Новости

14.08.2008 03:00
Рубрика: Власть

Совсем другая история

Посол России в Белоруссии дал эксклюзивное интервью "РГ"

Сегодня в Москве пройдет встреча премьера России Владимира Путина с белорусским коллегой Сергеем Сидорским. Накануне наш корреспондент встретился с Послом России в Белоруссии Александром Суриковым и попросил рассказать, как на сегодняшний день складываются российско-белорусские отношения.

Российская газета: Прежде всего, Александр Александрович, о том, что у всех сегодня на слуху, - о совершенно невнятной и, скажем прямо, неожиданной позиции белорусского руководства по поводу ситуации в Южной Осетии. Фактически там гибли не только граждане России, но в некотором роде граждане Союзного государства?

Александр Суриков: На вопросы, которые всем ясны и понятны, действительно нужны внятные и четкие ответы. Внятной реакции официального Минска по югоосетинской проблеме до среды не поступало. МИД Белоруссии ограничился заявлением второстепенного чиновника с выражением "глубокой озабоченности". Нам такое скромное молчание власти Белоруссии по ситуации в Южной Осетии очень непонятно. Мы знаем, что конституция Белоруссии запрещает использование белорусских войск за пределами страны, но гуманитарная составляющая могла бы присутствовать. Кроме того, могла бы быть устная поддержка, что и мы всегда делаем для Белоруссии.

Что касается "краха идей" по созданию Союзного государства, то об этом пусть рассуждают в других аудиториях. В белорусско-российских отношениях мы исходим из концепции внешней политики Российской Федерации, недавно подписанной президентом страны. Там все прописано: Россия будет наращивать усилия по строительству Союзного государства с Белоруссией на основе рыночных преобразований. Подчеркиваю - рыночных. Это стратегия государства, и никакие, будем считать, досадные просчеты не могут по влиять на это движение.

РГ: Могут ли события в Южной Осетии подтолкнуть руководство России и Белоруссии к более решительному ответу на размещение американской системы ПРО в Европе? Недавно вы говорили о возможном размещении на территории Белоруссии российских ракетных комплексов. Некоторые СМИ интерпретировали ваши слова как событие уже решенное.

Суриков: Я никогда не говорил, что это дело решенное. Я говорил, что такое возможно. Причем только после консультаций между военными ведомствами наших стран и, безусловно, после принятия политических решений на высшем уровне.

Белоруссия пытается начать диалог с Западом. Угрозы это движение России не несет

РГ: Но ведь между нашими странами даже договор о создании единой системы ПВО не подписан.

Суриков: Я думаю, логическое завершение этого вопроса не за горами. Особенно с учетом событий в Южной Осетии. Ведь очевидно, что решение о начале военных действий грузинское руководство принимало не самостоятельно, а с помощью консультаций и поддержки извне. Выводы напрашиваются сами собой.

РГ: А как вы оцениваете военно-техническое сотрудничество между нашими странами?

Суриков: Очень высоко. И это не только моя оценка, но и президентов двух стран. Подписаны и, что немаловажно, выполняются масса соглашений. Мы поставляем в Белоруссию новейшее вооружение, произведенное на наших заводах. Как известно, мы продали ей комплексы С-300, сейчас идет разговор об С-400. Это может стать основой создания систем, способных эффективно противодействовать американской ПРО.

РГ: Сегодня в Белоруссии только и слышно о "несправедливой" цене на российский газ. Речь идет о том, что в следующем году газ она будет покупать по цене не ниже чем 200 долларов за тысячу кубометров.

Суриков: Контракт, где прописана формула образования цены газа, между "Газпромом" и "Белтрансгазом" был заключен в конце 2006 года. Через год президенты России и Белоруссии скрепили своими подписями меморандум, где признали правильность своих действий в области поставок энергоносителей. То есть Белоруссия, зная, какими темпами растут цены на нефть (исходя из цены нефти, по формуле рассчитывается цена на газ), вполне осмысленно зафиксировала приверженность Договору 2006 года.

РГ: Тогда почему же Белоруссия настаивает на изменении формулы и даже, устами первого вице-премьера Владимира Семашко, вспомнила о праве расторгнуть договор.

Суриков: Мне трудно понять, что означает "расторгнуть договор". Если есть несколько поставщиков, тогда, понятно, можно торговаться, можно и расторгать. Но поставщик один - "Газпром". Насколько я понимаю, желания изменять формулу у "Газпрома" пока нет.

И потом, белорусские товары мы в России тоже покупаем по рыночным ценам. Например, те же трактора, выпускаемые Минским тракторным заводом (МТЗ). На межгосударственном уровне, тем не менее, никаких споров по этим вопросам не возникает. Нашим сельхозпроизводителям тоже тяжело, но мы не спорим, а, чтобы облегчить им жизнь, ищем выход: через лизинг, через снижение ставок кредитования, другие вещи. Белоруссии тоже надо привыкать жить в рыночных условиях. Повторяю, именно это прописано в концепции внешней политики РФ: Союзное государство должно строиться на основе рыночных отношений. Без постепенного перехода к рынку развиваться невозможно: в конечном итоге мы не будем иметь конкурентной экономики.

Кстати сказать, торговаться до последнего - это в духе белорусского правительства. Но суть момента, думается, оно поняло правильно. Достаточно сказать, что Белоруссия наметила либерализацию экономики, и даже объявила о начале массовой приватизации государственной собственности. Это - огромные инвестиции, и если намеченное будет исполняться, то каких-либо серьезных угроз белорусской экономике я не вижу.

И еще один момент. Польша покупает сегодня газ по 320 долларов за тысячу кубометров. Украина - по 180. Белоруссия, как известно, - по 128. Разница существенная, а ведь мы, если называть вещи своими именами, единое Союзное государство еще не построили... Эта разница - не что иное, как субсидии Белоруссии со стороны России. Естественно, они сокращаются, но постепенно, по мере приближения Белоруссии к рынку. Взамен - кредиты. В прошлом году мы выдали Белоруссии кредит в 1,5 миллиарда долларов. Теперь речь идет еще о двух миллиардах. Кредиты - не субсидии: это уже другая, так сказать, кредитная история.

РГ: И последний вопрос. Как известно, Белоруссия принимает активные действия по сближению со странами Евросоюза. Не помешает ли это нашим интеграционным планам?

Суриков: Я бы не сказал, что предпринимаются активные действия. Белоруссия пытается хотя бы начать политический диалог с Западом. Никакой угрозы это движение России не несет, и мы не только его приветствуем, но и помогаем белорусским коллегам во всех европейских и международных структурах. Потому что прекрасно понимаем, как трудно развиваться, находясь не только в политической изоляции, но и экономической. Санкции США против концерна "Белнефтехим" - угрожающие. Я не говорю, что они большие по деньгам. Я о том, что это сигнал всему мировому бизнес-сообществу: "В Белоруссии опасно!" И бизнес на Белоруссию так и смотрит.

28 сентября в Белоруссии пройдут парламентские выборы. Если они в очередной раз не будут признаны на Западе демократическими, то к экономическим санкциям может присоединиться и ЕС, а это - основной рынок сбыта белорусской продукции. Поэтому Белоруссия допустила в избирательные комиссии представителей всех партий, в том числе и оппозиционных. Предполагается, что в выборах примут участие более ста оппозиционных кандидатов в депутаты. Победят или нет - другой вопрос. Но раньше этого не было.

Власть Работа власти Внешняя политика