20idei_media20
    13.08.2008 06:00
    Рубрика:

    Сергей Урсуляк: Попытаемся снять "Исаева" не хуже "Ликвидации"

    Сергей Урсуляк продолжает съемки телесериала "Исаев"

    После нашумевшего сериала "Ликвидация" Сергей Урсуляк сменил творческий курс. Нынешний его проект - многосерийная картина "Исаев" о молодости разведчика Штирлица с Даниилом Страховым в главной роли.

    В этой картине Сергей Урсуляк планирует продолжить выбранную ранее стилистику: снимать телесериал как фильм для большого экрана. Наш корреспондент побеседовал с режиссером о методах его работы.

    Российская газета: Сергей Владимирович, "Исаев" как-то перекликается с "Семнадцатью мгновениями весны"?

    Сергей Урсуляк: На уровне сюжета никак. Общее в этих двух работах лишь автор, Юлиан Семенов, и главное действующее лицо - разведчик Максим Максимович.

    РГ: А за некоторый ориентир картину Татьяны Лиозновой берете?

    Урсуляк: С таким же успехом можно ориентироваться на Феллини и Эйзенштейна. Это же абсолютная классика! Бессмысленно вообще говорить о том, можно ли и нужно ли ее перепрыгивать. Фильм в первую очередь хочется сделать качественным. Потому-то главный ориентир - наша предыдущая работа. Попытаемся снять "Исаева" не хуже "Ликвидации".

    РГ: Сразу напрашивается еще одно сопоставление. Учитывался ли в "Ликвидации" опыт картины "Место встречи изменить нельзя"? Зритель с легкой руки поставил вашу картину в один ряд с лентой Говорухина.

    Урсуляк: Скорее опыт многосерийных телефильмов Евгения Ташкова - "Майор Вихрь" и "Адъютант его превосходительства". Если говорить про большой экран, считаю очень достойной ленту "В августе 44-го" по Владимиру Богомолову. По качеству картина роману не уступила. Но вообще-то мои любимые фильмы этой тематики остались в прошлом.

    РГ: Ваш "Исаев" - это экранизация?

    Урсуляк: Да, снимаем картину по произведениям Семенова. Это два романа - "Бриллианты для диктатуры пролетариата", "Пароль не нужен" - и одна маленькая повесть "Нежность". Многое, конечно же, переписано сценаристом, адаптировано под формат нынешнего времени. Теперь ведь мы можем позволить себе сказать больше об эпохе 20-х годов, когда только начинал свой путь молодой разведчик Максим Исаев, не ведавший, что ждет его впереди.

    РГ: А какие из современных экранизаций вам запомнились?

    Урсуляк: К сожалению, не успел даже мельком взглянуть на "Преступление и наказание" и "Бесов", но с нетерпением жду "Братьев Карамазовых" Юрия Мороза. Зарубежная версия "Войны и мира" запомнилась своей абсолютной неудачей. Если режиссер берется за экранизацию, он не имеет права столь уж откровенно упрощать автора. В кинокартине должны ощущаться ритмы и дух первоисточника. Нужно идти за автором, и пусть это тебя сразу ограничивает.

    РГ: Говоря про действительность и вымысел в "Ликвидации", вы не раз отмечали, что многие образы исторических личностей, например маршала Жукова, создавались именно такими, какие были уместны для конкретной киноистории. А многим ли вы готовы пожертвовать ради точного следования букве произведения при его экранизации?

    Урсуляк: В произведениях Юлиана Семенова действуют не столь знаковые, исторически менее известные персонажи. Подпольные контрреволюционеры братья Меркуловы, атаман Семенов - они не имеют внятного биографического шлейфа, конкретного отношения к себе широкого зрителя. Мы собираемся создать фильм про людей, характеры которых раскрываются в разных ситуациях. Кстати, и Жукова делали таковым. А, скажем, у авторов картин, где его образ преподносится более широко - это и "Освобождение", и "Блокада", - задача была иная.

    РГ: На съемках "Ликвидации" произошла трагедия...

    Урсуляк: Смерть Андрея Краско - страшная беда. Хороший был человек, замечательный актер... Увы, еще ни один сценарист не превзошел сюжеты, предначертанные судьбой.

