены 250 граммов мяса в день, 60 граммов сливочного масла, каждый день куриное яйцо. Во всех столовых в округе готовят два первых, два гарнира. Плюс ко всему выдается дополнительное питание, или, как мы говорим, второй ужин в караул: сто граммов мяса копченого или колбасы, хлеб, масло, чай с сахаром. Ну и, разумеется, праздничные обеды в торжественные дни. На юбилей округа повара в каждой части готовят особое меню.

Мы приглашаем хабаровчан попробовать солдатскую кашу на празднике, который пройдет в Хабаровске 3 августа на Большом аэродроме.

Власть Безопасность Армия Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край Хабаровск Деловой завтрак