Новости

21.08.2008 04:00
Рубрика: В мире

И танки наши быстры

Отражение грузинской агрессии в Цхинвале показало, что мы способны побеждать и старым оружием

Заместитель начальника Генерального штаба Анатолий Ноговицын признал, что операция в Южной Осетии выявила недостатки в техническом оснащении нашей армии и что выводы будут сделаны.

Генерал высказался кратко, но можно не сомневаться, что в тишине минобороновских кабинетов по итогам событий в Цхинвале будет проведен самый тщательный анализ оснащенности наших мобильных сил. Но первые итоги можно подвести и без привлечения военных аналитиков и стратегов. Достаточно посмотреть на факты.

Корреспондент "РГ" 9 августа оказался практически в передовых рядах колонны 58-й армии и видел все передвижения российской бронетехники через Рокский тоннель. Это были головные колонны 19-й дивизии, точнее 135-й полк из Нальчика и полк из Владикавказа. За ними уже днем 9 августа подоспели 70-й и 71-й полки знаменитой 42-й дивизии, дислоцированной в Чечне. Простой подсчет показывает, что гусеничной технике от Ханкалы до Владикавказа необходимо было проехать километров 130 и потом от Владикавказа до Цхинвала еще 170. То есть в целом около трехсот километров. Среднюю скорость бронетанковой колонны на марше можно оценить в 10 километров в час. По простору танки могут идти, конечно, и быстрее, но по узкому серпантину Кавказских гор скорость падала до минимума. Путем несложного деления можно понять, что нашим военным только на одну дорогу и время в пути требовалось больше суток. Учитывая сборы, приказы, время на постановку задач, сбор всех подразделений в одну колонну, наши подразделения должны были появиться в Цхинвале не раньше чем через три-четыре дня после начала грузинской агрессии. Скорее всего, на такое "запоздание" в появлении наших войск и был расчет у тех, кто затеял молниеносную войну против мирного города. Тем более что по боевым нормативам, которые большим секретом на назовешь, на перемещение и развертывание армии отводится от четырех до пяти дней.

Стремительный марш-бросок, который провели российские солдаты всего за сутки с небольшим, опрокинул планы агрессора захватить крошечную республику безнаказанно, не встречая отпора. Правда, эти героические скоростные качества нашей армии дались дорогой ценой. Спешка сказалась на многом. Многие солдаты, которые попадались на дороге, да и офицеры были без бронежилетов, голодные, невыспавшиеся, с полузаправленной техникой.

Но вот вопрос: почему война и вероломное нападение Грузии на Южную Осетию оказались для нас неожиданными? Военные, с которыми удалось переговорить, в один голос заявили, что грузины усыпили нашу бдительность. Обстрелы и провокации с грузинской стороны начались еще с 1 августа. Их тревожащий огонь по позициям наших миротворцев стал привычным и создал иллюзию, что и дальше все будет проходить в таком же вялотекущем режиме.

Может быть, и так, но где была наша разведка? Где были агентурные донесения наших спецслужб? Причем это не единственные вопросы, которые возникают после того, что довелось увидеть на Транскавказской магистрали.

При виде бесконечной, растянувшейся по всей длине трассы колонны от Владикавказа до Цхинвала возникало опасение: а что будет, если налетит вражеская авиация? Особой болевой точкой на этой войне оказалась связь. Фактически ее не было. Ни у военных, ни у миротворцев. Десятого августа в штабе миротворцев в Цхинвале я попытался узнать, какие потери они понесли. Офицер - оперативный дежурный долго жал на видавшую виды тангенту допотопной рации. Связи с блокпостами не было. Та же обстановка была и в войсках. Я уж не говорю о том, что в грузинских подразделениях, как потом выяснилось, широко применялись эффективные рации Кенвуд и другие закрытые виды войсковой связи.

Из-за этого нередко передвигавшиеся подразделения не знали элементарного - где искать собственных командиров и штаб, где и в какой местности они находятся. Команды зачастую передавались устно по колоннам "цыганской почтой". Офицеры выясняли обстановку у знакомых из других частей.

Еще одна беда, с которой столкнулась наша армия в Южной Осетии, - очевидная старость нашей техники, которая привела к множественным небоевым потерям. У давно отслужившей свое бронетехники, помнившей еще Афганистан, лопались трубопроводы, отказывали тормоза и рулевое управление. Были случаи, когда машина вместе с экипажем сваливалась с дороги либо перекрывала все движение, создавая пробку. При виде каждого сломанного танка или бронетранспортера сам собой возникал вопрос: а где все те разработки, которые с успехом показывают на выставках и продают в другие страны? Где, например, 8 вертолетов Ми, "Ночной охотник", которые два года назад были закуплены для Российской армии? Ни одного в небе Цхинвала не было видно. Ночью авиация вообще не летала. Так же как не воевала и сухопутная армия, потому что приборов ночного видения катастрофически не хватало. Застиранная до белизны форма солдат настолько выцвела, что ее уже не назовешь камуфляжем. Человек в ней виден за версту. А снайперов с грузинской стороны хватало. Отдельный вопрос - о современных системах радиоэлектронной борьбы, которые смогли бы воспрепятствовать грузинскому спецназу успешно и загодя устроить засаду на нашу колонну с командующим 58-й армии Хрулевым во главе.

К чести наших солдат и офицеров, все эти накладки не повлияли на тот высокий настрой, с которым наши миротворцы выступили против грузинских агрессоров. Я много встречал там совсем молодых бойцов и безусых лейтенантов, которые не пугались, не ныли, не жаловались на командиров. Была не высказанная словами, но ощутимая уверенность в своей правоте, в том, что миссия спасения будет победной.

В мире экс-СССР Южная Осетия Русское оружие Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны Генштаб ВС РФ Годовщина войны в Южной Осетии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники