Новости

14.08.2008 04:25
Рубрика: Общество

Одно пишем. Что в уме?

Текст: Евгений Гонтмахер (член правления Института современного развития)

Сам по себе факт размещения на сайте минэкономразвития обновленной версии Концепции социально-экономического развития страны до 2020 года - смелый и неординарный поступок.

Ведь, к сожалению, есть еще много противоположных примеров, когда в закрытых кабинетах того или иного министерства в глубокой тайне готовятся документы, которые при первом же столкновении с экспертной и общественной позицией становятся бесполезными бумагами.

Тем большее уважение вызывает и то, что в предложенной минэкономразвития концепции очень многое написано откровенно и честно. Например, о том, что и инерционный или даже энергосырьевой варианты развития страны ничего хорошего нам не обещают. Только инновационный путь, предполагающий коренные изменения во всех сферах жизни - от с социальной до политической, - может вывести Россию к 2020 году в узкий круг наиболее развитых стран.

Важно и то, что до 22 сентября, когда на заседании правительства будет рассматриваться эта концепция, есть еще время для того, чтобы существенно усилить этот документ. А улучшать есть что. Коснусь только социальных разделов. И прежде всего хотел бы обратить внимание на контраст между реформаторским, наполненным свежим содержанием разделом об образовании и банальными страницами о здравоохранении и пенсионной системе.

Заявленная необходимость "качественного прорыва" в системе здравоохранения (с чем, конечно, трудно спорить) фактически сводится к переходу на одноканальное (через обязательное медицинское страхование - ОМС) финансирование, повышению ответственности страховых медицинских организаций, работающих на ОМС, совершенствованию системы медико-экономических стандартов, а также информатизации здравоохранения. И на все про все у государства запрашивается в 2020 году лишь в 1,5 раза больше средств, чем тратится сейчас. При том, что ВВП за этот период вырастет (по инновационному сценарию) в 2,3 раза! Что это? Элементарная ошибка или надежда на то, что оплачивать медицину будет в основном "население"? Но даже при средней зарплате 60 тысяч рублей в месяц, которую нам обещают авторы концепции в 2020 году, для многих это будет весьма затруднительно. Какая уж тут продолжительность жизни в 72 года!

Предлагается практически все финансирование здравоохранения пустить через ОМС (сейчас эта система покрывает лишь 30 процентов расходов на бесплатную медицину). С необходимостью одноканального финансирования спорить трудно - это действительно необходимо. Но почему через ОМС, а не через бюджет? Ведь общеизвестно, что ОМС как страховой институт не состоялся. Территориальные фонды ОМС - просто денежные мешки при местных минздравах. Во-первых, частные страховые компании, которые переводят из них деньги медицинским учреждениям за оказанные услуги, выбираются на конкурсах, о качестве проведения которых можно многое рассказать при исследовании коррупции. И, во-вторых, никак не занимаются главным делом - контролем качества нашего обслуживания в поликлиниках и больницах. Они превратились в обычных посредников между государством и здравоохранением, получая за это свой небольшой, но стабильный и нехлопотный процент. Можно, конечно, надеяться на то, что содержащийся в концепции призыв к большей ответственности страховых компаний даст какой-то результат. Но я, честно говоря, в это не верю. Слишком много интересов, не совпадающих с предоставлением качественных медицинских услуг, завязано на нынешнем ОМС.

Именно поэтому эффективным выходом из этой ситуации было бы превращение территориальных фондов ОМС в государственные расчетные центры, которые аккумулируют персонифицированную информацию о состоянии здоровья каждого из нас, а также переводят бюджетные деньги за оказанные услуги. А контроль качества можно возложить, во-первых, на Росздравнадзор и, во-вторых, на саморегулируемые профессиональные врачебные ассоциации.

Страховой элемент в развитии нашей медицины должен быть связан прежде всего с системой дополнительного медицинского страхования (ДМС), которое получает все более широкое распространение. Но для этого нужно предоставлять и предпринимателям, и физическим лицам максимальное число налоговых преференций в случае участия в программах ДМС.

Что касается медицины как бизнеса, то и тут потребуются усилия со стороны государства по привлечению капитала в эту сферу. Хочешь построить новую больницу - получи по льготной цене земельный участок, подводку инженерной инфраструктуры. Можешь первый год и налоги (на прибыль, НДС) не платить.

Я не настаиваю на абсолютной правоте своих предложений, но были возможности их обсудить и с экспертами-экономистами, и с представителями медицинского сообщества. Повод для дискуссии о размерах и формах государственного участия в финансировании здравоохранения есть.

Еще больше вопросов к разделу о развитии пенсионной системы. Неполные 2 (две!) страницы посвящены необходимости повышения выплат нынешним пенсионерам (с этим трудно не согласиться), "формированию системы софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан государством, а также работодателями" и абстрактным пожеланием расширения инвестиционного портфеля государственной управляющей компании. Единственная мелькнувшая в тексте цифра - 30-процентный коэффициент замещения (соотношение средней пенсии к средней зарплате), который будет достигнут к 2020 году. Но даже этой цифры достаточно, чтобы задать много вопросов. Ведь легко посчитать, что если в 2020 году средняя пенсия достигнет 20 тысяч рублей в месяц, то при ожидаемой численности пенсионеров - 40 миллионов человек - на пенсионные выплаты понадобится 13 процентов ВВП. Сейчас эта цифра - в два раза ниже. Откуда возьмутся поистине огромные дополнительные ресурсы, которые надо будет закачать в пенсионную систему? Программа добровольного софинансирования в своем нынешнем виде даст в месяц (при подключении работодателей) максимум 2 тысячи рублей прибавки к пенсии. Люди с обязательными накопительными счетами начнут выходить на заслуженный отдых только начиная с 2022 года. Надежда на то, что физические лица резко понесут деньги в негосударственные пенсионные фонды (НПФ), крайне мала. Пока, к сожалению, они обслуживают в основном корпорации. И налоговый режим их работы не очень благоприятный (налогом облагаются как взносы, так и выплаты из НПФ). Так за счет чего же можно будет уже через 12 лет увеличить среднюю пенсию с нынешних 4,5 тысячи рублей до 20 тысяч? Понимаю озабоченность вице-премьера, министра финансов Алексея Кудрина, который должен дать ответ на этот нелегкий вопрос.

Очевидно, что бюджету никуда не деться от того, чтобы потратиться на реальное повышение выплат нынешним пожилым людям, доведя базовую пенсию до прожиточного минимума пенсионера, а среднюю пенсию - до 2-2,5 прожиточного минимума. В этом можно с авторами концепции согласиться. Но что делать с теми, кто выйдет на заслуженный отдых через 10-15 лет? Какова будет пенсия тех, у кого есть обязательные накопительные счета? Вопросы можно продолжать и продолжать.

Общество Здоровье Власть Позиция Экономика Пенсии и пособия Стратегия-2020 Евгений Гонтмахер комментирует