Новости

12.08.2008 04:00
Рубрика: Происшествия

Экспертиза совести

Получены результаты судмедэкспертизы по делу о гибели Фатимы Табуловой

О трагической судьбе жительницы Карачаево-Черкесии Фатимы Табуловой "Российская газета" рассказала 7 декабря 2007 года в статье "Летальный уход". В течение двух месяцев врачи "не замечали" гибели плода беременной Фатимы. Спасти 29-летнюю женщину не удалось.

Столкнувшись с безразличием и круговой порукой в медицинской среде, родственники Фатимы обратились за помощью в редакцию "РГ". Документы в прокуратуру от минздрава республики были поданы в день приезда корреспондента в Черкесск. Спустя полгода после тех событий получены результаты судмедэкспертизы. И вновь родственники Табуловой позвонили в редакцию.

Исследования проводились в Бюро медицинской экспертизы департамента здравоохранения Краснодарского края. Вот выдержки из заключения. "На всех этапах оказания медицинской помощи (в женской консультации, в гинекологическом отделении Усть-Джегутинской ЦРБ, в гинекологическом отделении Карачаево-Черкесской районной клинической больницы) врачами допущены дефекты в обследовании и лечении Табуловой: своевременно не выявлена гибель плода, несвоевременно проведено родоразрешение. Таким образом, комиссия экспертов считает, что между неадекватным и несвоевременным обследованием и лечением (в том числе оперативным) на всех этапах оказания медицинской помощи и наступлением смерти Фатимы Табуловой имеется прямая причинно-следственная связь".

Итак, государственная экспертиза подтвердила вину врачей. Остается ждать суда.

- Поначалу судебное разбирательство должно было производиться только в отношении врачей Галины Баучивевой, Светланы Тамбиевой и Руслана Лепшокова, - рассказывает тетя Фатимы Неля Саидова. - Я написала в прокуратуру письмо и выразила свое несогласие с этим, также считала и следователь по делу Зарета Джанкезова. Ведь экспертиза говорит о вине всех медиков, причастных к наблюдению беременности и лечения Фатимы. Вчера я получила ответ - судить будут шестерых врачей. Однако все они уже обзавелись адвокатами, которые любыми путями пытаются увести от ответственности своих клиентов. Если даже такой вопиющий случай, который произошел с моей племянницей, не заставил медиков вспомнить о своем предназначении, то оказание медицинской помощи будущим матерям у нас так и останется на уровне каменного века. Не секрет, что все, у кого есть средства, выезжают наблюдаться и рожать за пределы республики.

Мы поинтересовались тем, как власти Карачаево-Черкесии выполнили свои обещания о помощи семье Табуловой. Ведь без матери остались двое мальчиков - трех и восьми лет.

- Действительно, председатель правительства Алик Хусенович Карданов обещал оказать мальчикам всестороннюю помощь, к примеру, дать их отцу невыездную и более высокооплачиваемую работу, - говорит Неля Саидова. - Раньше Хусейн работал дальнобойщиком, но сейчас выезжать в дальние рейсы не может, трудится в гараже и получает максимум 8 тысяч. Как прокормить детей с такой зарплатой? Однако Алик Хусенович так и не выполнил своих обещаний. Как только из республики уехали все проверяющие, он сообщил мне, что детей-сирот у нас много и всем помочь невозможно. Хотя бы крышу над головой дали мальчикам, ведь проживают они в доме, где и без них пятеро детей, причем один из них - инвалид-колясочник. В министерство здравоохранения меня пытаются не пустить дальше порога. Более того, один из чиновников сказал: "Думаешь, если подняла в газетах шумиху, то чего хочешь добьешься? Да все уже забыли о твоей Фатиме!" Теперь я могу попасть в минздрав только по записи, о чем меня и предупредил сам министр. Вот такая в отношении меня проявлена бдительность. Где же было чиновничье рвение, когда в больнице умирала Фатима? О нас действительно стараются быстрее забыть. Чтобы обеспечить максимальную объективность в деле о гибели Фатимы, я вновь обращаюсь в "Российскую газету" за поддержкой.

Наша газета будет рассказывать своим читателям о ходе судебного разбирательства. Мы по-прежнему следим за судьбой малолетних детей Фатимы Табуловой.

Происшествия Правосудие Следствие