    РГ: Чего не хватает современному сериальному кино?

    Урсуляк: Как у спортсменов, у нас зачет "по пяточкам". Существует большое количество действительно сильных режиссеров: Панфилов, Велединский, Хотиненко... список можно продолжать. Однако в случае какой-нибудь явной неудачи про предыдущие, пусть даже очень добротные, работы уже никто не вспоминает. Многие из сериалов невозможно смотреть, потому что это поток, отсутствие финансирования, но куда чаще - профессиональной совести.

    РГ: Упомянутый вами Александр Велединский в процессе поиска себя на разных поприщах не так давно отошел от сериалов, чтобы снять полнометражную картину "Живой". Вы же, наоборот, от полного метра перешли к многосерийному кино. Чем это вызвано?

    Урсуляк: В какой-то момент мне стало ясно, что полнометражного фильма, который я демонстрирую, допустим, на пяти фестивалях и на шести премьерных показах, мне мало. Захотелось делать что-то для большей аудитории. Но при этом остаюсь тем, кем был. Если через три года появится желание вернуться к камерности, вновь займусь обычными фильмами. По сути принципы работы над "Ликвидацией" ничем не отличаются от того, чем я занят во время съемок полнометражной ленты.

    РГ: Зритель, в большинстве своем не поднаторевший в технической стороне кинопроцесса, вдруг среди прочих достоинств сериала "Ликвидация" отметил операторскую работу. Почти никто толком не мог объяснить, чем же работа эта понравилась, но многие признавали: подача картинки зацепила их не меньше сюжета. Секрет не поведаете?

    Урсуляк: Во-первых, за всей операторской работой стоит очень талантливый человек Михаил Суслов, с которым снимаю уже больше десяти лет. Кадр он чувствует необычайно тонко. А во-вторых, как я уже говорил, работаем мы не в стилистике телевизионного кино, а так, будто снимаем для широкого экрана. Вот почему у нас много света, и ставим его очень долго, все тщательно и кропотливо настраиваем. Бывает, на площадке мы с утра, время к обеду, а свет еще не стоит... Такого не могут позволить себе создатели обычных сериалов, их творческий режим предполагает другой темп.

    РГ: "Есть город, который я вижу во сне..." Уверен, что в работе над "Ликвидацией" вам очень поспособствовала Одесса. Ее аура, что ли... Вы как-то рассказывали: город заворожил настолько, что, приехав на съемки на три месяца, задержались на семь. Есть еще города, про которые хотелось бы снять кино?

    Урсуляк: Я же москвич! Безумно люблю свой город и особенно таким, каким он запомнился в годы моей юности - 70-е... Это моя Москва! Я снимал про столицу в "Русском регтайме" и не прочь повторить это в связи с какой-нибудь другой историей.

    РГ: Искать такую специально будете?

    Урсуляк: Специально историй не ищу. Даже нынешний "Исаев" появился спонтанно. Как-то в гостях увидел вдруг на полке том Юлиана Семенова. Почему, думаю, не попробовать? Никакой особой идеи у меня в тот момент не было. Знаете, мне очень нравилось писать, когда был в вашем возрасте. Наверное, поэтому-то и решил обратиться к книжным героям.

    Досье "РГ"

    Актер, сценарист и режиссер Сергей Урсуляк родился в 1958 году. В 1979-м окончил актерский факультет Театрального училища им. Б.В. Щукина, мастерскую Евгения Симонова, в 1993-м - высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Владимира Мотыля). С 1979 по 1991 год - актер театра "Сатирикон". Среди его театральных работ - роль Чацкого в "Горе от ума". Режиссер телепрограммы дог-шоу "Я и моя собака" (1995-1996 гг.), документального цикла "Новейшая история" на телеканале НТВ (1999-2000 гг.), режиссер киномонтажа в спектакле Театра сатиры "Андрюша" (2001 г.). Лауреат премии Москвы за фильм "Русский регтайм" в номинации "Лучший дебют", премий "Золотой Овен", "ТЭФИ" (за документальный фильм "Записки из мертвого дома"). Автор кинолент "История болезни", "Дачники", "Сочинение ко Дню Победы", сериала "Ликвидация".

    Поделиться: